Будильник

Будильник

Митрич

У любой не рожавшей женщины перманентно звенит будильник, с каждым годом увеличивая громкость звучания. Рингтон меняется от «я могу родить» до «пора рожать», и до «РОЖАТЬ!!!». С 30 до 40 громкость увеличивается по экспоненте.

Даже закоренелые синие чулки, чайлдфри и деловые бизнесвуманы постоянно думают об этом. Потому что могут. 

Это, как мужик с хуем постоянно думает, что из него можно не только ссать. Он может не любить секс (или убеждать себя в этом), он может быть импотентом или не любить женщин, он может побиться в юности об заклад, что не сунет его никуда кроме писсуара, но он будет постоянно думать об этом. Потому что всё окружение будет постоянно напоминать, что хуи надо совать не только в писсуары, и это здорово.

Так же и женщины постоянно думают о том, что могут родить. Их это знание преследует с детства.


Есть, конечно, определённая часть людей, которые замуровывают такие мысли в самые глубины подсознания. Монахи и монашки. Но вряд ли в интернете, барах и различных тусовках ты сталкиваешься с монашками. Поэтому можно с уверенностью сказать, что у любой взрослой бездетной женщины, с которой ты общаешься, с той или иной громкостью в башке звенит этот будильник. 


С хуя ли этот будильник включается? Из–за фертильности (способности к воспроизводству) и психологии. Если бы в 60 рожалось так же просто, как в 20, будильники дремали бы. Но в 60 и 80 рожают только мировые инфоповоды. Ситуация, как у в меру пьющих мужиков после ограничения времени продажи алкоголя. Вот сидишь ты дома вечером, срочных дел нет. Можешь позволить себе пива. Прислушиваешься к внутренним желаниям, – хочется — не хочется? Вроде не хочется, можно оставить до пятницы/субботы. Но, сука, через час перестанут продавать. И, если захочется, уже хер купишь. Да и хуй бы с ним, казалось бы. Но осталось 50 минут. Идите в жопу! Я пью, когда захочу. Осталось 40 минут. Мысли, отъебитесь, я сейчас фильм интересный смотреть буду. 30 минут. Фильм с пивом, конечно, интересней. 20 минут. Бля! Надо бежать! Успеть бы!

А если бы знали, что через 20 минут у вас вообще исчезнет возможность выпить пива? Нет, теоретически сохранится возможность допить за кем–то, но вот эта полная свежая бутылка тебе не светит уже никогда в жизни. Легко махнули бы рукой?


Очень мало женщин трезво оценивают то, что творится у них в подсознании. Реагируют на это от распиздяйского стрекозьего «Впереди ещё пол–лета» до успокоительно–мудрого «Ну вот если встретится достойный мужчина, можно будет подумать об этом». Но будильник звенит у тех и других. И лето заканчивается. И в какой–то момент наступает ситуация «20 минут. Бля! Надо бежать! Успеть бы!» И пиздец мужикам, которые попадут под это «успевающее» стадо буйволов, бегущее, как от пожара. «Выживают» единицы.


Во–первых: отключается адекватная оценка. Достойным становится практически любой, проявляющий интерес и способный к размножению. Прежние оценочные рамки растягиваются до удивительных величин: сильно старше–младше, сильно выше–ниже, слишком худой–толстый, хочет много–мало секса, материальное положение и т.д., — перестаёт иметь особое значение, идёт автоматическая подстройка. 


Во–вторых: свойство приписывать другому человеку желаемые качества у женщины увеличивается на несколько порядков, и мужчина ощущает себя божеством, которому поклоняются. Это пугает, от этого теряется трезвая оценка происходящего, в это очень хочется верить. Ну это в кайф на самом деле. Тебя любят, поощряют все твои увлечения, вредные привычки, бережно относятся к твоим внутренним заёбам, поддерживают во всём и восхищаются твоими качествами в постели. А женщина просто так молится, чтобы ей дали возможность стать матерью.


В–третьих: таймер ускоряется. Пока у мужика ещё ворочаются мысли «Точно ли мы подходим друг к другу?», у женщины в голове звучит набат «Подходим! Чего ты ждёшь?» В этот момент единственная оценка мужика определяется тем, — хочет ли он завести детей с этой женщиной или нет. Любое сомнение – попытка к бегству. Любая задержка с ответом – саботаж.


