«Человек станет частью некоего глобального алгоритма. Часть 1»

«Человек станет частью некоего глобального алгоритма. Часть 1»

https://telegram.me/TRONnews


Введение

Название книги Ювала Харари — Homo Deus — говорит само за себя. В ней Харари, выпускник Оксфордского университета и профессор истории Иудейского университета в Иерусалиме, остроумно и увлекательно исследует достижения человеческой цивилизации и объясняет читателю, как в течение ближайшего столетия может произойти трансформация человека разумного в человека «божественного».

Успехи генной инженерии, медицины, биотехнологий и кибернетики, по мнению Харари, приведут в недалёком будущем к кардинальному изменению структуры экономики, политики и самой роли человека в мире.

В частности, Харари предполагает, что появится целый класс «лишних» людей, что демократия и свободный рынок, какими мы знаем их сейчас, прекратят свое существование, а человек станет частью некоего глобального алгоритма. Харари не исключает вероятности того, что новый «человек божественный» будет обращаться со всеми остальными людьми примерно так же, как мы обращаемся с животными.

Чтобы оправдать эти выводы, автор исследует сущность человека и выясняет, есть ли у человека душа, откуда возникают наши ощущения и эмоции, как соотносится интеллект и сознание и почему мы с таким удовольствием доверяем интернету нашу личную информацию.

Харари делится с читателем своими мыслями о том, как гуманизм стал преобладающей мировой религией и почему претворение в жизнь гуманистических идеалов может привести к исчезновению либеральной демократии.

Homo Deus затягивает, вызывает восхищение, провоцирует, ставит в тупик и стимулирует дискуссию. Харари удалось создать фундаментальный труд на стыке истории, философии, политики, теории эволюции, психологии и нейробиологии, который, переплетая и анализируя известные и неизвестные факты, подводит читателя к новым и неожиданным выводам. Книга Харари читается легко и будет интересна всем, кому любопытно заглянуть в завтрашний день.

О бессмертии

На протяжении тысячелетий главными проклятиями человека были голод, эпидемии и войны. Сейчас человечеству удалось взять эти беды под контроль.

Сократив смертность от голода, заболеваний и насилия, человечество будет теперь стремиться преодолеть старость и даже саму смерть. Уменьшив страдания в мире, мы будем стараться сделать человека счастливым. Преодолев необходимость борьбы за выживание, человек разумный захочет усовершенствоваться в человека божественного.

Впервые в истории больше людей умирают от старости или переедания, чем от голода или от инфекций, больше людей кончают жизнь самоубийством, чем оказываются убитыми на войне, террористами и преступниками вместе взятыми.

Угроза терроризма тоже, по мнению Харари, сильно преувеличена. В 2010 году от ожирения и связанных с ним заболеваний умерли три миллиона человек, в то время как от рук террористов во всём мире погибло 7697 человек, большинство из них — в развивающихся странах. Для среднего американца или европейца Coca-Cola представляет большую опасность, чем Аль-Каида.

Всеобщая декларация ООН о правах человека провозглашает право на жизнь фундаментальной ценностью. Поскольку смерть явно нарушает это право, то смерть является преступлением против человечности, и ей должна быть объявлена война.

На протяжении истории человеческая жизнь никогда особенно не ценилась. Поскольку христианство, ислам и индуизм дружно настаивали на том, что смысл нашего существования зависит от нашей судьбы после смерти, то и смерть рассматривалась как естественный и позитивный элемент существования.

В глазах современного человека смерть лишилась своего мистического значения и превратилась в обычный технический сбой, с которым можно и нужно справиться так же, как с любой другой технической проблемой.

Конечно, человек не обретёт бессмертие в ближайшие годы, однако головокружительные достижения в области генной инженерии, регенеративной медицины и нанотехнологий позволяют надеяться на значительное продление жизни. Харари предлагает задуматься, что произойдёт, например, с институтом брака или с рынком труда, если средняя продолжительность жизни достигнет 150 лет.

