Дочь Монтесумы. Сердце Мира

Дочь Монтесумы. Сердце Мира

Генри Хаггард

XI
Рассказ Зибальбая

Когда мы немного успокоились и подкрепили свои силы, я, видя, что у нас есть возможность в тот же вечер двинуться в путь, обратился к Зибальбаю:
– Месяца два тому назад ты послал Моласа, который погиб ради нас, к тому из индейцев, которого они признают Хранителем Сердца. Твой посланный странствовал по суше и по морю и наконец передал твое поручение!
– Кому?
– Мне, так как именно я и есть тот человек, которого вы ищете, и я с моим товарищем пустился в путь, испытав много опасностей!

– Докажи это! – предложил Зибальбай и стал задавать мне наши тайные вопросы, на которые я давал условленные ответы. – Ты очень сведущ, – сказал он наконец, – но если ты действительно Владыка Сердца, открой моим глазам тайну!
– Нет! Ты искал меня, а не я тебя. Моласу ты показал символ. Покажи его и мне, до тех пор я ничего не сделаю!
Он подозрительно посмотрел на меня и сказал:
– Тебя я испытал, эта женщина – моя дочь, знающая всю тайну. Но этот белый? Имею ли я право открыть Сердце перед ним?

– Имеешь, потому что этот белый человек – мой брат, и мы одно целое до самой смерти. Он также посвящен в наше Братство и одно время был даже Хранителем Сердца и Владыкой, когда я, опасаясь смерти, передал ему нашу тайну. Его уши – мои уши, его уста – мои уста. Говори нам обоим, как одному, или промолчи обоим!
– Так ли это? – спросил Зибальбай сеньора, делая знак Братства.
– Да, так! – отвечал мой друг, повторив условленный знак.

– Тогда я буду говорить во имя Сердца! И горе тому, кто выдаст сказанное ему! Подойди сюда, дочь моя, и дай мне то, что я отдал тебе на хранение!
Майя засунула руку в густые пряди волос и передала отцу какой-то предмет.
– Это ли ты хотел видеть? – спросил он, показывая мне талисман при свете заходящего солнца.
Я взглянул: перед моими глазами была недостающая половина того, что перешло ко мне от предков.

– Кажется, это оно, если только глаза меня не обманывают! А ты не за этим ли пришел так далеко? – спросил я Зибальбая, снимая с шеи свою половину разбитого Сердца.
Старик внимательно сравнивал обе половины. Лицо его все больше и больше прояснялось, и, обращая свои взоры к небу, он с умилением проговорил:

– Благодарю тебя, безымянный бог моих отцов, что ты направил мои стопы по истинному пути. Пошли славное окончание так славно начатому! – Потом он опять повернулся ко мне: – Теперь, когда День и Ночь снова соединились, должно засиять новое Солнце, Солнце славы нашего народа. Возьми обратно свое, а я оставлю у себя свое, потому что они не здесь должны быть соединены. Теперь слушайте, братья мои, мой рассказ, который будет краток, так как мои слова станут ясны, когда ваши глаза увидят должное, а если нет, то чем меньше сказано, тем легче оно забывается. Быть может, вы слышали уже сказание о древнем невидимом городе, последнем убежище народа, еще не завоеванном белыми людьми, таинственном святилище истинной веры наших отцов, дарованной им божественным Кукумацем, иначе именуемым Кветцалом?

– Да, мы слышали об этом и хотим попасть в этот город, – ответил я.

– В таком случае в нас вы нашли проводников в этот город, в котором я состою наследственным касиком и верховным жрецом, а моя дочь – единственная наследница. Я вижу, вы удивляетесь, как это мы, люди такого положения, странствуем одни, как нищие, по земле белых людей?.. Слушайте! Сердце Мира, самый древний и великолепный город, был некогда столицей всей здешней страны, от моря до моря, его стены были возведены одним из двух братьев, к которым перешел престол Кукумаца. Между ними возникла междоусобная война, и они разделились. В давние времена власть Сердца Мира была так велика, что все города, развалины которых нам здесь встречаются, были его данниками. С течением времени сюда стали проникать орды варваров, и постепенно он утрачивал свои владения, но враги никогда не могли добраться до стен самого города, и он всегда оставался гордым и независимым!

Сам город расположен на острове, посреди большого озера, но многие тысячи его подданных жили в окрестной стране, обрабатывая поля и добывая золото и драгоценные камни. Так прошло двенадцать поколений, когда до города дошли слухи, что пришлый белый народ явился завоевателем и что он убивает жителей и грабит их имущество. Дошло также известие, что эти люди, узнав о сказочных богатствах Сердца Мира, решили завоевать и этот город. Правящий тогда касик, удостоверившись в этих слухах, собрал совет старейшин и, выслушав оракула богов, решил, что все жившие вне города должны быть созваны в самый город, чтобы не было никого, кто бы мог указать путь к нему. Так и было сделано: пришельцы несколько лет возобновляли свои поиски, но безуспешно, и тогда они пришли к заключению, что все сообщения о Сердце Мира не более чем сказки. В городе из-за скученности населения появилась страшная болезнь, которая унесла столько жертв, что наконец всем оставшимся в живых было достаточно простора. Последствием этого всего было то, что детей рождалось очень мало. Но закон о том, что никто под страхом смерти не может искать себе ни мужа, ни жены вне города, остается в полной силе и теперь. В наши дни число жителей достигает всего нескольких тысяч человек, тогда как раньше население исчислялось многими десятками тысяч. И вот я, Зибальбай, правящий городом с юных лет, увидел, что еще через несколько поколений прирост совершенно прекратится и наш славный город будет пустыней и обширным кладбищем. Но до нас до

