Часть 3.

Часть 3.


УК, как и граждане, бывают разные. Да и не только управлющие организации, а в целом поднадзорные органы и лица. С некоторыми руководителями приятно общаться, с некоторыми совсем нет. Некоторые директора превращаются в адекватных только после привлечения к административной ответственности. До этого они гнут пальцы и качают права. После - на всё согласны и ни на что не жалуются, разве только что на свою тяжелую участь. Иногда встречаются не воспитываемые никакими методами наглые, круглые и лысые дяди, которые обычных граждан за людей не считают. Хорошо, что мне почти не приходилось с такими встречаться. 

Я в основном общалась с председателями ТСЖ, директорами сельских МУПов ЖКХ, руководителями городских управляющих компаний, "электриками" (сетевая и сбытовая компании), "газовиками".

С газовиками работать трудно из-за их повышенного чувства собственной важности.

Они постоянно отключали котельные из-за задолженности (хотя это было незаконно с точки зрения антимонопольного законодательства), и этому никак не получалось противостоять. Не работали ни наши предостережения о недопустимости нарушения закона, ни даже решения суда по нашим искам. Судебные решения были о признании отключений газа незаконными и запрете в будущем отключать газ из-за задолженности предприятий, владеющих котельными. Газовики находили какие-то новые причины, почему можно приостановить поставку газа. Люди оставались без горячей воды до новых решений суда по искам прокурора.

Не знаю, везде так или только у нас. К нам однажды обращалась транспортирующая газ организация из другого региона. Они оказались очень классными ребятами. Правда, общалась я с инженерами, а не руководством. 

Люди за городом построили дачные домики около подземного газопровода, не имея документов на землю. Мы с инженерами ходили измеряли расстояние от трубы до домов, потом писали заявления в суд о сносе самовольных построек. Люди очень возмущались, не верили в наличие трубопровода и ночью даже попытались его откопать. Они придумали, что занятая ими земля (около какого-то болота, без озёр и рек) "понадобилась москвичам под дом отдыха, и они придумали историю про газопровод". Он, кстати, по документам датируется 60-ми годами. Газовики планировали его ремонт, поэтому и написали нам обращение, чтоб разобраться со стоящими на нём и вдоль него постройками. Хотя земельным контролем должна заниматься местная администрация. Но она у нас работает неважно, мягко говоря.

Возможно дело в недружности коллектива, либо в руководстве, либо в том и другом одновременно. От администрации почти нереально добиться в срок исполнения требования (так правильно называется запрос) о предоставлении сведений и документов. Сначала они не ответят в установленный срок, потом после ругательств напишут что-то обтекаемое и неопреленное исключительно на часть поставленных вопросов. После очередных ругательств принесут новый ответ с информацией, которую и не просили у них.

Читателю должно быть очевидно, что на обращения жителей они отвечали не лучше. Поэтому мы часто привлекали главу к административной ответственности за нарушение порядка рассмотрения обращений граждан. Правда, не могу похвастаться, что это сильно повлияло на их качество работы с жалобами. А свои "требования" мы заменили уведомлениями о проверке: "завтра в хх часов будет проверка того-то, предоставьте проверяющему то-то и то-то". Так проверять гораздо быстрее, да и ругаться на месте эффективнее, чем по телефону. Однако на рабочем месте муниципальные служащие чувствуют себя гораздо смелее и могут демонстрационно 15 минут обсуждать свои личные проблемы по телефону, пока проверяющий при наличии у него терпения ждет к себе внимания. А вот если их вызвать в прокуратуру, то сразу начинается волнение, дрожание и даже убегание со слезами.

Кроме отвратительной работы с гражданами, с остальной работой у органов местного самоуправления всё также было плохо.

Например, проверяли переселение граждан из аварийного жилья. Они заключили сотню контрактов со знакомым застройщиком. Тот в срок дома не достроил. Все равно акты приёма-передачи подписали, после чего умудрились заключить дополнительные соглашения о продлении срока контрактов. Дома ужасные - сырость, плесень, внутренняя отделка не завершена, в нескольких квартирах забыли сделать вентиляцию, газ не провели вообще. Я предлагала руководителю направить материалы для возбуждения уголовного дела, но тот не увидел преступления (типа "ущерб не вычислить"). Ограничились привлечением к административной ответственности с крупными штрафами. Самое грустное, что после этой очевидной недобросовестности застройщика администрация вновь заключила с ним новые контракты на новое строительство. Там даже фундамент не возвели, бросили. Но я уже к тому моменту наконец-то перестала работать.

