Дочь Монтесумы. Сердце Мира

Дочь Монтесумы. Сердце Мира

Генри Хаггард

X
Смерть Моласа

Наши новые спутники очень устали, и нам пришлось их поддерживать. Сеньор вел за руку нашу проводницу, а сзади шли мы с Моласом, взяв Зибальбая под руки с обеих сторон. Время от времени мы останавливались, чтобы передохнуть; было вообще удивительно, как они еще могли передвигать ноги, так как дон Педро пять дней почти не давал им пищи, желая голодом вынудить их раскрыть тайну. Ему, вероятно, это удалось бы, или, по крайней мере, они умерли бы от истощения, если бы не запас смеси из листьев, муки и толченого сухого мяса, соединенных еще с другими веществами. Зибальбай знал этот индейский рецепт и пользовался им, проходя большие пустыни. Питательная сила этой смеси так велика, что достаточно небольшого шарика, чтобы в течение целого дня поддерживать силы человека даже при тяжелой работе. Но, в сущности, это скорее возбуждающее средство, чем питательное. Поэтому наши спутники, даже спасаясь от неминуемой опасности, старались сорвать попадавшие под руку колосья и наполняли рот полузелеными зернами.

В девственном лесу чаща была так густа, что лучи солнца почти не проникали к нам; толстые стволы деревьев были переплетены кустарником и вьющимися растениями, так что местами мы с большим трудом двигались вперед. В листве ютился сонм разнообразных птиц, одурявший нас несмолкаемым гомоном голосов. Внизу, на земле, кишели массы различных насекомых, а вдали изредка раздавался глухой треск ломавшихся под чьими-то тяжелыми шагами сухих ветвей.

Часа через два мы добрались до небольшой речки. Зибальбай в полном изнеможении опустился на песчаный берег, а Майя уселась на небольшом камне, опустив уставшие ноги в воду, которая несколько успокоила их. Движением руки она подозвала к себе сеньора и, посторонившись, чтобы дать ему место рядом, спросила:
– Как ваше имя, белый человек?
– Джеймс Стрикленд, леди!

– Джеймс… Стрик-ленд! – повторила она с некоторым затруднением. – Благодарю вас, Джеймс Стрикленд, за спасение моего отца от мучений, а меня от позора. И за это ваше деяние я, Майя, Царица Сердца, которой многие служат, буду вашей вечной слугой!
– Вам надо благодарить моего друга, дона Игнасио! – сказал он, указывая на меня.
Она несколько мгновений пристально смотрела на меня и потом произнесла:

– Я благодарю также и его, но вас еще больше, так как вы избавили меня от того ненавистного человека и спасли нас!
– Еще рано благодарить, леди, – ответил сеньор, – мы далеко еще не в безопасности!
– Теперь я почти не боюсь, – возразила она равнодушно, – наше пристанище недалеко, да и как они могут найти нас в этом дремучем лесу?.. Но слушайте! Что это такое?
До нас донесся отдаленный лай.
– Вот как они найдут нас! – ответил сеньор. – Нам нельзя терять ни минуты… Куда идет эта дорога?

– По берегу реки вниз!
– Следовательно, нужно войти в воду и пойти руслом. Собаки потеряют наш след, и мы будем в безопасности, прежде чем нас настигнут. Другого выхода нет!

Мы так и сделали: пошли с той скоростью, какую позволяла слабость Зибальбая. К счастью, река была не очень широка и глубока, но иногда мы с трудом могли держаться на ногах при таком быстром течении. Дважды мы пускались вплавь, не смея выйти на берег и в то же время опасаясь сделаться добычей аллигаторов. Целый час мы двигались по воде. Наконец Майя остановилась и предложила выйти на берег, так как здесь был поворот к спасительному убежищу. Это придало нам бодрости, но мы все-таки были вынуждены на руках нести Зибальбая: он совершенно выбился из сил. Вскоре перед нашими глазами появился высокий, заросший деревьями холм, на вершине которого высились полуразрушенные стены большого каменного здания.