О счастье

Кому нужна бесконечная жизнь, если она несчастливая? На протяжении 19 и 20 веков индивидуальное благополучие никого сильно не интересовало. Здравоохранение и система социального обеспечения были нужны не для счастья, а для укрепления наций, которые нуждались в крепких солдатах, рабочих и здоровых женщинах для воспроизводства тех же солдат и рабочих.

В наши дни стремление к счастью обрело гораздо больший смысл, и многие политики и экономисты предлагают дополнить понятие ВВП понятием «валовое внутреннее счастье». Однако счастье — явление иллюзорное и труднодостижимое. Покончить со страданием проще, чем ощутить счастье. Кусок хлеба был источником радости для средневекового крестьянина. А как принести счастье скучающему и хорошо зарабатывающему банкиру?

Со времен Эпикура было известно, что деньги, слава и удовольствие счастья не приносят. В Перу, Гватемале и Албании, странах бедных и политически нестабильных, примерно один человек из 100 тысяч заканчивает жизнь самоубийством. В богатых и благополучных странах, таких как Швейцария, Франция, Япония и Новая Зеландия, 25 человек из 100 тысяч уходят из жизни добровольно.

Счастье обладает двумя составляющими: психологической и биохимической. На психологическом уровне мы ощущаем счастье, когда наши ожидания соответствуют реальности. Проблема, однако, в том, что рост наших ожиданий всегда опережает улучшение объективных условий.

Биология нам говорит, что и наши ожидания, и восприятие счастья определяются биохимией нашего мозга, а никак не нашим экономическим или социальным положением. Однако наша биохимическая система на протяжении тысячелетий была предназначена для увеличения шансов на выживание, а не для достижения длящегося счастья.

Тогда получается, что достигнуть счастья можно только путём искусственных манипуляций с нашей биохимией. С этой задачей успешно справляются многочисленные психотропные лекарства и наркотики, над усовершенствованием которых без устали работают исследовательские лаборатории, фармацевтические фирмы и преступные организации.

И это только начало. Специалисты уже проводят эксперименты по изменению биохимических процессов в организме как путём прямого воздействия электродов на определённые участки мозга, так и с помощью генной инженерии.

О душе

Действительно ли человек обладает некой волшебной искрой, которая отличает нас от кур, свиней и компьютерных программ? Если да, то откуда берётся эта волшебная искра, и почему мы уверены, что искусственный интеллект ею тоже не обзаведётся?

Если такой искры нет, то имеет ли смысл продолжать придавать особую ценность человеческой жизни, особенно после того, как компьютеры превзойдут интеллектуальные способности человека?

Вера в бессмертную душу человека на протяжении веков являлась столпом нашей правовой, политической и экономической системы и объясняла, например, почему нет ничего особенного в убийстве животных — ради еды или просто для удовольствия. Но до сих пор не появилось ни одного научного доказательства существования души, хотя её тщательно искали во всех закоулках сердца и сплетениях мозга. У свиней души нет, но и у человека её тоже нет.

Согласно опросу Гэллопа, только 15% американцев считают, что человек появился в результате естественного отбора без какого-либо божественного вмешательства; 46% верит, что бог создал людей примерно десять тысяч лет назад; среди выпускников колледжей 46% верят в библейскую историю создания мира.

Согласно теории эволюции, молекула ДНК максимально отражает суть эфемерных понятий человеческой природы, внутреннего «я», души и так далее. Расставание с образом бессмертной души даётся тяжело не только верующим христианам и мусульманам, но и светским людям. Поэтому теория эволюции, в отличие, например, от теории относительности или квантовой механики, вызывает у многих такое страстное неприятие.

О разуме и сознании

Согласно Харари, разум представляет собой поток субъективного опыта, состоящего из ощущений, эмоций и мыслей, которые, переплетаясь, становятся потоком сознания. Роботы не имеют ощущений и ничего не желают, соответственно, у них нет сознания. Наука пока знает на удивление мало о том, как функционирует человеческий разум.

Пока никто не разгадал, как электрические токи в мозгу создают субъективные ощущения и зачем человеку нужно испытывать голод или страх. Удивительно, что чем лучше учёные понимают, как работает мозг, тем загадочнее становится роль разума и чувств. Никому пока не известно, происходит ли в нашем разуме что-либо отличное от происходящего в мозгу.