Что получается в итоге?


Мужик, который сам охренел от одиночества, желания продолжить род, сделать, как правильно, как у всех, решает, что встретил самую лучшую, самую понимающую женщину. Он трепетно интересуется: 

— А не хочешь ли ты, чтобы я выполнил твоё самое заветное желание?

— Ты такой милый. Ты самый чуткий и заботливый. Конечно хочу. Давай быстро! У меня день идёт за месяц!!!

Счастливый финал, несколько месяцев рая.


Мужик, который себя адекватно оценивает и знает про местонахождение бесплатного сыра, не торопится и разыгрывает партию аккуратно. Это женщину нервирует, выводит из себя, бесит. Она, блять, выложилась на 280%, а ты чего–то думаешь! Это хождение по бритве. Вот ты сегодня только задумался, но не сказал «А не пожениться ли нам и не забацать пару карапузов», а завтра получаешь «Нам надо расстаться». Почему? Пошёл нахуй, вот почему!

Женщина реально всё это время живёт, как сапёр на минном поле, постоянно поглядывая на секундомер. Это тебе год–другой – притирка. А она к каждому дню прибавляет от 9 до 12 месяцев. Это у тебя баба в 35 – холить, нежить и ебать, а для неё – роды в 36. А потом в 37,38, 39, 40… стоп машина! Она не может откладывать. Поэтому, каким бы ты распиздатым ни был, наступает момент, когда на тебе ставится крест «С ним ребёнка не сделать». Тут же вся любовь смывается в унитаз. Ты слетаешь с Олимпа в чём мать родила и нихуя не понимаешь. Ведь хорошо же было. Хорошо тебе. Ей уже не хорошо. У неё жуткая обида за впустую потраченное время. И, как ни рыпайся, уже ничего не изменить. На тебе клеймо «мудак», «отбраковка». Даже, если прибежишь с цветами и криком «Давай размножаться!», тебя пошлют нахуй и захлопнут дверь. Потому что с мудаками детей не заводят.

Но ты же не мудак. Почему такое отношение? Потому что ей страшно и стрёмно. Она стоит на вышке своего возраста, готовясь к прыжку в роды со всякими сальто–мортале, а ты ей день за днём эту вышку приподнимаешь. Она заранее просчитала, что проживёт на 10–30 лет дольше тебя, и чтобы не волочить жизнь в одиночестве, ей нужен ребёнок. Ей похер, что твоя будущая смерть примерно совпадёт с периодом выхода ребёнка в самостоятельную жизнь, и ему будет не до неё. Она верит, что это будет её спасительный маяк в старости. Поэтому поезд ушёл. У неё уже есть билет на другой поезд, или она уже стоит в очереди к кассе.


Что получается дальше?


Счастливый мужик, ставший мужем и отцом, вдруг обнаруживает, что 90% её внимания сместилось с него на ребёнка. Потом обнаруживает, что всё что ей нравилось, ей перестало нравиться. Твои друзья, увлечения, вредные привычки вдруг становятся чем–то мешающим близким отношениям. Тебя начинают оценивать исключительно по отношению к ребёнку. При этом, смотаться в 7 утра на детскую кухню, поднять–спустить коляску, погулять с этой самой коляской, приволочь кучу сумок с памперсами и питанием, прийти раньше с работы, провести дома все выходные, пролежать у кроватки полтора часа, пока ребёнок не заснёт, держа тебя за палец, постричь ему ногти, вколоть укол, потому что она боится, – это не отношение к ребёнку. Это само собой разумеющееся, как чистка зубов и смыв воды в туалете. Это твоя обязанность, и не обсуждается. Если ты не мимимишничаешь всё время с ребёнком, как она, соприкасаясь с ней висками, — ты хуёвый отец. Если ты позволил себе заняться своими делами, — ты хуёвый отец. Если ты задремал на диване, — ты хуёвый отец. Это не высказывается явно, это откладывается у неё на подкорке. Снаружи для всех вы – счастливая семья, а в её голове список претензий к тебе уже переходит в разряд многотомника.

Почему такое происходит? Да потому что ты уже выполнил основную задачу и теперь на тебя смотрит не женщина, поклоняющаяся божеству, а самка богомола. В этот момент можно задуматься: «А почему она до этого времени была одна? Что ей помешало создать семью раньше? Какие завышенные требования, какие заёбы?..» Впрочем, это уже без разницы. Это уже всплыло обратно, и ты в этом тонешь.