– Мы дошли, – сказал Зибальбай, – а вот и лестница наверх!

Мы стали осторожно подниматься, потому что ступени, большие и широкие, не везде лежали достаточно прочно. Молас нес Зибальбая на спине, так как тот не мог подняться сам. Над верхней площадкой еще уцелела часть большой арки, которая, по-видимому, некогда высилась над фронтоном здания, но часть ее свода была соединена с общей стеной сильно потрескавшимися плитами; скреплявший их цемент местами выпал, и вся эта каменная громада точно висела в воздухе, окутанная зеленью и плющом.

С верхней площадки Майя провела нас в отдельную комнату, каменные стены которой были украшены высеченными из камня изваяниями змей, пол был устлан деревянными досками. В одном углу, прикрытые плащом,
serape
, находились несколько отравленных дротиков, глиняный горшок для варки пищи и кинжал, подобный тому, которым сеньор убил Хосе, а также небольшое количество сушеного мяса и теста из муки.

– Все осталось в целости, – сказала Майя, – сядем и подкрепим наши силы едой, чтобы быть крепкими для встречи с опасностью!
– Я думаю, что преследователи оставили нас в покое, – заметил сеньор.

– Вы плохо, видно, знаете этих людей, – ответил я. – Они должны догнать нас ради собственной жизни, а дон Педро должен еще отомстить за смерть сына. Вся надежда на то, что мы скрыли свои следы в реке или что полуденное солнце осушило место, где мы вышли на берег, и собаки не почуют нас. Но я опасаюсь обратного, так как земля под деревьями была влажная!
– Что же нам делать? Переждать здесь или двигаться дальше?

– Сеньор, у нас нет выбора, потому что нельзя бросить здесь Зибальбая и его дочь. К тому же здесь легче защищаться, чем в лесу, без всякого прикрытия. Тем не менее, нам нужно приготовиться к худшему!
– Нам нечего и готовиться, так как нечем защищаться, кроме ножей. Порох отсырел, и мы не можем даже воспользоваться нашими револьверами. Если на нас нападут, то мы обречены на верную смерть!

– Это не совсем так, сеньор, – возразил я ему. – Внизу лежит много камней, принесем их сюда; быть может, бросая камни, мы и поразим кое-кого из наших врагов!
Мы так и сделали, пока Майя была на часах. Нашу работу прервал лай собаки внизу, около речки, а вслед за тем послышался треск кустов. Мы молча переглянулись, и Молас выразил общую мысль:
– Они идут!
– В таком случае, пусть приходят скорее! – сказал сеньор.
– Почему, белый человек? Или вы боитесь? – спросила Майя.

– Да, очень! – со смехом ответил сеньор Стрикленд. – Нас, вероятно, скоро перебьют. Вас не пугает такой исход?
– Нисколько! Я, следовательно, тоже буду убита, и мне не придется делать длинного обратного путешествия.
– Как можно быть уверенным в этом? – усомнился сеньор.
– Очень просто, – ответила девушка, показывая на шейную артерию. – Если я проткну здесь, то через минуту усну, а через две перестану жить.
– Понимаю. Но вы так просто говорите о смерти, хотя так еще молоды и прекрасны!

– А это потому, сеньор, что жизнь у меня была не очень сладкой. И разве я знаю, что готовит мне будущее? Но я знаю, что когда мы уснем для Сердца Неба, то найдем покой, если не что-нибудь большее!
– Будем надеяться, – сказал сеньор. – Смотрите, вон они идут!
Внизу показались несколько человек, семь или восемь, из них трое были верхом на мулах, которых они привязали к деревьям, а сами все подошли к холму.
– Интересно знать, кто из нас уцелеет к закату солнца? – сказал сеньор.

