«Будь жид – и это не беда». Пять историй, как батлились великие поэты

«Будь жид – и это не беда». Пять историй, как батлились великие поэты

Futurist.ru
Автор - Ксения Грачева

Считается, что жанр современных рэп-баттлов – продолжение поэтических вечеров. Но были в нашей литературе и затяжные бифы (в современном значении – долгая вражда между рэперами). «Футурист» рассказывает о самых горячих.

Маяковский vs Северянин

В истории этого конфликта был почти настоящий баттл: в 1918 г. в Политехническом музее прошли выборы так называемого «Короля Поэтов». Северянин обошел Маяковского с небольшим отрывом. После объявления результатов голосования, Маяковский выскочил на эстраду со словами «Долой Королей, теперь они не в моде». Правда, по свидетельствам самого Северянина, после сказал: «Не сердись, я их одернул – не тебя обидел. Не такое время, чтобы игрушками заниматься».

Несмотря на шуточный характер церемонии, Северянин отнесся к своей победе очень серьезно: он выпустил сборник стихов, где поместил на обложку свой новый титул, а так же начал использовать его в афишах и везде, где только можно. Существует стихотворение с говорящим названием «Рескрипт короля».

Но изначально Маяковский и Северянин были друзьями. В 1913 году они вместе с другими футуристами отправились в турне по городам России.

Маяковский часто подкалывал Северянина, который предпочитал промолчать в ответ. Маяковский вообще обладал качествами настоящего баттловика: острый на язык, честолюбивый, он выделялся над толпой, знал, как заполучить ее внимание. Воспоминания современников говорят о том, что Маяковскому удавалось расположить публику к себе даже тогда, когда она была настроена против.

Столкновение разных характеров и взглядов на искусство невольно вело к конфликту. В 1915 г. Северянин «задиссил» оппонента объемным стихотворением «Крымская трагикомедия», где изложил свою точку зрения на дружбу и вражду с Маяковским. В начале он называет его «розовеющим слоном, а заканчивает такими строчками:

Маяковский тоже не остался в стороне и задел Северянина в одном из наиболее известных стихотворений "Вам". Так же после проигранного поединка от него исходили неоднократные выпады против "Короля".

Пушкин vs Булгарин

О Фаддее Венедиктовиче Булгарине знают разве что студенты-филологи да особые ценители творчества Пушкина. Ведь именно рядом с этим именем чаще всего можно встретить его имя.

Булгарин прожил долгую и насыщенную жизнь: поляк (настоящее имя Тадеуш), после распада Речи Посполитой оказался на территории России, учился в сухопутном Шляхтерском кадетском корпусе, участвовал в войне как на стороне российской, так и французской армии. Характер Булгарина позволял заводить полезные знакомства и устанавливать связи в литературных кругах. Так, после недолгих скитаний, к нему наконец-то приходит успех литератора.


Он пишет статьи, фельетоны, издает собственные журналы, работает в жанрах плутовского романа, антиутопии и фантастики.

При жизни Булгарин делил с Пушкиным свою славу: новатор, издатель первого в России журнала об истории, географии и статистике "Северный архив"; журнала о театре "Русская талия", газеты "Северная пчела", писатель и публицист. Несмотря на это, в истории литературы он остался в основном как непримиримый враг Пушкина и адресат его эпиграмм.

В источниках нет единого мнения на вопрос о том, кто первым начал этот биф. Сохранилось письмо, где Пушкин пишет: "Вы принадлежите к малому числу тех литераторов, коих порицания или похвалы могут быть и должны быть уважаемы". Однако постепенно между ними стала возникать неприязнь. Виной всему – разница во взглядах на искусство. Если все, что выходило из-под пера Булгарина было направлено на широкий круг читателей и соответствовало непритязательному вкусу чиновников, купцов, буржуазии, то Пушкин и его "тусовка" были антиподами. Соответствовать ожиданиям масс в планы Александра Сергеевича не входило. К тому же, характер Булгарина славился своей изменчивостью. Известно, что он служил в войсках Наполеона, после неоднократно менял свои взгляды. Бежавшего в Варшаву декабриста и друга Пушкина Кюхельбекера он сдал полиции, с которой сотрудничал.

Самая известная эпиграмма Пушкина звучит следующим образом:

В свою очередь Булгарин распускал нелицеприятные слухи (например, о том, что предок Пушкина был куплен императором Петром за бочонок рома), грубо проходился по оппоненту в своих статьях и даже писал доносы власти.

