Эксперименты

Эксперименты

Ksenadokhova

На протяжении последних 7 лет я постоянно экспериментирую.

Эти эксперименты настолько разнообразны, что мне вряд ли удалось бы их классифицировать. У меня были эксперименты с религиями и питанием, с режимом дня и следованием различным течениям. Я попробовала все, начиная от целеполагания и тайм менеджмента, заканчивая тантрическим сексом и соционикой.

Приобрела ли я что-то ценное? Определённо да. 

Стала ли я счастливее? Конечно нет.

И да, речь пойдёт о стагнации, антиутопии и депрессии. Потому что сейчас так и есть - я в полной жопе.

Почему вдруг?

Потому что у меня новый эксперимент. Эксперимент над собой - тяжёлый и беспощадный. Он заключается всего лишь в одной фразе - больше никаких экспериментов.

Пробовали такое?

Я - никогда.


Стоит заметить, что жизнь от сердца в 99,9% случаев - это профанация. Тысячи и тысячи методик учат как, когда и что именно нужно делать, чтобы максимально правильно чувствовать себя, свою душу, своё сердце, своё тело... или что там ещё.

Йога, например. Йога говорит о внутренней гармонии, о здоровом теле и здоровом духе. О том, как быть умиротворенным и слушать Мир. Йога говорит - будь гармоничным и чувствуй себя. Но что, если однажды тебе больше не захочется заниматься йогой? А захочется, например, танцевать латино? Искать гармонию в новом или подождать, пока снова не припрет повторить парочку асан?

И да, вы можете говорить, что для истинно-гармоничного человека гармония есть во всем. Сама жизнь - это танец, который ты танцуешь каким-то особым образом.

Просто... танцуй?



Мы в экспериментах каждый день. Мы завязли в них, как в богах. Религию можно понять, но разве все остальное в нашей жизни - это не те же самые боги?

Просто одни поклоняются Шиве, вторые деньгам, а третьи семье.

Каждый день мы кладём себя на лабораторный стол, чтобы перекроить, урезать, добавить, зашить и сотворить немного новый образец. Каждый день мы стремимся сделать что-то, чтобы улучшить себя. Закончив одну операцию, мы приступаем к другой. Потом к следующей. До бесконечности.

Пост, качалка, аскеза, дыхательные практики, туризм, брак, рождение детей, молитва, вторая работа, тренинги, вебинары, творчество, церковь, отпуск.

Мы совершаем какие-то манипуляции, чтобы с нами что-то произошло.

Плохое настроение - в кино. Устал от работы - в отпуск. Агрессивный - пошёл в СПА. Поправился - на диету. Не заладились отношения - начнём работу над ними.

Мы знаем, что от улучшений жизнь не станет идеальной. Но верим, что от самого процесса изменений, нам станет лучше.

Когда нам плохо, мы говорим - "это такой период, я стараюсь".

Когда хорошо, мы ищем эксперимент, благодаря которому нам стало лучше, и бросаем все силы на усиление этого.

Нам всегда будет нужна программа, следуя которой, мы можем жить.


Религия идеальна. У религии уже есть и ответы на все вопросы, и идеология и процесс. От покаяния до греха, от молитвы до самобичевания. Все прописано. Можно просто жить внутри неё, следуя от станции к станции и по пути говорить себе про "неудачный период" или "благочестивый этап". С религией хорош, не так ли? Любое состояние тела и духа можно идентифицировать. Потом снова положить себя на операционный стол и что-то подправить.

Это невероятный плюс истинной веры. Это как большой толковый словарь человека.

Ты никогда не найдёшь ответов, если веришь истинно. Вера высоко. Она вообще не для твоих вопросов.


Потому что мы на пути. С него нельзя свернуть. И потому что "своих не бросают". (Не смешно)

Всю жизнь мы вынуждены держать при себе парочку "смыслов жизни", чтобы не дай бог не остаться наедине с собой.

Вот вечер. Я тихо сижу на кухне в компании собственных экспериментов. Видите, у меня в руках книга о Сантерии, а на столе седативный чай и сыроедческие пирожные. И да, я могла бы захотеть другой чай сегодня, но... Я больше не знаю, чего хочу, я просто уже год экспериментирую с седативными чаями.

Понимаете, о чем я? Или нет...


Почти никому не нравится быть с собой. Не потому, что мы ужасны в своей истинности (хотя, бывает и так), а потому что мы слишком отвыкли. С какого примерно возраста мы начинаем крошить себя и менять себя? Со школы? Или лет с трёх?

С того момента, когда в черепной коробке впервые раздаётся голос, настаивающий на своём? Как в фильме "револьвер". Что бы ни говорил этот голос, смысл всегда один - "ты недостаточно хорош, потому что..."

И мы начинаем меняться. И мы будем делать это, пока не умрем. Мы не помним, какими пришли в Мир и какими были до эксперимента.


Это все похоже на фантасмагорию. Никогда не угадаешь, что правда, а что ложь.

Люди больше не могут быть одни, наедине с собой. Нам обязательно нужно привязать любую минуту праздности к чему-то полезному. Оставшись в одиночестве, мы стараемся избавиться от этого в ту же секунду. Мы включаем телевизор, берём книгу или телефон, начинаем медитировать, начинаем "думать о высоком". Мы будто обязаны что-то делать всегда. Что будет, если не делать всего этого? Если не делать ничего?

Нам страшно, потому что мозг думает, будто бездействие - это смерть.

Но смерть - это только смерть. Ничто другое смертью не станет.


Тысячи методик. Сотни терапий. Миллионы занятий. Только бы делать с собой что-то и улучшать, улучшать, улучшать себя до изнеможения.

Однажды ты спросишь себя - кто я?

Кто я? Кто я?

Ну, и кто ты?

Важно ли это? Конечно. Конечно важно, человек.

Но, знаешь что, скорее всего, тебе не понравится ответ. Мне вот точно не понравится.

То самое "я", которое с детства подвергается насильной модернизации... То самое "я", что мы режем в клочки и сшиваем заново... То "я", что мы каждый день заставляем что-то делать, что-то говорить, как-то реагировать...

Разве можно кромсать животное изо дня в день и думать, что оно станет благодарить за это? "О, спасибо, мистер! Какая удача, что вы отрезали мне заднюю лапу. Большое спасибо, сэр. Так гораздо красивее".


Люди не знают кто они. И не узнают никогда. Мир похож на цирк уродов, а когда однажды нам встречается более или менее "не урод", мы начинаем вопить об ангелах и кричать "научи!". Этому не научишь. Не-а, никогда.

Если говорить на примерах, то вот вам пример:

Я не знаю, кто я. Но мне очень нравятся мыши-полевки. Они маленькие, юркие и запасливые. У них блестящие глаза-бусинки и смешно подёргивается носик.

И я учусь, учусь всю жизнь вот так же вставать на задние лапки и дёргать носом, улавливая запах врага. Получается плохо, мне больно и некомфортно. Но мне нравятся мыши-полевки, и я к своей цели иду.

Условия не изменились. Я по прежнему не знаю кто я.

Но что, если я африканский буйвол? Как думаете, сколько кусков плоти мне предстоит отрезать, прежде чем влезть в нору?

Из такого количества мяса можно сделать шашлык для целого легиона, полагаю.

Стану ли я в конечном счёте мышью? Нет.

Стану ли я похожа на мышь? Нет.

Будут ли другие мыши верить, что я мышь? Конечно, нет.

Что сделает буйвол? Скорее всего, уничтожит меня, оставаясь буйволом до конца дней (...)