Наши стандартные меры к администрации - это иски в суд обеспечить сирот жильем, разработать всякие программы энергосбережения, утвердить схемы водоснабжения и теплоснабжения, ликвидировать несанкционированные свалки, отремонтировать различные муниципальные объекты коммунальной инфраструктуры, поставить приборы учета в муниципальных зданиях.

Ещё вносим представления в связи с нарушениями при постановке граждан на учёт в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий, привлекаем к административной ответственности за нарушение порядка рассмотрения обращений граждан, приносим протесты на противоречащие закону муниципальные правовые акты.

Ещё много других незначительных мер реагирования и, конечно, не только по ЖКХ. Ещё часто в администрации находим нарушения законодательства о земле, имуществе, закупках, муниципальном контроле.

Каждую неделю администрация собирает организации ЖКХ на однотипные совещания по задолженности за коммунальные ресурсы и/или отопительному сезону. Прокуратуре тоже приходится тратить пару часов на участие в этой бессмыслице. 

Задолженность за электроэнергию и особенно газ у нас в районе очень большая. Отсюда много проблем с началом отопительного сезона. Каждый год казалось, что всё настолько плохо, что район останется без тепла. Областная прокуратура требует как-то уменьшать задолженность мерами прокурорского реагирования. Мы вносили каждый год представления в УК и МУПы об устранении нарушений закона, чтоб они "усилили работу с задолженностью", но это, во-первых, никак не влияет на ее размер, а во-вторых, арбитражные суды признают такие представления незаконными. Хорошо, что у нас в районе компании покладистые и не жаловались в суд.

Управляющие компании и жители, как правило, взаимно друг друга не любят. Сначала приходят жители и ругают УК, потом приходит вызванный директор и ругает жителей. Иногда в обратном порядке: сначала звонит директор и, ругаясь, говорит, что сейчас в прокуратуру идёт жаловаться такой-то гражданин и описывает ситуацию. В некоторых ситуациях я поддерживаю жителей, в некоторых - управляющие компании, которые действительно работают.

У нас есть очень хорошая УК, она одним летом поменяла отмостку у дома, привела в порядок придомовую территорию, приделала решетки на окна в подвал, провела менее очевидные для людей работы в подвале, и после этого знакомые жители дома все равно заявили, что "УК ничего не делает". Хотя по сравнению с другими УК эта действительно работает. Этой компании не повезло с одним жителем, который вообще не платит за коммунальные услуги, но умудрился через суд взыскать с компании около 100 тыс. за технику, сломанную в результате скачка напряжения. У нас, кстати, жители платят за электричество напрямую сбытовой компании, и договоры между ней и УК не заключены.

Мы у УК часто проверяли содержание общего имущества с привлечением специалистов с жилищной инспекции, раз в год - проверка лифтов, качество коммунальных услуг (чаще всего, это отопление), перечни платных услуг. Обращения жителей по начислению платы за коммунальные услуги старались перенаправлять в жилищную инспекцию, там лучше разбираются. Сейчас традиционно идёт сезон проверок наличия/отсутствия снега и сосулек на крышах и посыпания песочком придомовой территории. 

У МУПов ЖКХ, владеющих котельными, нет лицензий на эксплуатацию опасных производственных объектов, поэтому по ним ещё пишем иски о получении лицензий и привлекаем к административной ответственности за их отсутствие. 

ТСЖ реже попадаются в поле зрения прокуратуры. Первый год работы на направлении ЖКХ я даже не знала о их существовании в городе, пока не пришла первая жалоба. Администрация даже не смогла предоставить актуальный перечень ТСЖ и ЖСК на территории района. Хорошо, что в жилищной инспекции с этим порядок, помогли. В ТСЖ самостоятельно, то есть не по жалобам, проверяли уставы и направление реестров членов товарищества в жилищную инспекцию (они должны делать это каждый год, в 1 квартале, иначе штраф 300 руб.). 