Оказывается, на 99% наше тело, включая мускулы и гормоны, двигается без участия сознательных ощущений. Тогда почему нейронам, железам и мускулам нужны эмоции и ощущения в одном проценте случаев?

Алгоритмы, контролирующие самоуправляемые автомобили, с которыми экспериментируют Tesla и Google, каждую секунду обрабатывают огромное количество информации о других автомобилях, пешеходах, знаках дорожного движения и при этом не испытывают чувства страха. Ни одной системе обработки информации не нужны субъективные ощущения для того, чтобы нормально функционировать.

Если мы не можем объяснить, как работает наше сознание, то, может, просто пренебречь им? На протяжении тысячелетий люди объясняли непонятные природные явления волей божьей. Однако сейчас никто не принимает всерьёз идею существования бога. Та же судьба постигла и понятие души. Так может, пора и разум с чувствами отправить на свалку истории?

Учёные всё же соглашаются, что сознание существует и имеет моральную ценность, однако оно не выполняет никакой биологической функции. Возможно, сознание является биологически бесполезным побочным продуктом процессов, происходящих в мозгу.

Согласно одному из научных догматов, все наши ощущения — результат взаимодействия электротоков в мозгу. Теоретически возможно симулировать бесконечное количество виртуальных миров, ничем не отличающихся от реальности. И если это произойдёт, то где гарантия, что мы окажемся в реальном мире?

О сотрудничестве

Так в чём же уникальность человека, позволившая ему доминировать над миром природы? Признавая значение интеллекта и трудовых навыков, Харари утверждает, что решающей характеристикой человека, поднявшей его до уровня властелина планеты, стала способность человека к сотрудничеству с себе подобными. Никто из мира животных не умеет так разнообразно и гибко сотрудничать с бесчисленным количеством незнакомцев, как человек.

История предлагает множество примеров важности сотрудничества. Древний Рим завоевал Грецию не потому, что римляне были умнее, а потому, что они сумели лучше организоваться. На протяжении тысячелетий дисциплинированные армии легко одерживали победу над дезорганизованной ордой, и хорошо организованные элиты держали в подчинении разобщенные массы.

Для успеха любой революции не так важно, сколько людей поддерживают её идеи — важно, какое количество сторонников революции способно создать эффективную организацию.

Демократическая революция в Египте в 2011 году потерпела поражение, и власть оказалась в руках сначала «Мусульманского Братства» (организация признана террористической и запрещена на территории Российской Федерации — vc.ru), а потом — армии, потому что это были единственные два института, достаточно организованные, чтобы управлять страной.

О значении мифов

Помимо объективной реальности (например, сила притяжения) и субъективной реальности (наши убеждения и чувства), есть ещё третий уровень реальности — интерсубъективный. Существование объекта интерсубъективной реальности зависит от взаимодействия большого числа людей.

Например, деньги, законы и империи имеют значимость и ценность только до тех пор, пока большое количество людей договорились верить в их значимость. Если бы доллар перестали принимать кассиры в супермаркетах, то он быстро превратился бы в ненужную бумагу, а Советский Союз прекратил своё существование, потому что так договорились главы трёх государств.

Любому человеку важно верить, что его жизнь имеет некий объективный смысл. На самом же деле жизнь большинства людей имеет смысл только в рамках тех мифов, которыми они друг с другом делятся и в которые верят. Почему свадьба в церкви, пост на Рамадан или участие в выборах имеют смысл? Потому что так думают наши родители, друзья, родственники, соседи и даже жители далёких стран, а также их друзья, соседи и родственники.

По мере хода истории люди создавали свою систему мифов и следовали ей всем сердцем. Но рано или поздно каждая такая система рассыпается, и на её место приходит новая.

Оглядываясь назад, кажется полным сумасшествием участвовать в крестовых походах в надежде попасть в рай или грозить атомной войной ради сохранения веры в коммунизм. Следуя этой логике, Харари задаётся вопросом, а не покажется ли нашим потомкам лет через сто, что сегодняшняя вера в демократию и права человека — тоже полная чушь?

