Часть 3

Часть 3


Позднее утро. Время движется к обеду. Гарри и Рон выходят из аудитории с толпой одногруппников. 

- Слушай, Рон, - спрашивает Гарри, - скажи мне, зачем ты на паре сказал мне "смотри-ка!" и достал свой хуй? 

- Если бы я только знал... - отвечает мечтательно Рон. 

- Поттер, Уизли! - к ним подходит профессор Макгонагалл, - вы не забыли, что у вас сегодня после пар будет отработка? 

- Ах, да... - Гарри почёсывает затылок, - честно говоря, у нас сегодня после занятий тренировка по квиддичу. Вы же не хотите, чтобы мы проиграли матч Слизеринцам? 

- Точно, тренировка! У нас совсем нет времени! - поддерживает друга Рон. 

- А вот Рона можете забирать, он нам там нахуй не упал. 

- Хватит заговаривать мне зубы! Я спросила у Алисии и она сказала, что сегодня тренировки у вас нету. Чтобы в три ноль ноль были возле 

хижины лесничего. Хагрид вам всё расскажет. 

Макгонагалл уходит, Гарри и Рон переглядываются: 

- Если отработка у Хагрида, то нам ещё повезло, - отмечает Рон, - Невилл рассказывал, что когда он отрабатывал у Филитвика, то ему 

приходилось дрочить этому карлику. 

- Кажется, это была не отработка. 

Мимо по коридору с криками пробегает Дамблдор без штанов. 


*** 


- А вот и вы! - не успел Хагрид открыть дверь, как Гарри и Рона обдаёт мощным потоком перегара, - сегодня вам предстоит нелёгкая работа. 

Гарри и Рон переглядываются: 

- Честно говоря, Хагрид, мы думали, что будем с тобой бухать до вечера. 

- Это потом, - Хагрид машет руками, - а сейчас мы отправимся с вами в запретный лес! 

- Пиздец. 


Тишина и спокойствие таятся в лесу. Птички поют, медведи ебутся. Гарри и Рон порядком заебались, а Хагрид их всё ведёт и ведёт в беспросветную чащу. 

- Хагрид, так куда мы идём? - интересуется Гарри, чтобы хоть как-то разрядить обстановку. 

- Вы наверняка знаете, что моя мамаша была ещё той великаншей. Мужики её не трахали, это она трахала мужиков. Она могла одним захватом взять 

сразу пятерых и всю ночь сношаться на их огромных хуях. А потом она состарилась, подхватила спид... В общем сейчас не об этом. Мамаша 

наградила меня великим даром великанов, а именно - громовым сраньём. Каждый раз, когда мне приспичит, я ухожу в лес, потому что, если я 

посру на территории универа, то Хогвартс потом придётся собирать по кусочкам. Так как часто в лес не побегаешь, я сру раз в месяц, отчего 

мой пердёж можно сравнить с взрывом атомной бомбы. 

- Хагрид, я немного не понимаю, а мы-то тебе нахуя? - спрашивает Рон. 

- Ах, да. Дело в том, что кентавры в конец ахуели. Весь лес они считают своим домом, так что в последнее время стоит мне только зайти вглубь 

и примоститься посрать, как они начинают выбегать отовсюду и давать мне подсрачники. А я не могу в такой обстановке сосредоточиться, даже 

пёрнуть не могу. В общем, мне надо, чтобы вы отвлекли этих парнокопытных хуесосов, пока я буду воевать со своей жопой. 

- Хагрид, мне кажется это плохой идеей, - отмечает Гарри, - кентавры не очень любят людей. 

- Это да, но они охотно принимают чужаков, если те принесут с собой подношения. Вот это их точно задобрит, - Хагрид достаёт большую флягу. 

- Там бухло? - Гарри обрадованно смотрит на подношение. 

- Заебись, побухаем с кентаврами! - Рон радостно потирает руки. 

- Нет, там не бухло. Там кое-что получше, а именно, моча единорога. 

- Ты совсем ахуел? Нахуя кентаврам моча единорога? 

