Джон Донн — Годовщина

Джон Донн — Годовщина

https://t.me/stihotvor


Все короли со всей их славой,

И шут, и лорд, и воин бравый,

И даже солнце, что ведет отсчет

Годам, — состарились на целый год.

С тех пор, как мы друг друга полюбили,

Весь мир на шаг подвинулся к могиле;

Лишь нашей страсти сносу нет,

Она не знает дряхлости примет,

Ни завтра, ни вчера — ни дней, ни лет,

Слепящ, как в первый миг, ее бессмертный свет.


Любимая, не суждено нам,

Увы, быть вместе погребенным;

Я знаю: смерть в могильной тесноте

Насытит мглой глаза и уши те,

Что мы питали нежными словами,

И клятвами, и жгучими слезами;

Но наши души обретут,

Встав из гробниц своих, иной приют,

Иную жизнь — блаженнее, чем тут, —

Когда тела — во прах, ввысь души отойдут.


Да, там вкусим мы лучшей доли,

Но как и все — ничуть не боле;

Лишь здесь, друг в друге, мы цари! — властней

Всех на земле царей и королей;

Надежна эта власть и непреложна:

Друг другу преданных предать не можно,

Двойной венец весом стократ;

Ни бремя дней, ни ревность, ни разлад

Величья нашего да не смутят …

Чтоб трижды двадцать лет нам царствовать подряд!

Джон Донн

Перевод Г. М. Кружкова


John Donne — The Anniversary

All Kings, and all their favourites,

All glory of honours, beauties, wits,

The sun itself, which makes times, as they pass,

Is elder by a year now than it was

When thou and I first one another saw:

All other things to their destruction draw,

Only our love hath no decay;

This no tomorrow hath, nor yesterday,

Running it never runs from us away,

But truly keeps his first, last, everlasting day.


Two graves must hide thine and my corse;

If one might, death were no divorce.

Alas, as well as other Princes, we

(Who Prince enough in one another be)

Must leave at last in death these eyes and ears,

Oft fed with true oaths, and with sweet salt tears;

But souls where nothing dwells but love

(All other thoughts being inmates) then shall prove

This, or a love increasèd there above,

When bodies to their graves, souls from their graves remove.


And then we shall be throughly blessed;

But we no more than all the rest.

Here upon earth we’re Kings, and none but we

Can be such Kings, nor of such subjects be;

Who is so safe as we? where none can do

Treason to us, except one of us two.

True and false fears let us refrain,

Let us love nobly, and live, and add again

Years and years unto years, till we attain

To write threescore: this is the second of our reign.

John Donne (1572-1631)