Человек правит миром только потому, что именно он умеет создавать интерсубъективную систему мифов, которая существует только в его воображении. С её помощью люди организовывали крестовые походы, социалистические революции и движения в защиту прав человека.

Способность создавать эти интерсубъективные системы не только отличает людей от животных, но и проводит водораздел между гуманитарными науками и естественными.

С точки зрения гуманитарных наук, крайне важно понимать развитие системы мифов человека, и их нельзя просто сводить к продукту жизнедеятельности гормонов и нейронов. Северная и Южная Кореи так отличаются друг от друга не потому, что гены северян отличаются от ген жителей Южной Кореи, а потому, что в Северной Корее господствует другая система мифов.

Харари предполагает, что в 21 веке граница между историей и биологией начнёт расплываться, но не потому, что мы найдём биологическое объяснение историческим событиям, а потому, что в угоду мифам (идеологии) будут перестроены спирали ДНК, в угоду политическим и экономическим интересам изменят климатические условия, и интерсубъективная реальность поглотит реальность объективную.

Мифы 21 века могут стать самой мощной силой, и если мы хотим понимать, каким будет наше будущее, нам надо разобраться в тех мифах, которые придают смысл жизни.

Как создавались мифы

Примерно 70 тысяч лет назад люди научились говорить, и появились истории о духах, демонах и феях. С развитием земледелия появились разнообразные боги и богини, от имени которых собирались налоги, в их честь возводились храмы, их символы украшали здания и одежды. Для древних шумеров их боги были такой же реальностью, как для нас — Google и Microsoft.

Возникновение письменности и денег позволило расширять границы поселений и собирать налоги на огромных территориях. Образовался слой бюрократов и появились огромные царства. Египетские фараоны приобрели статус божества. По сравнению с шумерскими богами, египетские боги и фараоны были гораздо более могущественными — они контролировали жизнь миллионов людей, которые по их воле возводили города и пирамиды.

Письменность позволила организовать целые общества по модели алгоритма, где отдельный человек представляет собой крошечное звено в цепи, и все важные решения принимаются алгоритмом.

Алгоритмическая структура любой организации означает: неважно, кто именно выполняет роль исполнителя в больнице, армии, школе, корпорации или королевстве, до тех пор, пока он или она следуют принятым правилам и протоколам. В идеально функционирующем алгоритме судьба человека находится в руках системы, а не конкретного правителя.

Для грамотной элиты всё написанное на бумаге было так же реально, как деревья, коровы и люди. Письменность изначально скромно позволяла описывать реальность, но со временем она преобразовалось в способ изменения реальности. Если официальный отчёт противоречит реальности, то, как правило, реальность «корректируется» под отчёт. Любой, кто когда-либо имел дело с какой-либо сложной бюрократической системой, знает, что текст документа гораздо важнее правды.

По мере роста влияния бюрократии увеличивалась значимость письменного текста. Служители разных религий стали составлять перечни деяний своих богов и их заповеди. Эти записи пытались дать полное описание «реальности», и поколения учёных мужей стали искать ответы на любые вопросы на страницах Библии, Корана или Вед.

Забавно, что до сих пор президенты США принимают присягу на Библии, и свидетели в суде обещают говорить правду, положив руку на Библию, при том, что Библия полна выдумок, мифов и ошибок.

Мифы необходимы для нормального функционирования любого общества. Общество развалится без веры в существование, например, государства или корпорации. С другой стороны, вера в национальные или религиозные мифы или в миф о необходимости защиты национальных интересов может привести к войне. То есть получается, что причина войны — воображаемая, а страдания людей — абсолютно реальные.

Поэтому, говорит Харари, так важно уметь отличать вымысел от реальности. В 21 веке мифы будут ещё более влиятельными, а идеологии — ещё более тоталитарными. Эти идеологии с помощью алгоритмов и биотехнологий будут не только контролировать наши ежеминутные действия, но и формировать наш мозг и создавать виртуальные реальности со своим раем и адом. Отличить вымысел от реальности и науку от религии станет ещё труднее.