"Цифры", "крестик", белая раса

"Цифры", "крестик", белая раса

 https://t.me/ia_steklomoy

Вчера весь интернет с любопытством наблюдал за историей, которая с подачи Навального приобрела широкий резонанс. Во владивостокском лицее №41 директор, психолог, инспектор по делам несовершеннолетних и учительница отчитывали ученика, Семена Голубовского, за "политическую агитацию" в школе. По словам ученика, он принес в стены учебного заведения два значка с символикой кампании "Навальный-2018", из-за чего ему начали угрожать непоступлением в вуз, проблемами по работе и по жизни. Разумеется, такой сюжет не мог пройти мимо паствы ФБК, которая не ставя под сомнение изложенные учеником факты, репостила аудиозапись его беседы, а также материалы, опубликованные в СМИ. Любопытно, что та же «Медиазона», опубликовавшая расшифровку беседы, приводит лишь детали, сообщенные Голубовским, не уточнив детали второй стороны.

Давайте же рассмотрим факты, которые как минимум ставят под сомнение версию Голубовского. Для удобства воспользуемся материалом той самой «Медиазоны».

Во-первых, в ходе всей беседы ни разу не употребляется имя Навального, хотя казалось бы – сотрудники школы не знают, что их записывают, почему они боятся произнести эту фамилию? Навальный известен своими либеральными взглядами, однако и на либерализм Голубовского и его агитации не указывает ни одно из произнесенных участниками беседы слов. Может ли это быть косвенным доказательством того, что атрибутика Навального тут не при чем?

Во-вторых, Голубовский утверждает, что причиной допроса с пристрастием стали значки, хотя в разговоре он же сам называет их «бейджами», т.е. совсем другой формат агитпродукции, который в штабах Навального не раздают.

В-третьих, Голубовский утверждает, что это были значки с символикой «Навальный 2018», однако давайте прочитаем этот отрывок внимательнее:

Инспектор. Объясни нам, что это такое?

Ученик. Бейджики

Инспектор. И что там?

Ученик. Цифры. Я же в физмате учусь.

Инспектор. Здесь не только цифры.

Ученик. Ну, еще написано что-то. А в чем проблема? Я нарушил что-то?

Инспектор. Ну, понимаешь, тебе мало того, что ты состоишь на учете в полиции...

Возникает вопрос – неужели взрослые люди не в состоянии сами определить, что написано на бейджиках, если на одном из них якобы «2018», а на другом «Навальный 2018»? Зачем они уточняют это у Голубовского? Почему номер следующего года – 2018 – Голубовский называет «цифрами»? Почему фамилию Навального – «написано что-то»? Что ему мешает назвать это своими именами? Может, потому что он хочет для аудиозаписи создать впечатление, что речь идет об атрибутике Навального? И может потому, что цифры – это, для примера, 14/88, а надпись сделана на иностранном языке? Тут читатель заподозрит нас в паранойе и натягивании совы на глобус, но подождите, мы подходим дальше к самому интересному.

В-четвертых, Голубовский, журналисты и Навальный со своими сторонниками смеются, отмечая, что психолог докопался до «нарисованного на руке крестика». Читаем внимательнее:

Психолог. Угу. А что это за кресты на руках у тебя? (По словам Голубовского, в тот день он нарисовал на тыльной стороне ладони крестик, чтобы не забыть взять тетрадь).

Ученик. Пометку сделал.

Психолог. Какая пометка? Ты че мне рассказываешь, я не знаю, как пометки на руках делают? Какая пометка, ты 11-й класс, на вас все смотрят, на вас как на пример показывают малышам! Чтобы они на вас смотрели, седьмые-восьмые классы, а ты с крестами ходишь на руке? Сделай на внутренней стороне в конце концов! Чтоб никто не видел!

Директор. Извините, на заднице сделай, чтобы никто не видел этого, раз у тебя такие убеждения.

Опустим слова Голубовского о «пометке, чтобы не забыть тетрадь», которые звучат как минимум сомнительно, и перейдем к дальнейшему диалогу. Возникает вопрос, почему директор связывает «обычный крестик» с убеждениями Голубовского? Какой крест может сразу у нескольких взрослых людей вызывать четкую ассоциацию с политической пропагандой? Ответ на этот вопрос, скорее всего, станет понятен к концу нашего материала, ведь

в-пятых, в самом материале «Медиазоны» приводятся слова Голубовского о том, что «в марте 2017 года на Голубовского составили административный протокол за изображение, обнаруженное сотрудниками ФСБ в доступном только для друзей и друзей друзей разделе сохраненных картинок на его странице «ВКонтакте». Речь шла об образе из клипов рэп-исполнителя «Мой бумажный пакет» — человечке с пакетом на голове и в футболке с зеркально отраженной свастикой. Экстремистским материалом изображение не признано». Чтобы не возникало сомнений о том, что использована именно нацистская свастика, а не какой-то восточный религиозный символ, приведем и мы эту картинку:

«Возможно, он просто увлекается русским рэпом, не вслушиваясь в лирику», подумает скептически настроенный читатель, и возможно будет прав. Если бы не еще одна деталь, которая до сих пор осталась почему-то без внимания:

В-шестых, заходим на страницу Голубовского «Вконтакте», где видим опубликованный им ролик «История глобального геноцида белой расы». Если названия недостаточно для завершения идеологического портрета школьника, предлагаем ознакомиться с кадром из этого клипа:

После всех этих совпадений и недомолвок, возникает серьезный вопрос – а действительно ли Голубовский был вызван на беседу с психологом, инспектором по делам несовершеннолетних и директором из-за символики Навального? Из всей беседы ничто не указывает на эту версию, в то время как указаний на ультраправые убеждения школьника предостаточно.

К сожалению, руководящий состав лицея уже недоступен для комментариев по рабочим телефонам, однако что-то нам подсказывает, что не услышав эту историю с их стороны, делать какие-либо выводы как минимум преждевременно.