Битва при Джидде

Битва при Джидде

Али Нуриев


Этой весной исполнилось ровно 500 лет со дня, когда произошло сражение, почти неизвестное сегодня широкой мусульманской среде. Битва при Джидде не входит в число хрестоматийных военных событий, которые оставили глубокий след в памяти мусульманских народов. В этом смысле столкновение мусульман с португальцами, случившееся весной 1517 года, вряд ли встанет в один ряд с битвой при Ярмуке, взятием Константинополя, битвой при Хаттине, или другими известными сражениями. Тем не менее, историки отмечают, что время и место этой битвы делают ее возможно одним из самых важных сражений 16-го века.

Но для того, чтобы понять значение этого сражения, стоит сделать небольшой экскурс в предысторию.


Мамлюки и португальцы


С 1250 по 1517 годы обширная территория, которую можно с полным правом назвать «сердцем исламского мира», включавшая в себя Хиджаз, Йемен, Сирию и Египет, управлялась династиями мамлюков. Это государство известно как Мамлюкский султанат, поскольку фактическими правителями государства были султаны из династий Бахритов (1250-1382) и Бурджитов (1382-1517), хотя формально верховная власть принадлежала халифам из династии Бану Аббас (Аббасиды).

Мамлюки были умелыми воинами и сумели не только консолидировать власть в государстве, но и отразить внешнюю угрозу. Они уничтожили последние государства крестоносцев в Палестине и отразили нападение монголов. В течении двух с половиной веков мамлюки успешно отражали все посягательства врагов на сердце исламского мира, в том числе на Харамейн — Мекку и Медину. Мамлюкский период в истории Египта или Сирии сегодня многими людьми воспринимается как некий «золотой век». Экономика процветала — во многом потому, что именно Египет находился в центре торговых путей между Индией и Европой. Одна лишь Джидда во времена султана Бейбарса (1422-1437) принимала каждый год сотню торговых судов и приносила доход в 200 000 динаров. Контроль над древнейшим путем, по которому пряности и специи шли из Индии в Европу — через Красное море — был в руках мусульманского Каира. А это, в свою очередь, привело к расцвету культуры, искусства и науки.

Ничто не угрожало торговым путям мусульман до конца 15 века. Именно в конце 15 века, мамлюки неожиданно получают удар со стороны, откуда они никогда не ждали существенной опасности. Имя этой опасности было Португалия.

Португальцы были молодой и очень активной христианской нацией. Их активность, и даже агрессивность, тем более удивительны, если вспомнить, что Португалия была в сущности очень маленькой страной - в начале 15 века португальцев было меньше миллиона. Это не помешало им уже в 1415 году высадиться на африканскому берегу и захватить марокканскую Сеуту. Тем самым они первыми начали завоевание мусульманского Магриба, и это еще в то время, когда в самой Иберии продолжал существовать Гранадский эмират. А в 1418 году португальцы по сути начинают морские походы, которые привели к тому, что известно как Великие Географические открытия, хотя эти походы были движимы отнюдь не только и не столько научным интересом, но в гораздо большей степени жаждою наживы. Португальцы первыми из европейцев доплывают до берегов Западной Африки, а в 1488 году португальский мореплаватель Бартоломеу Диаш стал первым европейцем, обогнувшим Африку с юга, открыл мыс Доброй Надежды и вышел в Индийский океан. В 1498 году португальская экспедиция Васко да Гамы доплыла до Индии. Тем самым, европейцы зависевшие некогда от мамлюкского Египта ( и его партнеров венецианцев), теперь сами пришли к источнику богатства. Для мусульман же это означало, что враг появился оттуда, откуда его не ждали.


