Денег нет, но есть токен

Денег нет, но есть токен

m.fontanka.ru

Пока власти обсуждают легализацию «первичного размещения криптовалют», отечественные предприниматели уже зарабатывают и теряют на этом миллионы долларов. В числе первопроходцев есть и петербургские предприниматели.

О том, что российские чиновники могут легализовать ICO (initial coin offering — первичное размещение криптовалюты) сообщил в интервью телеканалу «Россия 24» замминистра финансов Алексей Моисеев. Поскольку обычные средства привлечения инвестиций, как то кредиты или выход на биржу, бизнесу зачастую не по карману, использование «умных контрактов» на блокчейн-площадках является «интересным механизмом».

ICO представляет собой нечто среднее между размещением акций на бирже и испробованным российскими бизнесменами краудфандингом. С помощью технологии распределенных вычислений блокчейн компания выпускает так называемые «токены». Они могут быть эквивалентом доли в компании (акций), собственной виртуальной валютой или же электронным сертификатом на какие-то товары и услуги. Как и продажа криптовалют, эмиссия токенов пока, естественно, находится в России вне правового поля. Однако этот инструмент уже используются вовсю. По оценке генерального директора «Сколково – Венчурные инвестиции» Василия Белова, с начала 2017 года ICO провели как минимум 25 российских компаний. Им удалось привлечь от инвесторов 293 млн долларов. Это почти в два раза больше, чем объем российского венчурного рынка.

В числе первопроходцев Russian Mining Center, совместный проект интернет-омбудсмена Дмитрия Мариничева и экс-владельца сети «Санрайз» Сергея Бобылева. Он привлек в ходе ICO 43,2 млн долларов. Токены Russian Mining Center можно будет обменять на оборудование для добычи криптовалюты, которое компания собирается производить. «Это можно рассматривать как своего рода электронный билет», – пояснил «Фонтанке» Дмитрий Мариничев.

Компания ICOBox, создавшая платформу для проведения ICO, в ходе собственного размещения получила 17 млн долларов.

Фермерский кооператив LavkaLavka выпустил внутреннюю валюту под названием «биокоин», которой можно расплачиваться за фермерскую продукцию, а также приобретать некоторые товары партнеров проекта, к примеру, внедорожники УАЗ. В нее инвесторы вложили через ICO 3,5 млн долларов.

У петербургских предпринимателей завершенных размещении нет. Однако о намерении провести ICO в ближайшее время уже заявил ряд компаний. Среди них разработчики технологий в области виртуальной реальности Piligrim XXI и Prosense, площадка-ценомер на основе крипто-механизмов Ahoolee, ивент-платформа KickCity, создатель робота-рекрутера «Вера» «Стафори». Фонд Института развития интернета (ИРИ), который возглавляет совладелец сети «220 Вольт» Алексей Федоров, готовится совершить ICO проекта в области телемедицины в начале 2018. Токен получил название «bloodcoin» («кровавая монета» – англ.), поскольку на первом этапе удаленная диагностика заболеваний будет проходить на основе проб крови, рассказал «Фонтанке» предприниматель. В среднем каждая из этих компания рассчитывает получить от инвесторов около 30 млн долларов.

«По сути ICO — это и есть краудфандинг, но на блокчейн-платформе», – говорит Алексей Федоров. Возможность внести средства криптовалютой является одной из причин бума ICO. Поскольку биткойн и его аналоги пока не стали полноценным средством платежа, их владельцы спешат конвертировать их в продукты и услуги — хотя бы потенциальные. «Вакуум тут определенно есть», – говорит Дмитрий Мариничев.

Однако только 20% покупателей токенов — это те люди, которые реально ими собираются пользоваться, оценивает Сергей Рябов, создатель платформы по аналитике ICO Foxico.io. «Половина — это профессиональные инвесторы, которые рассчитывают заработать на росте интереса к эмитенту, еще 30% – те, кто побежал покупать, потому что побежали все», – говорит он.

Известия об успехах первопроходцев создали небывалый ажиотаж. «Ежедневно в мире совершается 50 ICO, треть из них — российские проекты», – комментирует Сергей Рябов. Однако 90% либо ничего не собирают, либо не окупают затраты на проведение, поэтому и не заявляют о себе.

Вопреки заявлению замминистра финансов, первичное размещение криптовалюты уже перестало быть дешевым инструментом. По словам участников рынка, если в начале года «ICO под ключ» могло обойтись в 50 тыс. долларов, то сейчас не менее 300 тыс. долларов. В основном выросли затраты на продвижение: поскольку проектов стало больше, заинтересовать инвесторов стало сложнее.

Всего на на российском рынке услуги ICO предлагают около 30 игроков. Самые крупные Ambisafe, ICOrating, CryptoFriends Hypethon. Несмотря на выросшие расценки, спрос все равно сильно превышает предложение. «Очередь стоит на 2-3 месяца вперед», – отмечает Сергей Рябов, чей проект Foxico.io тоже консультирует потенциальных эмитентов.

Отсутствие правого статуса криптовалют также сказывается на цене размещения. По словам Сергея Рябова, абсолютно законно провести ICO на данный момент можно в Японии и Швейцарии. Поэтому в большинстве случаев дешевле нанять хороших юристов и реализовать «условно легальные схемы» в офшорных юрисдикциях. Возникают и проблемы с конвертацией полученной от инвесторов биткоинов и эфиров. Если проекты, заточенные под развитие крипто-инфраструктуру, могут расплачиваться ими с партнерами или даже сотрудниками, то реальному сектору в большинстве случаев придется их выводить.

К примеру, Фонд Института развития интернета не исключает, что будет обрабатывать пробы крови в стране, где операции с криптовалютами разрешены, сказал Алексей Федоров.

Предложения о правовом регулировании криптовалют правительство и ЦБ сформулируют к 1 февраля 2018 года, рассказал Алексей Моисеев. Но если к ICO чиновники относятся снисходительно, то купля-продажа биткойнов и аналогов может быть жестко ограничена. Во всяком случае, за такой подход выступает Сбербанк.

Пока же на моде на ICO учатся зарабатывать маркетологи. К примеру, сеть ресторанов быстрого питания Burger King, знаменитая своими эпатажными акциями, заявила о выпуске собственной валюты – «вопперкойнов» (от названия самого популярного бургера). Но после того, как интерес к акции проявила московская прокуратура, выяснилось, что в реальности это была программа лояльности по схеме кэшбэк, то есть возвращение части потраченных средств в виде баллов.

Галина Бояркова,

«Фонтанка.ру»

Source m.fontanka.ru