Ельцин в Челябинске. Выдать зарплату, закончить войну, а водку не трогать...

Ельцин в Челябинске. Выдать зарплату, закончить войну, а водку не трогать...

Коммерсант, №025 от 17 февраля 1996 года, ГЕОРГИЙ Ъ-БОВТ,  ГЕРМАН Ъ-ГАЛКИН

"Если будет такой кандидат, который все пустит насмарку — приватизацию ликвидирует, жилье приватизированное отберет, дома отберет, землю отберет, заводы и акционерные общества национализирует, то это будет второй 1917 год. Кому он сейчас нужен? Никому не нужен. России он не нужен, потому что после этого России уже не подняться". Слова, сказанные Борисом Ельциным в Челябинске, красноречивы: президентская кампания берет высокие ноты уже на самом старте. Отправляясь в четырехмесячный поход против коммунизма, президент России пытается сегодня убедить избирателей в том, во что давно уже уверовал сам: кроме него, больше некому.

        В Челябинске тоже холодно, как и в Екатеринбурге, который президент покинул позавчера вечером. Встречали, пожалуй, чуть спокойнее, чем в родном городе. Микроэксцессов было немного. Маленькие коммунистические пикеты в центре города (человек по пятьдесят) ничем оригинальным не блеснули: "Ограбил страну", "Убирайся" и так далее. Все думали, что будет даже хуже — не родина все-таки. Особенно бурного народного ликования по случаю приезда главы государства, впрочем, тоже не наблюдалось. Вообще же президент, в отличие от Екатеринбурга, где он сильно промерз и простыл, был в хорошей физической форме. За ночь его как-то на ноги поставили. С людьми разговаривал чрезвычайно уверенно, сумев переломить их сильный первоначальный критический настрой. 

       Основных пунктов посещения было четыре: областной Центр делового сотрудничества (аудитория — предприниматели и местный директорат), Челябинский трубопрокатный завод (рабочие и служащие), облдума (местная бюрократия и власть), наконец, центральная улица и центральный гастроном города (население в целом). Соответственно определились и темы: экономика в целом, зарплата и безработица, ассортимент товаров в магазинах — при большевиках и после. 

       В ходе часового выступления перед предпринимателями президент объявил о начале третьего этапа экономических реформ. "Столь широкий валютный коридор нам не нужен, не надо пугать экспортеров", — сказал президент. 

       Не сказал, правда, что "расширение коридора" может помочь не только экспортерам, но и бюджет выправить по итогам раздачи предвыборных обещаний. Расширять коридор планируется летом. Будет подготовлен указ о земле (подготовкой займется вице-премьер Заверюха), будет сокращено число комбанков, которых сейчас более 2,5 тысяч. Будет продолжена приватизация (но Чубайса сняли правильно: "Страна получила от приватизации в Москве 6 трлн рублей, а вся Россия — лишь 8 трлн"). А потому спор между Чубайсом и Лужковым — какую систему применять — выиграл Лужков. Примерно через неделю обманутым вкладчикам числом более 25 млн обещано подписание указа об их защите. Решено выпустить облигации "недорогого займа, чтобы государство, с одной стороны, имело прибыль, но одновременно могло брать на содержание тех, кто потерял свои вклады в обанкротившихся банках". Ну и, наконец, об инвестициях: по словам президента, именно 16 июня будет определено, потекут ли в Россию капиталы, или они начнут убегать из России. Заявив бизнесу и капиталу, что он верит в поддержку с их стороны, президент России отправился на ЧТЗ. 

       На трубопрокатном, где президента прождали минут сорок, его, надо сказать, сначала встретили прохладно. Но Ельцин был настроен решительно, можно даже сказать — по-революционному. Антураж тому способствовал: импровизированная трибуна была смонтирована в кузове грузовика, а броневик или танк, как известно, обладают большим воодушевляющим воздействием, особенно на Ельцина. "Реформа идет вперед", — напомнил он. Инфляция за год снизилась с 26% в месяц до 3,5%. Жилья построено на 10% больше, чем год назад. Под будущее жилье обещан указ о долгосрочных ссудах, чтобы дома в рассрочку можно было покупать. Пособия на детей? Задолженность? В ответ на выкрик из зала (а выкрикивали, надо сказать, много): "Дети — это святое, тем более не такие большие суммы". Всего-навсего 10 млрд рублей по области. К марту все решится — за счет федерального бюджета, разумеется. Потребительский рынок наладился, теперь и зарплата начнет расти по отношению к ценам. Бурные, продолжительные аплодисменты. 

       Борис Ельцин в Челябинске признал, что война в Чечне была ошибкой. И к выборам обещал ее закончить. Новый момент: возможно, федеральные войска будут выведены к границам Чечни, чтобы, с одной стороны, не дать дудаевцам разбойничать по соседству, а с другой — в случае чего пресечь "резню" внутри Чечни. "Если полностью вывести армию из Чечни, то бандиты перережут мирное население. Не остановятся на этом, пойдут на Дагестан, Карачаево-Черкессию, другие республики Северного Кавказа и захватят их. Это допустить нельзя". 

       А тем, кто уже успел позабыть о ныне восстановленном потребительском рынке 6-7-летней давности, президент напомнил — непосредственно в Центральном гастрономе. И про леденящий душу вид пустых прилавков, и про двухкилометровые очереди за водкой. Президент России, кстати, хорошо усвоил печальный опыт своего советского предшественника Михаила Горбачева: "Некоторые вот говорят, что водка слишком дешевая, предлагают цены повысить, но я не решаюсь". Так увлекся реминисценциями, что задержался на полчаса. Потом оправдывался в следующем пункте посещения: "Не мог же я вот так просто людей послать". И у некоторых, видевших Ельцина в Екатеринбурге и Челябинске, закрадывалась мысль: "А ведь если он и дальше в таком духе продолжит, то, может, и выиграет..."