Португало-мамлюкская война



Едва открыв морской путь в Индию (Carreira da Índia — «Индийский путь»), португальцы не стали долго медлить, и вскоре отправили целую серию флотских экспедиций, известных как «Индийские армады». Уже после возвращения Васко да Гамы в 1499 году португальский король стал именоваться «господином завоевания, навигации и коммерции Эфиопии, Аравии, Персии и Индии». Португальцы основывают в Индии свои фактории и заключают договоры с местными правителями. Движимые ненавистью к «маврам» и требующие постоянных привилегий, они почти сразу же вступили в конфликт с арабскими торговцами, которые веками контролировали торговлю индийскую торговлю специями. Сложно сказать сегодня, с чего начался конфликт, однако в 1500 году португальцы захватывают арабское торговое судно из Джидды, шедшее с грузом специй, и посылают этот груз в Калькутту, утверждая, что груз по праву принадлежит именно им, так как правитель Калькутты отдал им приоритет на рынке специй. Этот инцидент вылился в настоящее сражение между арабскими купцами и португальцами, в ходе которого были убиты десятки португальцев. В ответ же португальцы сожгли арабские торговые суда и устроили бомбардировку Калькутты. Освоившись и основав колонии в Индии (откуда они уйдут лишь в 20 веке), португальцы в 1503 году захватывают египетский корабль, а в 1504 году 17 кораблей Мамлюкского султаната были уничтожены в индийском порту. Для мамлюков это стало шоком. Они привыкли к тому, что христианские противники могли угрожать со стороны Средиземного моря, но никак не со стороны Индийского океана. Первое время мамлюкский султан Кансух пытался надавить на португальцев через папу римского, однако эта попытка не увенчалась успехом. В 1505 году, войдя в союз с венецианцами и рядом местных индийских правителей, султан Кансух аль-Гури начинает войну против Португалии.

Кампания для мамлюков и их союзников протекала катастрофически. Португальцы одерживали победу за победой. Это была война флотов в первую очередь, но именно с флотом у мамлюков, прекрасных кавалеристов, были проблемы. Все два с половиной века существования султаната мамлюки пренебрегали флотом - сама профессия моряка презиралась ими, а корабли воспринимались исключительно как необходимый транспорт для переброски армии. Однако, в схватке с португальцами за Индийский океан важны были именно корабли. У португальцев корабли были парусными, атлантического типа, оснащенные мощной артиллерией. Они без особого труда разносили в щепки как арабские доу, на которых пушек не было вообще, так и гребные галеры, вооруженные лишь несколькими легкими пушками.

Португальцы разгромили силы мамлюков и их союзников в нескольких сражениях, заблокировав Красное море. Их корабли беспрепятственно проникали в Красное море, огибали Африканский рог, и доходили до берегов современного Египта. В 1507 году Альфонсо де Альбукерке захватил Ормуз в Персидском заливе, и тем самым перекрыл все старые торговые пути через Персидский залив к Басре и Алеппо. Вся мусульманская торговля с Индией оказалась под угрозой полного краха, и хотя португальцам не удалось полностью прекратить ее (лишь из-за отсутствия постоянной базы в Красном море), цены на специи в Египте взлетели до небес, а основным поставщиком специй в Европу стали уже не египтяне и их партнеры венецианцы, а именно португальцы.

Единственным успехом мамлюков стала победа при Чауле в 1508 году, но это победа была пирровой и не привела ни к чему. Уже в следующем 1509 году мусульмане терпят сокрушительное поражение при Диу, а в 1513 году португальская экспедиция во главе с Альфонсо Альбукерке вторгается в Красное море, чтобы окончательно прекратить мусульманскую торговлю и помешать мамлюкам послать флот в Индию. 26 марта 1513 года Альбукерке попытался взять Аден, но не сумел сломить сопротивление защитников. Он все же смог сжечь йеменский порт Камаран, и даже впервые попытался напасть на Джидду — важнейший порт Аравии, от которого до Мекки остаются лишь 94 километра. Угроза нападения теперь существовало не только для торговых путей с Индией, но и для Хиджаза и Египта.

Разумеется, для обеих сторон эта война была чем-то большим, чем просто конфликт из-за торгового пути. Доходы от торговли были лишь средством, но главные цели обеих сторон были совсем иного рода. Альфонсо де Альбукерке, фактический правитель португальской морской империи в Азии, не скрывал своих планов и прямо говорил о том, чего он хочет добиться, отправляясь в Индию: заблокировать Красное море, захватить прибыльную торговлю специями в Индийском океане, использовать доходы от этой торговли, чтобы вторгнуться в мамлюкский Египет, завоевать его, и наконец «освободить» Иерусалим во славу христианства и португальской короны. Альбукерке даже хотел построить для этого Суэцкий канал. Так что, война за специи для португальцев, считавших себя «воинами Христа», была ничем иным, как настоящим крестовым походом.



Османы вступают в войну


Еще османский султан Баязид II оказывал поддержку мамлюкам — он дал им артиллерию, древесину для кораблей, и возможно, даже отправил нескольких морских капитанов. И все же, вплоть до 1517 года помощь Османских подданных мамлюкам была в основном частным делом. Султан Селим Явуз не одобрял участия османов в войне на стороне мамлюков, потому что мамлюки были и его противниками также. Тем не менее, по-видимому вопреки воле Селима, около 2000 османских моряков во главе к Салманом Реисом («Капитаном Салманом») поступили на службу к мамлюкам. Здесь отметим, что существует версия, будто этих моряков послал мамлюкам на помощь сам султан Селим. К сожалению, это вряд ли может быть правдой, учитывая что Селим вступил в войну с мамлюками в 1516 году, а Салмана Реиса заключили в османскую тюрьму, скорее всего именно за факт его службы у мамлюков.