Я ответил, что сделаю это, но тут заговорила моя дочь, сказавшая, что и она пойдет со мной, что они и ее не имеют права задержать. Все молчаливо согласились, только один голос раздался против – моего племянника, который был обручен с моей дочерью. Не так ли, Майя?
– Да, это было именно так! – подтвердила девушка с улыбкой.

– Короче говоря, после моего решения и согласия отпустить со мной дочь мой племянник Тикаль был назначен править страной вместо меня в качестве моего заместителя впредь до моего возвращения. В назначенный день отъезда множество знатных и простых людей провожали нас по ту сторону озера и даже дальше целый день – до тайного прохода через горы. Они заливались слезами, считая, что, по нашему безумию, мы идем на верную смерть.

Мы одни перешли через горы и пошли по старой дороге, по пустыне, пока не добрались до этого самого места, где теперь сидим. Остальное вам уже известно, и я не стану рассказывать. Вот все, что я могу о себе сообщить. Позвольте мне, в свою очередь, узнать о вас и ваших планах!
Тогда я пересказал Зибальбаю все, что касалось меня, то же, что я написал для вас, сеньор Джонс, в начале своего рассказа.
– Ты говоришь слова, которые находят путь к моему сердцу. Но я хотел бы знать, как это исполнить?

– С твоей помощью, – ответил я. – У нас здесь есть люди, но у меня нет золота, чтобы их вооружить, а от тебя я слышал, что у вас много золота и нет людей. Поэтому я прошу частицу твоих богатств, и я подниму весь народ!

– Иди со мной в нашу страну, и ты получишь все, что хочешь! Брат мой, у нас с тобой одна цель, и судьба недаром свела нас с разных концов. Пророчество истинно, и мой сон был правдив: скоро в священном храме соединится Сердце и исполнится воля Неба! Я недаром прожил свой век и на старости испытал насмешки людей. День и Ночь теперь сошлись. Дай мне руку, и поклянемся оба, что мы приложим все наши силы к исполнению пророчества! О Небо, благодарю тебя!

С этими словами он отошел и стал молиться. Ко мне обратился сеньор, до этого все время внимательно слушавший:
– Все это очень хорошо, Игнасио, но я думаю, что есть вещи более важные, чем возрождение индейского народа. Завтра, не позже чем послезавтра, люди отправятся на поиски убитых. И естественно, что нас станут преследовать. Надо прежде всего подумать о собственном спасении!

– Я предлагаю, сеньор, на рассвете выступить в путь. У нас есть три мула, и это очень облегчит дорогу. В дремучем лесу трудно напасть на наш след, а у нас на три дня больше времени, чем у наших преследователей!
– Скажите, Царица Сердца, вы знаете дорогу?

– Да, знаю, – ответила Майя на мой вопрос. – Но прежде чем мы вступим на нее, я должна вас предупредить, чтобы вы не подумали, что мы злом заплатили за спасение наших жизней. Вы слышали слова моего отца. Он говорил правду, но не всю. Он правит этой страной, но среди знати есть много недовольных его правлением, подчас суровым и деспотичным. Вот почему знатные и согласились отпустить его на поиски для исполнения пророчества, в которое никто из них не верит. Они были уверены, что он погибнет в пустыне или на чужбине.

– Почему же они отпустили вас, его наследницу?
– Потому что я этого захотела. Я люблю своего отца и считаю, что должна быть рядом с ним даже в опасности. Я должна еще сказать, чтобы не утаивать ничего, что ненавижу свою страну и того человека, за которого должна выйти замуж. Я была рада уйти хоть на время…
– А этот человек тоже ненавидит вас?

– Нет! Но если он и любит меня, мне кажется, что еще больше он любит власть. Если бы я осталась, то вместо отца правила бы страной и Тикаль был бы ближайшим к трону, но не на троне. Вот он и согласился на мой уход… Из вашей беседы с отцом я знаю, что вы решили сопровождать его. Я этому радуюсь по многим причинам, но предпочла бы, чтобы мы встретились в другом месте. Вы ищете золото, чтобы исполнить пророчество, и время для этого должно наступить, когда соединятся обе части Сердца в назначенном месте?