Бродский vs Евтушенко

Этот конфликт так же начался с дружбы. Поэты познакомились в 1965 году. Бродский вернулся из ссылки, где отбывал наказание по статье "за тунеядство". Он быстро нашел язык с Евтушенко, но потом все перевернул один случай.

В 1972 году по решению КГБ Бродский должен был покинуть страну. Решая бюрократические вопросы, в коридорах КГБ он случайно встречает Евтушенко. Бродский посчитал, что последний сотрудничал с властями и имел отношение к его высылке. Бродский назвал Евтушенко стукачом, осведомителем и перестал поддерживать отношения.


В своих интервью Евтушенко объяснял свое появление в КГБ тем, что по возвращению из Америки на таможне у него отобрали "запрещенную" литературу и он пытался ее вернуть. Более того, он хотел добиться того, чтобы Бродскому разрешили остаться в СССР. Все это Евтушенко пытался объяснить при личной встрече, которая стала последней. Бродский не захотел ничего слушать и еще более укрепился в вере, что Евтух (как он называл коллегу) — осведомитель КГБ.

Однако, был еще один эпизод, который, возможно, объясняет, почему Бродский не хотел мириться и всячески избегал встречи с Евтушенко. После прибытия в Америку Бродский устроился на работу в Квинс-Колледж. Но случилось это потому, что Евгений Александрович замолвил словечко. Однако потом Евтушенко сам захотел там работать. Но Бродский написал письмо руководству с просьбой не брать человека "антиамериканских взглядов". Как аргумент он привел строчки из стихотворения "Свобода убивать". На самом же деле это стихотворение написано после убийства Кеннеди в 1968 году. Об этом письме Евтушенко узнал лишь после смерти Бродского.

Бродский не писал про Евтушенко стихов. Но часто задевал его в интервью.

У Евтушенко же читаем:

Имея введу Пушкина, как предтечу всей русской поэзии. И это не единственное посвящение. Евтушенко неоднократно признавал, что Бродский имел для него большое значение, и поэты просто "недоговорили".

Набоков vs Пастернак

Набоков в истории литературы остался как человек с очень едким характером. Про его бифы с самыми значимыми писателями (современниками и ушедшими классиками) можно писать отдельную статью.

Интересен конфликт с Пастернаком. О романе "Доктор Живаго" Набоков отозвался так: неуклюжая и глупая книга, мелодраматическая дрянь, фальшивая исторически, психологически и мистически, полная пошлейших приемчиков».


Он не упускал возможности задеть Пастернака везде, где только можно, но вместе с тем читал о нем лекции в университете. В этом конфликте сыграло роль не только обостренное чувство пошлости, присущее Набокову, но и вполне конкретная личная подоплека. Два революционных романа — «Лолита» и «Доктор Живаго» вышли в одно и то же время и сражались за первое место в списке американских бестселлеров. «Живаго» победил с небольшим отрывом. К тому же Пастернак был награжден Нобелевской премией, к которой Набоков, в силу честолюбия, был неравнодушен.

Оппонент в ответ сохранял спокойствие. Пожалуй, его единственный задокументированный комментарий звучит следующим образом: «Ничего не получится; он слишком завидует моему жалкому положению в этой стране, чтобы сделать это как следует». Речь идет о предложенной кандидатуре Набокова в качестве переводчика «Доктора Живаго».

Мандельштам vs Алексей Толстой

Этот конфликт не получил особого развития, участники не хулили друг друга в статьях и эпиграммах.

Поэт поссорился со своим коллегой — литератором Амиром Саргиджаном. По свидетельству Э. Герштейн, Саргиджан занял у Мандельштамов 75 рублей и не отдавал. Завязалась ссора и дело дошло до драки, где досталось не только Мандельштаму, но и его жене. Союз писателей организовал суд, председателем которого выбрали Толстого. Но тот вынес вердикт в пользу Саргиджана. Решение суда заключалось в том, что Саргиджан обязан вернуть деньги тогда, когда это станет возможным.

По многим свидетельствам, психика у Мандельштама в тот период была расшатана. Он раздражался по пустяковым поводам и срывался на всех и вообще вел себя неадекватно. Сильно обидевшись на решение суда, он пришел в издательство «Художественная литература» и при свидетелях ударил Толстого по лицу, патетически произнеся при этом: «Я наказал палача, выдавшего ордер на избиение моей жены».

Можно сказать, что это было первое серьезное «лещевание» в истории русской литературы.

Еще чтиво о баттлах:

О том, в чем суть этого феномена

И почему не нужно быть стариком и сразу отвергать все новое и незнакомое