Чему учат в Гарварде

Чему учат в Гарварде

smbusiness.school

Эллен Чиса, бывший менеджер по продукту Kikstarter рассказала о самом важном и интересном из того, что выучила за первый год обучения в Гарвардской школе бизнеса:

За прошлый год этот вопрос в разных вариациях мне задали бессчетное количество раз: «Что самое важное ты выучила в Гарварде?». Я не могу пересказать все, что успела узнать в Гарвардской школе бизнеса, и ни одна книга никогда не смогла бы подготовить меня к такому опыту. Поэтому я собираюсь дать вам самим ощутить вкус этих знаний.

Некоторые из них в буквальном смысле перевернули мое представление о финансах. Другие поразили меня, потому что я никогда не понимала, как это важно. Я собираюсь рассказать вам об одном главном уроке, который вынесла из каждого основного курса. Некоторые из уроков могут показаться очевидными, но способ, которым можно прийти к их пониманию, очевидным не является.

Каждый MBA в Гарвардской школе бизнеса за первый год изучает следующие курсы:

  • Финансы 1 (FIN1);
  • Финансы 2 (FIN2);
  • Лидерство и организационное поведение (LEAD);
  • Технология и управление операциями (TOM);
  • Финансовая отчетность и контроль (FRC);
  • Маркетинг (MKT);
  • Менеджмент предпринимательства (TEM);
  • Стратегия (STRAT);
  • Бизнес, правительство и международная экономика (BGIE);
  • Лидерство и корпоративная ответственность (LCA).

FIN1: Цена на акции — просто сумма всех денег, которые, по мнению инвесторов, компания сумеет заработать за свою жизнь, поделенная на количество акций

Я часто размышляла, почему акции так сильно меняются в цене после публикации отчетов о доходах, и намного меньше — при выпуске нового продукта. Теперь я знаю: это потому, что цена акций призвана отражать стоимость компании. Один из способов понять, что такое «стоимость» компании — представить, что это сумма всех денег, которые она заработает за свою историю. Отчеты о прибыли служат отличным способом предсказать силу этих денежных потоков.

Самое классное то, что вы можете сделать расчеты сами, если у вас есть копия отчета о прибылях и убытках и сведения о нескольких похожих компаниях, которые можно использовать как точки отсчета.

Этот метод называется «дисконтирование денежного потока», или ДДП, и основная его идея в том, что деньги, которые есть на руках прямо сейчас, стоят больше, чем деньги, которые окажутся у вас когда-нибудь. Используя его, вы можете решить, являются ли акции компании недооцененными, переоцененными, или они оценены справедливо.

Для того чтобы вникнуть, нужно провести ДДП примерно 12 раз. Есть способ быстро оценить акции, не проводя полного ДДП, — это метод финансовых мультипликаторов. Его предпочитают многие мои сверстники.

FIN2: Технический долг ≈ Финансовый долг

Этот курс предлагал углубленное изучение концепций предыдущего. Я могла бы рассказать вам о чрезмерной задолженности и «издержках финансовых затруднений», которые можно использовать при ДДП, но не думаю, что это будет уместно.

Вместо этого я расскажу вам, что мне больше всего нравилось на курсе: наш профессор. Она проводит исследования, в которых использует финансовые модели для моделирования технического долга (необходимые, но незавершенные изменения в программном коде). Оказывается, нет большой разницы между тем, как работает финансовый и технический долг.

Когда я начинала работать, все внушали мне, что нельзя количественно оценить влияние технического долга на финансы — в плане того, как много времени занимает введение новых элементов и сколько часов нужно потратить, чтобы устранить технический долг и т. д.

Однако это не всегда так. Профессор Карлисс Болдуин проводит исследование, которое моделирует технический долг и может помочь компаниям находить оптимальное решение в вопросе, заниматься его устранением сейчас или потом.

LEAD: Понять свои худшие черты

Люди часто знают, в чем они хороши (ведь с помощью этого они всего добились). К сожалению, карьера не всегда идет гладко. То, как вы реагируете на трудности и восстанавливаетесь после падений, влияет на всех вокруг вас.

Одна из лучших вещей, которые я сделала в этом году, — честно ответила на эти два вопроса самой себе:

  • Каковы мои худшие черты?

  • В каких условиях они проявляются?

Мои худшие черты: я критична, нетерпелива, упряма, цинична и саркастична. Эти черты проявляются, когда я понимаю, что неспособна повлиять на ситуацию, или когда чувствую себя недооцененной. Еще это случается, когда я думаю, что принципиально «права», а кто-то не согласен. Если это продолжается слишком долго, я становлюсь невероятно апатичной и ничего не могу делать.

Мне очень трудно этого избежать, но я научилась лучше отслеживать подобные реакции. Если я замечаю за собой такое, то извиняюсь перед командой и двигаюсь дальше, а в следующий раз стараюсь заметить это быстрее.

TOM: Узнать, в чем дело

Первый модуль «Технологий и управления операциями» был посвящен механике технологического процесса (заводов, мастерских и т. д.). Остальные в большей степени относились к технологическим инновациям и управлению цепочками поставок.

Мне нравился первый модуль. Искать, на каком этапе и почему возникают ограничения, было для меня так же увлекательно, как решать математическую головоломку. Самое интересное то, что подчас простая проблема задерживает всю цепочку — всего один этап осуществляется медленнее, чем нужно, и это срывает все остальное. Очень важно уметь выяснить, что пошло не так. И зачастую есть множество слишком сложных данных, которые мешают понять, что случилось.

FRC: Создать «предпринимательский разрыв»

FRC — это курс «бухучета» в Гарвардской школе бизнеса. Мы и правда изучали механику бухгалтерской отчетности, но, кроме того, узнали много нового о мотивации и поощрении.

Моей любимой идеей был «диапазон ответственности» — то, за что сотрудник отвечает, в отличие от «диапазона контроля» — того, чем он может управлять на своем посту. Например, менеджер по продукту имеет много ответственности (в плане поставок и т. п.), но относительно мало контроля (у него нет подчиненных).

Source smbusiness.school