Человек, который встряхнул Dark Web. Часть 2

Человек, который встряхнул Dark Web. Часть 2


Перед моим уходом Уайт раскрыл свой Lenovo ThinkPad X1 и открыл инструмент под названием Newman — программу визуализации данных, отображающую структуры в истории электронной переписки. В данном случае это была переписка Джеба Буша за восемь лет на посту губернатора Флориды. За несколько секунд Ньюман рассортировал 250 тысяч писем в узловую структуру, показывающую, кому и как часто писал Буш, какие письма копировал, кому их отправлял и насколько быстро на эти письма отвечали. По сути, это была интерактивная карта влияния и принятия решений, внутренности нашей демократии, вывернутые наружу. Уайт легко мог заставить программу показать развитие отношений с лоббистами и донорами, вертя данные кандидата под разными углами, будто яблоко в руке. 

«В экономике знаний это огромная власть, — говорит Уайт. — На данный момент существует лишь несколько браузеров, и они являются нашей единственной связью с мировым информационным полем. С Memex мы могли бы как-то это изменить». 

Инструменты Memex могут показать передвижения рекрутов или пропаганды ИГИЛ; связи между подставными компаниями и отмыванием денег; незаконные потоки оружия или рабочей силы и частоту упоминаний в соцсетях слов и идей, как и их контекст, в режиме онлайн на карте. Их использовали для отслеживания вспышки Эболы в Западной Африке, чтобы понять, как люди попадали в опасную зону и уезжали из нее, и помочь Белому дому определиться с тем, как реагировать на вспышку. Они также могут отслеживать и отобразить общественные настроения и их изменения по всей планете. 

Нетрудно представить, как такая прозрачность повлияет на наше понимание общественного мнения за пределами нашего ограниченного Twitter и Facebook кругозора. Еще проще представить угрозу, которую такая прозрачность представляет для современной интернет-модели власти и выгоды — рекламщиков, зависящих от оплачиваемых экспертов, оценивающих или рецензирующих их продукт, либо использующих SEO-трюки или деньги для искажения интернет-поиска в свою пользу, и поисковых компаний, зарабатывающих на продаже доступа к этому влиянию. Или для диктатур, пользующихся теми же технологиями для влияния и контроля над своими гражданами. Или даже для демократии, где горстка технологических компаний контролирует потоки информации, из-за чего даже самые добропорядочные корпорации не могут избежать незримых искажений в том, что видят пользователи, и в информации, на которой они основывают свой выбор и свое мнение. 

Если Уайт прав, Memex — это только начало поколения инструментов, которые помогут Интернету не превратиться в один огромный торговый центр. Это хорошо. Это намного лучше, чем то, что у нас есть сейчас. Но будет ли оно чем-то значительным? Сделает ли оно нас лучшими гражданами или более полноценными людьми? 

Какое-то мгновение Уайт просто смотрит на меня, а потом почти улыбается. 

«Это очень интересные и очень важные вопросы», — говорит он. 

На эти вопросы он только начинает проливать свет. 

Автор: Чарльз Граебер. 

Оригинал: Popular Science
Перевели: Оля КузнецоваСергей ПахомовВлада Ольшанская и Кирилл Козловский
Редактировали: Артём СлободчиковРоман ВшивцевКирилл Казаков и Сергей Разумов