Постепенно женщина аннулирует все негласные договорённости, благодаря которым ты считал её самым мудрым и понимающим человеком. Все твои интересы приносятся на алтарь ребёнка. Нет, она конечно, не против того, чтобы у тебя были свои дела, увлечения, она же понимающая и добрая. Но ребёнку нужен отец. Постоянно, блять! "Это не мне, это вот ему не слышно" (Возвращение блудного попугая). Т.е. ты вроде как и вправе жить не только для ребёнка, но и для себя тоже. Но всё это будет учтено при издании многотомника претензий. 

Когда "мавр сделал своё дело", женщина может вспомнить, что не совсем такого "мавра" она хотела. Ну да, влюбилась. А потом любовь утихла, и реальный человек оказался не дотягивающим по всем параметрам. А у женщины с будильником уже довольно долгий опыт самостоятельной независимой жизни, как правило, вполне нормальное материальное положение, целеустремлённость, решительность, вера в свои силы... В общем, "мавр", который не будет отбивать поклоны ребёнку вместе с ней, вполне "может уйти", она ему ещё дверь сама откроет.


А что у мужиков–тормозов? 


Счастливчики нарываются на дур. Дуры их третируют и прессуют обидами без повода, подколками о залётах, «как назовём детей?» и тому подобное. Большинство мудрых тормозов с этим справляются и просто в определённый момент посылают такую бабу. Немудрые в определённый момент машут рукой: «Залетишь, женимся», — и получают ребёнка, которого в таком варианте не особо хотелось бы, и бабу получившую реальное подтверждение, что всё решается манипуляциями.


Но есть ещё умные женщины. Они очень бережно относятся к объекту воплощения желаний. В таких влюбляются. С такими реально хочется прожить до самой смерти. Но они уходят, не дождавшись, пока ты поймёшь, что ей от тебя нужно. Они стараются смягчить этот уход, не сделать тебе больно. У них есть лишь один недостаток, — они хуй признаются в реальной причине ухода. Потому что потеряют при этом частичку привлекательности или ещё чего–то. Им себе сложно признаться, что были с этим мужчиной только из–за возможности реализации способности к размножению. А они порядочные. Они не могут так обидеть человека, с которым некоторое время летали.

И тут мужика накрывает. Ещё вчера она любила, молилась на меня, и вдруг исчезла. Как это? Ну реально ситуация такая, что тебя сонного расцеловали, воспели ночь с тобой, протопали в ванную, пошуршали зубной щёткой, а потом перед хлопком входной двери донеслось: «Мы разные, нам надо расстаться…» 

Мужик охуевает. Шок, когнитивный диссонанс. Он уверен, что она его любит, просто какие–то высшие силы велят ей так поступать. Фашисты захватили всех родственников и обещают расстрелять, если она вернётся.

Мужик начинает искать фашистов, не понимая, что любви к нему не было. Была любовь к возможности закрыть материнский гештальт, а не к тебе, наивная мякоть. Поэтому, как только пришло осознание «С этим ребёнка не сделать», любовь испаряется. Она уходит из твоей жизни, как из гостиницы. Каким бы уютным ни был гостиничный номер, он забывается уже на выходе.

А мужик страдает. Ищет объяснения, придумывает версии, изводит себя этим месяцы или годы. У него хватает мозгов обратиться за разъяснениями, но не хватает мозгов понять, что она уже заселяется или заселилась в другую гостиницу, и его появление всё ей испортит. Он недоумевает, почему его избегают и банят где только возможно. Ему долгое время хуёво и непонятно.


Как быть в таких ситуациях?


Для мужиков:


— Подойти к зеркалу и убедиться, что там отражается не Ален Делон.

— Заглянуть в список Форбс и не обнаружить там своей фамилии.

— Вспомнить, что демо–период длится год–полтора от силы.

— Честно ответить на вопрос: «Чего ты хочешь от женщины?»

— Честно ответить на вопрос: «Готов ли ты ближайшие 10–12 лет подчинить свою жизнь интересам ребёнка – эгоцентричного существа, которое не готово учитывать твои желания?»

— Сделать выбор.


Для женщин:


— Представить, что этот мужик не способен к размножению.

— Сделать выбор.