Ещё не рассказала о водоснабжающей организации. Сейчас работает новая, а со старой было очень непросто. Это только в прокурорских новостях уголовные дела возбуждаются часто и как будто легко. У меня вышел полный провал. 

От бессилия борьбы с задолженностью за коммунальные ресурсы где-то добыла бухгалтеров в качестве специалистов и потащила их по МУПам. Нашли они немного и незначительно, поэтому для количества проверенных объектов они были затащены дополнительно в водоснабжающую организацию. Там изучили реестр договоров с контрагентами, попросили руководителя показать некоторые из них, с наиболее крупными суммами. Договоры с одной организаций директор предоставить замялся. Далее несколько месяцев была моя борьба за получение этих документов.
Если бы директор сразу показал договоры, счета-фактуры, акты приема-передачи работ, я бы полистала, ничего не заметила и вернула бы, но немотивированное упорство организации насторожило. При проверке директор обещал показать их потом, а потом сказал, что не нашёл их. Затем мы написали письменное требование, на которое он письменно отказал, неся бред про вмешательство в хозяйственную деятельность и коммерческую тайну. Попытались привлечь его к административной ответственности за неисполнение требований прокурора. Не получилось, потому что работник канцелярии поленился отнести требование под расписку в организацию, которая находится через дорогу, и отправил простым письмом. Суд сказал, что факт направления требования не доказан и наличие ответа тоже не доказательство. Ладно. Написали второе требование, отнесли как положено. После этого в организацию ночью залезли некие похитители и украли запрашиваемые документы. Там всё было нормально инсценировано. По-настоящему разбили окно, вытащили какие-то коробки, руководитель организации написал заявление в полицию.
Мне было и смешно и грустно смотреть на этот цирк. У меня на столе давно лежали копии нужных документов, я их запросила в региональном органе по тарифам ещё после первого отказа организации. Прокуратура отказы не проглатывает, поэтому пошли на принцип с дальнейшим истребованием документов, а так особой необходимости не было. 
По полученным документам 10 с лишним миллионов рублей были оплачены питерской организации за какие-то профилактические работы на объектах водоснабжения и водоотведения. По выписке из ЕГРЮЛ к водоснабжению та контора никакого отношения не имела. Далее запросили сведения у налоговой. Она проверила и сообщила, что имущества у той организации нет, работников нет, по адресу регистрации отсутствует, деньги уходили по цепочке другим организациям. Как вы поняли, договоры фиктивные, акты тоже, работы не проводились. Это потом подтвердили опрошенные работники водоснабжающей организации. Получила выписки со счетов (это как бы банковская тайна, сам банк не даст, но добыть все равно можно). Там следовало, что уводимые через поддельные договора деньги были не граждан, а учредителя, который накануне перевода денег предоставлял своей организации заём на нужную сумму.
Из всего этого выходили подделка документов, незаконное получение налогового вычета на несколько миллионов по ним, использование поддельных документов в органе по тарифам. Как миллионные договоры повлияли на размер тарифа, этот орган мне дать заключение не смог. Директора компании вместе с его адвокатом я 3 часа безрезультатно пытала в очень душном и жарком кабинете. Они взмокли, намочили мои стулья, но ни в чём не признались, пользуясь статей 51 Конституции.
Материалы проверки мы направили в местный отдел по борьбе с экономической преступностью. В связи с отсутствием кадров в полиции, несколько томов моих трудов там и похоронили (благополучно для директора компании). Теперь уже и срок давности привлечения к уголовной ответственности истёк. После той проверки компания перестала быть водоснабжающей, её сменила новая.
Помимо описанного, проверка сопровождалась устными препирательствами с директором лично и по телефону, его постоянным вытаскиванием в прокуратуру на беседу с прокурором, ругательствами меня со стороны прокурора за то, что я не способна получить от компании требуемое.

Хочу обратить внимание, что эти события были еще до ужесточения в 2015 году требований к процедуре наших проверок. Если бы чуть позже пришлось проверять, то вышло бы ещё намного хуже, потому что при таком активном противодействии соблюсти новые формальности сложнее.

Завтра как раз будет грустная заметка о формальной стороне работы и показателях.