Как бы то ни было, военный опыт османских моряков во главе с Салманом Реисом мамлюкам очень пригодился. О самом Салмане мы знаем не много. Известно, что он был родом с острова Лесбос в Эгейском море, и скорее всего, как и многие другие известные османские корсары 16 века, был греком. В 1515 году султан Кансух назначил его командовать эскадрой из 19 кораблей. Он покинул Суэц 30 сентября 1515 года, с 3000 людей, в том числе 1300 из них были османскими солдатами. Ему не удалось взять Аден и Йемен, но он смог построить крепость в Камаране. Эта экспедиция стала последним мамлюкским походом в Индийский океан.

В том же самом 1515 году в путь отправляется другая экспедиция, уже из Португалии, во главе с Лопо Соаресом де Альбергариа. Де Альбергариа был назначен генерал-капитаном и правителем Индии, под его началом было 13 кораблей, а в уме у него был амбициозный план. Он знал, благодаря разведке, что мусульмане собирают силы для контрнаступления. И знал о том, что местом сбора для этих сил будет город Джидда. Памятуя о том, что предыдущие контрнаступления для мусульман закончились в конце концов поражением, целью Де Альбергариа избрал именно Джидду. Захватив этот важный порт, португальцы могли бы перекрыть окончательно движение по Красному морю и не дать собраться мусульманским силам, нанеся им поражение еще до их выхода в море. И фактор, который португальцы отнюдь не забывали — от Джидды до Мекки, сердца исламской цивилизации, оставался всего десяток португальских лиг.


Джидда


Сейчас многим историкам кажется, что дело Лопе Соареса были печальным с самого начала. Все таки недостаточно было у него сил, и слишком далек он был от португальских баз, чтобы взять, а потом еще и удерживать Джидду. Но все же, португальцы показали себя незаурядными воинами и моряками, которые были способны даже вдали от родины побеждать более многочисленных врагов. И к тому же, надо помнить, что пока он плыл к Джидде, началась Османо-Мамлюкская война. Армия султана Селима разгромила армию мамлюков и взяла Каир. Переход власти от одной династии к другой мог создать хаос, в котором португальцы вполне могли добиться значительного успеха.


Весной 1517 года Лопе Соарес подошел к Джидде. Мы не знаем точной даты, и не знаем точного числа португальских кораблей. Арабские источники говорят о тридцати кораблях, среди которых были как парусники так и галеры. Можно быть уверенными, что португальцы приложили все усилия, чтобы подготовиться к этому походу и к особым условиям навигации в Красном море. Наличие галер, самых полезных кораблей в Красном море, это подтверждает.

Нет у нас и подробной информации о силах мусульман. Современный португальский источник сообщает, что под командованием Салмана Реиса было «двадцать шесть кораблей, среди них галеры, галиоты и парусные корабли с высоким бортом». В том числе две хорошо оснащенные галеры, а всего под началом Салмана было 3000 человек. В общем, как замечает американский историк Джон Френсис Гильмартин, эти цифры вполне выглядят правдоподобно, и очевидно, что силы мусульман были меньше, чем силы христиан португальцев. Однако, преимуществом мусульман была гораздо более выгодная оборонная позиция.

Силы мусульман в этот раз заметно отличались от тех, с кем приходилось раньше иметь дело португальцам. Например, существенно отличалась артиллерия. Португальские источники отмечают, что среди пушек мусульман были три или четыре василиска — орудий, которые могли стрелять большими каменными ядрами весом в 1000 фунтов. Для того времени это были первоклассные пушки, обслуживаемые первоклассными османскими артиллеристами.

Кроме того, Салман Реис постарался укрепить крепость Джидды. Город окружала стена, способная выдержать нападение вражеской пехоты, а тяжелая османская артиллерия стояла на укреплениях вдоль берегов бухты, которая представляла собой узкий и извилистый S-образный канал, очень сложный для противника.