- А вы не знали? Они с неё упарываются ещё похлеще, чем от бухла. Правда, сейчас единорогов хуй найдёшь, поэтому у большинства кентавров 

ломка. Принесёте им эту флягу, побазарите за жизнь, а я пока вдалеке просрусь. И пойдём после бухать с вами негодниками. 


*** 


Лесная чаща всё углубляется дальше, Гарри и Рон с осторожностью пробираются сквозь густые заросли кустов. 

- Вон, вижу! - Рон показывает пальцем на кентавра, который стоит в метре от них. 

- Драсьте,- Гарри пытается выдать самую невинную улыбку. 

- Чужаки! 

Тут же на поле выбегают десятки парнокопытных. Все злобно поглядывают на Гарри и Рона. 

- Вы схуяль сюда припёрлись? - спрашивает один из кентавров. 

Сразу видно, что он у них вождь. Видно по огромному хую, который упирается Рону в лоб с пятиметрового расстояния. 

- Мы гости издалека. Пришли с благими намерениями,- выдаёт Гарри так, что сам ахуевает, - вот наш дар, - достаёт флягу и показывает всему 

племени. 

- Это моча единорога, - сообщает торжественно Рон. 

- Пиздишь, - ахуевает вождь. 

"Моча единорога", "Ахуеть, повезло", "Я анус свой готов за неё продать", - шепчутся остальные. 

Вождь берёт флягу, приоткрывает её, нюхает и делает глоток. На его лице на секунду появляется блаженство, а в следующее мгновение он 

выплёвывает содержимое и хватает Рона за горло: 

- Это не моча единорога! Это человеческая моча! - кричит в ярости он. 

- Ты-то откуда знаешь, какая на вкус моча человека? - интересуется Гарри. 

- Не важно. Так, всё, пиздец вам, - Гарри и Рона хватают, - расчленим, выебем и сожрём! 

- Давайте без расчленёнки, - умоляет Рон. 

Их тащат вглубь леса и привязывают к дереву. 

- Стойте, слушайте, давайте мы откупимся жопой рыжего, - торгуется Гарри. 

- Мы и так его выебем, ебанутый, - сообщает вождь. 

Рон в ахуе, Гарри соображает, что ещё сказать. 

Вдруг, по лесу проносится оглушительный гул. Деревья лысеют, ветки хрустят. Вонища идёт такая, что лучше уж сдохнуть. 

- Опять этот жирный посрать вышел! - кричат испуганно кентавры. 

- Бежим в укрытие!- вождь созывает остальных. 

Кентавры начинают в ужасе разбегаться, крича, как девчонки. 

- Эй, стойте, не бросайте нас! - Гарри распутывает верёвки и вместе с Роном они бегут, куда глаза глядят. 

По лесу проходит очередной гул, вонища наступает такая, что кажется, вот-вот, они потеряют сознание. 

Наконец, Гарри и Рон находят овраг и пережидают там, пока этот пиздец кончится. На землю градом падают куски говна. 


*** 


Ближе к вечеру Хагрид находит друзей. От ужаса те нихуя не соображают. 

Гарри очухивается в домике Хагрида. Рядом сидит охуевший Рон и шлёпает губами. 

- Вот, - Хагрид протягивает бутылку самогона. 

Гарри опустошает залпом половину, затем вливает в рот Рону. 

- Блять, Хагрид, чтобы ещё раз мы с тобой, да... 

- Успокойся, в следующий раз я с собой Невилла возьму, он природу любит. 

Рядом приходит в сознание Рон и хрипло говорит: 

- Ты что, бородатый пидор, охуел? Это была не моча единорога. Чья это моча была? 

- Моя. 

- В пизду, - Гарри тянется ещё за одной бутылкой,- помыться бы сейчас. 

В середине ночи Гарри, Рон и Хагрид, убитые в дрова, бегут абсолютно голыми к школьному озеру, невнятно напевая какую-то песню. 

Хогвартс спит. Ночь тянется неспешно к рассвету.