Даша-путешественница

Даша-путешественница

Сергей Изотов для Digital Мяса (https://t.me/digitalmy)

Детский мультик с не очень примечательной графикой. Утро выходного дня, Nickelodeon, привычная апельсиновая слякоть логотипа. Маленькая мулатка со своим неизменным помощником обещают прийти на помощь. Тогда никаких ассоциаций… Сегодня я большой. Если «большой» значит «вульгарный». Сегодня я знаю, что настоящая сказка не украшена сахарными выкладками; я знаю, что в настоящих сказках отрубают конечности и заклинают род человеческий смертью. Помощь могла бы быть совершенно разной. Однажды я сказал человеку «помоги себе сам» и упивался собственной резкостью (какой я дерзкий и крутой). Теперь ответ известен: помочь себе невозможно.

Мемасов со скринами из мультика не будет.

Лисицы ведь хищные звери, правильно? А обезьяны могут проявлять агрессию. То, что башмачки красного цвета, ничего не значит, никаких стереотипов, не думайте! О, маленькая мулатка, о, Даша-путешественница, заклинание «не воруй» не отпугнет жулика. Он не отдаст тебе мячик/утку/флейту. Башмачок не придет на помощь. Острые лисьи клыки вгрызаются в обезьянье мясо. В нашем вульгарно-взрослом мире Даша решила не испытывать судьбу и встать на сторону сильного. Жулик — это не имя собственное. Жулик — это метафизическая формула. Башмачок забыт. Кто знает, может, он станет ужином. Хотя… в конце концов, крылатые мифические кони вкуснее обезьян. А может, и обезьяны бывают крылатыми?

Устали от метафор? Слова ради слов? Ничего не понимаете? Да, я знаю, что вы ничего не понимаете. Даже мои любимые полуигривые аналогии с концлагерями в вашем случае не работают. Вы просто не в состоянии догнать, почему концлагеря — это плохо. На сколько градусов ниже мне придется опуститься, чтобы вести с вами подобие диалога?

«При Овакимяне не воровали», — говорит мне Кабанов. Кабанов, понимаете! Может быть, и так, я допускаю. Но Овакимян — это имидж-мейкер. Это человек, для которого репутация дороже всего на свете. Он вполне мог подозревать, кто из этих людей рисует себе достижения и кто хочет получать максимум. Он мог держать их подальше от руководства комитетами, чтобы теперь с уверенностью заявлять «Вот в топах по ПГАСам наших руководителей не было». Только как вышло так, что никакой крупной должности в СС не занимавшая Даша оказалась председателем? Из грязи в князи на гребне волны ротации кадров. Ротации от слова rotten. Rotten apple, дамы и господа! Перестраивая болота, полные гноя, к лучшему! «Проблема не была системной», - говорит Овакимян. Почему же не была? И что такое системность? Совпадение руководителей комитетов и топов по ПГАСам — недостаточный индикатор. «Смотреть окружение руководителей – это высший конспирологический уровень». Дмитрий, я согласен, но Вы удивитесь, именно так некоторые исследователи вдруг оказались классиками социологии. В конце концов, внешняя сторона медали — еще не все. Можно и набитое дерьмом чучело одеть в коллаб Supreme и Louis Vuitton. Рано или поздно тряпки обветшают и дерьмо выльется наружу.

Гинденбург тоже был однозначным моральным символом. Отцом нации, героем войны. В Веймарской республике все было довольно спокойно. Парламент, мелкая возня, буржуазное счастье. Вот только Гинденбург — это просто знамя. Гинденбург сменяется белым, черным, красным. Вот черт! Обещал же вам таких аналогий не приводить!

Почему происходит то, что происходит сейчас? Я не знаю. Мои ответы вряд ли вас удовлетворят. Я кажусь вам претенциозным. Я уже называл СС цирком уродов. Я считаю, что здесь люди реализуют очень странные и мелкие амбиции (романтические, в первую очередь!). Я вообще о людях и человеческой природе невысокого мнения. Не слушайте меня. Но, если честно, вы сами завели себя в эту пустошь. И вы продолжаете путаться в собственной мелочной глупой шизофрении.

Может быть, Гинденбург только маскировал нарастающий трешак? А? Вы хвалитесь тем, что вы лучший совет в стране. В этой стране нет студенческого самоуправления. Вы доедаете крошки с барского стола администрации. И из-за случайно упавших изюминок вы решили перегрызть друг другу клювы. И продолжайте делать вид, что ничего не происходит, пока от вас одна за другой отваливаются фракции. Продолжайте цепляться за желание путешественницы во что бы то ни стало дойти до цели. «Не раскачивайте лодку! Абсурдные обвинения, на которые не стоит отвечать! Мы работаем!» Дорогие мои, сколько вам говорить, что работа и ее содержание — несоизмеримо различные понятия?

Вы сами сравниваете себя с парламентом. Дорогие мои, а где тогда все outcomes публичной политики? Выходите и говорите! Говорите, черт побери! Высказывайтесь, дебатируйте! Сколько призывов к консенсусу звучало от погрязшего в собственной бюрократической жадности Тимура и от нейтральной и уже, как я понимаю, страшно напуганной Даши? А как можно прийти к консенсусу, отказываясь от любой формы фидбека? Кто угодно от Скосыревой до Ригина скажет вам, что мы служим благу студентов и не должны упасть в их глазах. Вы даже иллюзии обратной связи не поддерживаете, и здесь нет никаких претензий к вашим пабликам. Заседания-то открытые, но почему-то рядовой студент никогда туда не приходит. Почти никогда.

Коррупция разной бывает. Настя Рыбка, подложенная под кряхтящего чиновника-семьянина, — тоже форма коррупции. Настя Рыбка читает Канта, она пишет о нем и о порванной заднице своей подружки в книге «Как соблазнить миллиардера». Мы все знаем, что разделать мясо крылатой обезьяны проще. Там, правда, не миллиарды, а жалкие 20-25 тысяч! Но автономные суждения и клиторы превращаются в горы самовыписанных грамот. Такая вот мастурбация, обращенная в категорический императив. Категорически императивно мастурбировать!

И когда ментальной семенной жидкостью будет забрызгана вся аудитория (я знаю, вы меня не понимаете, мне плевать!), придется вызывать клининг-сервис. Внешнее управление может многое разрешить. Куда вам до греческих студентов, отвоевавших право управлять своим университетом собственной кровью. Если весь ваш престиж мог поддерживать только один человек. А после него вы даже с простейшими формами не справляетесь. Оставляем за скобками факт отсутствия реальных полномочий. Хотите работать консенсусно? Научитесь разговаривать. Или хотя бы думать, для начала.

Но, как писал Лимонов: «Cлова для каждого имеют разный смысл. У всех свои слова». Примерно о том же писал Штирнер в (не таком) далеком 19 веке. А рыбам проще. Рыбы и не умеют разговаривать.

Я не христианин, но не могу устоять перед обаянием эсхатологии. Михаил, готовь оружие! Архангел, уничтожь этого дракона! Дайте мне звезду утреннюю! Отъебитесь от меня со своей звездой полынь! Вы отравляете сами себя! Либо суицид СС НИУ ВШЭ (как много сокращений), либо принудительная ликвидация. А потом… Либо ничто, либо контролируемое неусыпным взором Царство.

Конец близок. Можно не быть Иоанном Богословом для того, чтобы это почувствовать.

На экране появляется каре. Черные волосы. Веселый рот смущенно спрашивает:

— А что вам понравилось больше всего?

А действительно… что?


Совсем забыли напомнить: мнение колумниста может не совпадать с мнением редакции. Фух, успели.