Профессор Гильмартин, как специалист по военно-морской истории и технологиям раннего нового времени, особенно отмечает, что битва при Джидде стала важной вехой в тактико-технологическом плане. Это была первая битва где столкнулись впервые мастера двух различных систем морской войны — португальцы представляли атлантическую систему с ее парусным флотом, действующим в открытом море, а османы представляли средиземноморскую систему с ее гребными галерами и тесным взаимодействием земных и морских сил.

Именно высший класс средиземноморской военно-морской системы проявился в битве при Джидде. Османские галеры были не способны победить португальцев в открытом море, но в бухте Джидды, в сочетании с укреплениями на земле, они справлялись отлично. Под прикрытием своей тяжелой артиллерии галеры Салмана были способны доставать португальские корабли огнем своих орудий. Арабский источник описывает тактику Салмана очень ясно — корабли мусульман подходили ближе к португальцам и начинали обстреливать их с дальнего расстояния. Неспособные маневрировать в закрытых водах, португальские корабли не могли приблизиться вплотную к кораблям мусульман, а если пытались все таки атаковать — османские галеры просто отходили под защиту своей тяжелой наземной артиллерии.

Серия столкновений не принесла определенного результата, и португальцы поняли, что взять Джидду они не смогут. Даже несмотря на несчастный случай, в результате которого сгорела большая часть одной из самых хорошо вооруженных мусульманских галер, стало очевидно, что португальцы уже не смогут форсировать бухту и взять стены города. Они еще предполагали высадить ночной десант, чтобы взять крепость, но передумали и отступили. К тому же их гнали мусульманские галеры вдоль побережья, отвоевавшие то, что португальцы ранее захватили у берегов Аравии.

Это не было сокрушительным разгромом, но впоследствии Лопе Соареса много критиковали за эту битву. На самом деле, S-образный канал, который португальцы не смогли преодолеть, их во многом спас, ибо доберись португальцы до крепости, скорее всего неизбежный разгром закончился бы еще большими жертвами.

И все же, это сражение было решающим. В период смуты и войны, когда два мусульманских султана выводили армии друг против друга, и было неизвестно, кто будет править завтра, подданные этих двух султанов вместе отбили нападение более многочисленного и хорошо оснащенного опытного врага, защитив землю Хиджаза и священный город Мекку. Португальцы впервые встретились с равным врагом, которого уже нельзя было победить так просто, как ранее побеждали мамлюков и правителей Индии. С этого момента началось долгое соперничество Османской империи и Португалии в Индийском океане.


Несколько слов о Салмане Реисе


После того как султан Селим Явуз завоевал Египет, Салман был вызван в Каир, а затем в Стамбуле. Его заключили в тюрьму, вероятно за службу мамлюкам, однако к 1524 году он был уже освобожден и вернулся в Египет. Его опыт морской войны с португальцами пригодился Османам. Именно Салман Реис составил подробный доклад о ситуации в Индийском океане в то время, на который в дальнейшем опирались османы. В 1525 году его назначили адмиралом флота из 18 кораблей и 299 пушек. Вместе с Хайреддином ар-Руми, который возглавлял 4000 пехотинцев, они отправились в первый османский поход в Йемен. Они навели порядок в Джидде, высадились в Мохе в 1527 году, захватили Йемен, привели к покорности Аден, и построили базу в Камаране. Таким образом, Красное море было закрыто для португальцев — в 1527 году впервые за последние десять лет португальцы не появлялись в Красном море, а предпочли остаться в порту Гоа, опасаясь мусульманских кораблей. Многие мусульманские правители в регионе почувствовали силу Османов, способную защитить их, и обратились к ним за помощью. Впоследствии Салман Реис участвовал в защите мусульманских владений в Индии против португальцев и их индуистских союзников. По некоторым данным, жизнь его закончилась в 1528 году — наемные убийцы нашли его в собственном шатре.

Османско-португальская война в Индийском океане с переменным успехом будет протекать еще в течении почти века. Поражение сменялось победой, победа поражением, но начало всему было положено именно тогда, весной 1517 года в сражении у самого сердца исламского мира — в битве при Джидде.


Источники:


Giancarlo Casale, The Ottoman Age of Exploration

Palmira Brummett, Ottoman Seapower and Levantine Diplomacy in the Age of Discovery

John F. Guilmartin, Gunpowder and Galleys. Changing Technology and Mediterranean Warfare at Sea in the 16th Century

Halil İnalcık, An Economic and Social History of the Ottoman Empire

Albrecht Fuess, Rotting Ships and Razed Harbors: The Naval Policy of the Mamluks

Cengiz Orhonlu, XVI. Asrın İlk Yarısında Kızıldeniz Sahillerinde Osmanlılar