– А разве вы не верите этому пророчеству?
– Я этого не говорила. Конечно, удивительно, что, повинуясь сну, отец нашел то, что было утрачено много веков назад. И все-таки я признаюсь, что не верю в жрецов, видения и богов, которых, кажется, несколько! – сказала Майя, указывая рукой на языческий храм и его жертвенники. – А вы – последователи веры, неизвестной мне!
– Мы исповедуем истинную веру! – возразил я.

– Может быть! Но я не знаю, как отнесется к этому наш народ. Идите с нами, если желаете, но будьте осторожны. Наш народ завистлив, даже имя чужеземца ему ненавистно. Немногие достигали нашего города, но из них разве только одному или двоим удалось бежать. Они не желают никаких перемен, а о внешнем мире очень мало знают. Я думаю, как наши люди примут новое учение. Все их стремления ограничиваются продолжением старого строя предков. А теперь, сеньор, вам надо решить: последуете ли вы за нами в город Священных Вод или повернете к морю и забудете встречу со странствующим врачом и индейской девушкой!

Я внимательно слушал слова девушки и понимал: она думает, что, связавшись с ними, мы идем навстречу гибели.

– Госпожа моя, – ответил я ей, – возможно, что там ожидает меня смерть, но в последнее время я слишком часто смотрел ей в глаза, чтобы закрывать их сейчас. У меня есть великая задача, которую я должен выполнить, насколько позволят мне мои слабые силы. Будь что будет, но я последую за вашим отцом. Совсем в ином положении мой друг. Он слышал ваши слова, а я ему и раньше говорил, что не ожидаю ничего хорошего от нашего путешествия. Теперь, если он послушается вашего и моего совета, то наутро мы с ним расстанемся. Он пойдет своим путем, а мы – своим!

– Вы слышали? – спросила его Майя. – Что вы скажете, белый человек?
Я заметил, что она с тревогой ожидала его ответа, а сеньор, смеясь, произнес:
– Да, леди, я слышал и почти не сомневаюсь, что сложу свои кости в вашей стране. Я уже давно решил, что буду содействовать возрождению индейского племени или какого-либо иного. Я слишком ленив, чтобы менять свои мнения. А после происшествий сегодняшнего дня даже не знаю, что опаснее – оставаться или идти с вами?

– Я рада, что вы решаетесь и делаете это по своей доброй воле, – с улыбкой сказала она. – Пусть наш путь будет удачен! А теперь нам пора отдохнуть, чтобы выступить на рассвете.
Наутро мы отправились в путь, пользуясь двумя мулами для езды, а на третьего навьючили провиант и бурдюки с водой. Радость мою омрачало только сожаление покинуть место, где ради нас всех погиб благородный Молас.

Мы решили избегать населенных мест и держаться леса. Ружья давали нам возможность стрелять птиц и тем пополнять запасы пищи. Через несколько дней силы вернулись к нам, даже к Зибальбаю, хотя он больше других пострадал от мексиканца.

Неделю спустя мы уже покидали безлюдные пределы Юкатана и готовились вступить в sierra – пустыню, за которой лежали горы. Наши спутники довольно точно помнили пройденный путь, сверяясь по взятой ими старинной карте, составленной еще во времена индейского владычества. На эту карту были нанесены все дороги, которые разрезали страну по всем направлениям. Теперь эти пути заросли деревьями, местами их занес песок, но спустя некоторое время, в точности следуя карте, мы опять находили следы пути и по встречавшимся развалинам могли даже проверить показания карты относительно бывших некогда здесь городов и храмов.

Сеньор Стрикленд постоянно расспрашивал нас обо всех этих древностях, о старинных преданиях и обычаях, а Майя интересовалась нашей страной и дальней родиной сеньора. Когда я наблюдал за ними в течение нескольких недель, во время пути или долгих стоянок в полуденные часы, мне казалось, что сеньор – фанатичный последователь старины, Майя же – современная девушка, а не дочь умирающего народа.

– Я не понимаю, что вы находите интересного в этом? Я так ненавижу подобную жизнь. Моя родина – это настоящее кладбище, и люди там ничего сами не делают. Они получили все готовое от предков и теперь только едят, пьют, спят и интригуют друг против друга. Если бы было иначе, неужели они не искали бы обновления своего образа жизни, как это делает дон Игнасио? Мы отжили наше время, и нас ожидает неизбежная смерть. Пока я еще молода, я готова навсегда отвернуться от этого мертвого народа и жить среди людей, у которых есть настоящее и будущее.

Сеньор старался отшутиться, что смерть лучше жизни, что прошлое лучше настоящего, но она все больше и больше интересовалась нашей жизнью, расспрашивая о ней сеньора и меня. Она хотела знать всю историю земли, и ничто не могло ей наскучить. Она задавала вопросы о вере, обычаях и нравах разных народов. И у меня ни разу не повернулся язык сказать правду о женщинах нашего света: так чиста была душа этой девушки.


Все материалы, размещенные в боте и канале, получены из открытых источников сети Интернет, либо присланы пользователями  бота. 
Все права на тексты книг принадлежат их авторам и владельцам. Тексты книг предоставлены исключительно для ознакомления. Администрация бота не несет ответственности за материалы, расположенные здесь