Сопровождавшая их собака быстро подбежала к нашему холму и, обнюхав первые ступени, залилась громким лаем, подняв морду вверх. Между тем наши враги не спешили подниматься; они собрались вместе и стали совещаться. Бежать мы не могли, и защищаться было нечем. Это положение заставило сеньора высказать мысль:
– Нельзя ли вступить с ними в переговоры?
– Невозможно! – ответил я. – Что мы можем им дать, чего бы они не могли взять сами?
Тут вмешался старый индеец:

– Друзья, отчего вы не бежите? Сзади должна быть тропинка, а в лесу вам легче спрятаться от этих людей.
– Как же можем мы бежать, если вы так слабы? – заметил ему Стрикленд. – Нам остается только храбро встретить смерть и закончить поиски Золотого Города!

– Я уже стар, – продолжал Зибальбай, – и мне недолго жить. И ты, дочь моя, ступай с ними. У тебя наш священный символ, и если этот чужеземец докажет тебе, что он тот, кого мы искали, то ты отведешь его к нам домой и все исполнится, как предсказано!
– Нет, отец, мы будем жить вместе или вместе погибнем! Эти сеньоры могут идти, если хотят, но я останусь с тобой!

– Я также, – сказал Молас, – так как не хочу избежать смерти, которая сторожит меня… Да и поздно бежать, смотрите: вот они поднимаются по лестнице, дон Педро и
americano
во главе их!
Я выглянул. Молас говорил верно. Разбойники уже поднялись до половины первого этажа.
– Если бы у нас были ружья! – вздохнул сеньор.
– Незачем печалиться о том, чего у нас нет! – ответил я. – Бог может помочь нам, если захочет, а если нет, то нам приходится только преклониться перед Его волей!

Мы все замолчали, и слышались только слова одного Зибальбая, который, подняв руки к небу, молился своим богам об отмщении врагам. Сквозь кусты я видел, что наши противники поднимались уже на второй этаж.
– Надо действовать! – воскликнул сеньор.

Он быстро подбежал к тем камням, которые мы с таким усердием собирали, и попросил нас помочь ему сбросить вниз по лестнице самый тяжелый из них. Но, на наше несчастье, корни кустов задержали движение камня, а вслед за тем нападающие открыли непрерывный огонь из ружей, и мы были вынуждены искать спасения за высоким карнизом арки.

Враги продолжали подниматься, пока не дошли до третьего этажа, где остановились, чтобы отдохнуть. Молас, не говоря ни слова, схватил отравленный дротик и, подбежав к краю лестницы, с силой метнул его в нападающих; сеньор зачем-то последовал за ним, схватив другой дротик, хотя не умел пользоваться этим оружием. Дротик Моласа попал в шею Смита, и он зашатался, стараясь обеими руками вырвать засевшее острие. Но силы ему изменили, и он свалился вниз. В ответ на это нападение раздался дружный залп, и, хотя сеньор Стрикленд и Молас поспешили укрыться, на этот раз дело не обошлось благополучно. Молас упал, и сеньор остановился, чтобы помочь ему подняться, потом они оба добежали до нас. По лицу сеньора струилась кровь. Я очень испугался.

– Вы ранены?
– Пустяки! Пуля едва задела меня… Но Молас ранен в бок!
– Ничего, ничего. Я чувствую себя хорошо! – говорил Молас, но я видел, что он испытывает сильную боль.
Майя подошла к сеньору, стараясь куском от своего платья остановить кровь на его щеке.
– Не стоит! – ответил он. – Скоро будут более серьезные раны, которых не залечишь. Что же нам делать?
Вместо ответа она указала на отравленный дротик, который держала в руке.

– Я также не могу дать вам иного совета, но говорю, что очень рад тому, что встретил вас, и надеюсь, что встречу вас еще, а теперь не теряйте времени и проститесь с вашим отцом!

Майя утвердительно кивнула. Подойдя к Зибальбаю, она нежно обняла старика. Я видел, что наши противники совещались. Смерть Смита заставила их быть осторожнее; они, по-видимому, опасались засады, но немного погодя все-таки стали подниматься по ступеням третьего этажа. Мы все стояли в полном безмолвии и неподвижности. Молас приложил руку к своей ране, чтобы несколько смягчить боль. Потом он опять ушел на внутреннюю площадку и вернулся с большим медным топором, который лежал в куче вещей Зибальбая, найденных нами при входе.

Молча он взобрался, пользуясь трещинами свода, на самый верх арки и лежал, держась одной рукой и раздвигая еще больше самую дальнюю трещину.
– Сойди скорее, Молас! – крикнул ему сеньор. – Ведь если арка свалится, то и ты упадешь вместе с нею!
– Ничего! – ответил Молас. – Сегодня все равно мой Судный день: попавшая в меня пуля поразила меня насмерть, и я больше не жилец на этом свете!
– Прощай, благородный человек! – сказал ему сеньор. – У меня нет другого оружия, а то я был бы с тобой!

– Прощай, возлюбленный брат мой, верный слуга Сердца! – послал я ему свой последний привет. – Твой поступок получит свою награду!
– Далеко они? – спросил Молас.

Мы осторожно заглянули за край карниза и увидели, что футов за шестьдесят под нами опять остановились наши враги, точно чего-то опасаясь. Один из них о чем-то горячо говорил с доном Педро, стараясь его убедить, но тот, по-видимому, не соглашался. Наконец он сдался и отдал какое-то приказание. Этих нескольких минут промедления было достаточно, чтобы дать Моласу время справиться со своим делом.
– Скорее! – шепнул ему сеньор. – Они идут!

Молас отбросил топор и уже работал своим охотничьим ножом, стараясь разрушить цементную связь, сковывавшую камни столько веков.
– Назад, Молас, назад! – повторял сеньор, но тот не слушал, а быть может, и не слышал.

Сцепление становилось все тоньше и тоньше, но все еще держалось. Тогда Молас переполз на внешнюю сторону свода, и вес его тела пересилил сцепление. Раздался треск, потом глухой шум, и каменная громада пала вниз, на ступени лестницы, увлекая с собой и великодушного Моласа. Нашим глазам представилась перемешанная груда камней и человеческих трупов: никто не избежал своей участи, только дон Педро, шедший впереди всех по лестнице, остался в живых. Но один неожиданно оторвавшийся обломок карниза свалил его с ног, и он с высоты третьей площадки полетел вниз.

Все было кончено.
– Пойдемте искать тело нашего спасителя, – предложил сеньор, и мы все последовали за ним.
Внизу мы нашли трех привязанных мулов с большим запасом провианта, потом не постеснялись отобрать у мертвых врагов их ружья, которые могли еще пригодиться, и патроны.
Все они были убиты наповал, правда, еще шевелился и стонал дон Педро, упавший на мягкий грунт.
– Воды, воды! – послышались его мольбы.

Сеньор подошел к нему и влил в рот немного водки из фляги, которую мы нашли на одном из мулов.
– Как вы милосердны! – заметила Майя. – Я бы, кажется, ничего не сделала, чтобы облегчить участь этой собаки!
– Кто из нас без греха, – ответил сеньор, – и потому мы должны быть милосердны!
– Я умираю! – слабым голосом произнес дон Педро. – Мое предчувствие, что я погибну под развалинами, оправдалось! Но как могу я умереть, будучи убийцей и разбойником?

Сеньор только пожал плечами, не находя ответа на этот вопрос.
– Отпустите мне грехи! – продолжал взывать дон Педро. – Ради Самого Христа, отпустите мне грехи!
– Не имею власти! – ответил ему сеньор. – Молитесь Богу, потому что время ваше уходит!
Но тот не внял этому совету, и до нас еще долго доносились вопли и страшные проклятия умирающего нераскаявшегося разбойника.


Все материалы, размещенные в боте и канале, получены из открытых источников сети Интернет, либо присланы пользователями  бота. 
Все права на тексты книг принадлежат их авторам и владельцам. Тексты книг предоставлены исключительно для ознакомления. Администрация бота не несет ответственности за материалы, расположенные здесь