БАБЫ

БАБЫ

MidestMinskij


- Да ну ее, политику, - говорит Андрей.

- Да, там чёрт голову сломает, - поддакивает собеседник.

- Давай лучше за баб.

Жара. Давно такой не было. Зной струится над землёй миражами. Густой запах зелени. Листья чуть шелестят от ветра, которого вроде и нет. 

Познакомились только что, в местной пивной. Андрей заскочил на пару минут освежиться перед работой. Вадим уже стоял, уставившись в стену, потягивая пенный напиток. Одни. У бармена на стене вентилятор - хватает только на хозяина заведения. Распахнутая дверь, придерживаемая камнем, бесполезна. На улице настоящее пекло и непонятно, где хуже, в душном помещении, или на солнце, которое неподвижно.

Тогда Андрей произнёс, больше самому себе:

- Жара.

- Да уж, - ответил спиной посетитель.

У них завязалось.

Они ещё выпили по пиву, потом Андрей, смахнув крупные капли соленого пота, застрявшие в бровях, произнёс:

- Может чего покрепче?

- Только не здесь, - сказал Вадим, - Кончимся.

Когда идут, Андрей говорит:

- Мне в принципе на работу, но такая жара.., и после вчерашнего.

- Да уж.

- Перебьются. Скажу, что заболел. 

Возле гастронома скидываются мелочью, и Вадим скрывается за дверью. По возвращении слышит:

- ...Ну и что? Пусть Михалыч заменит... Болею. Уволит?! Ну и пусть. Посмотрю, как уволит. А где сейчас бетонщика найдет? Да?! Ну и пошел он на х....

Андрей плюет в телефон, образно, воздухом. Потом зло делает отбой:

- Договорился. Чмошники.

- А куда пойдём? - интересуется Вадим.

- На пустырь.

- Возле речки?

- Да. Там тенек и спокойно.


На пустыре на самом деле рай. Тонкая ниточка извивающегося ручейка - всё, что осталось от некогда мощной реки, приносит запах влаги. Старые деревья пышными кронами прикрывают от палящих лучей, коряга, отполированная задницами. Картину портит множество пробок и использованные пластиковые стаканчики, вытоптанная трава. Здесь по вечерам аншлаг.

Водка тёплая, но пиво подобрало неприятные ощущения.

- Почему запить не взял? - интересуется Андрей.

- Не хватило. 

- Сказал бы, добавил...

- ...Так вот, про баб, - продолжает Андрей, - Иногда её хочешь, а она не даёт. Упрётся и всё. Типа одолжение делает. Говорит - помоешь окно, тогда дам. Как плата за работу. А так, чтобы в охотку - редко. Даже и не помню, когда. Не понимает, что если мужик хочет, но не сделает, то очень злой. Себе дороже.

- А я развёлся, - говорит Вадим, - Ну их к черту.

- Это понятно, может так проще. А ещё бывает, баба, как с резьбы сорвалась - давай, и давай, хоть по пять раз в день. Была у меня такая. Замучила. Уже на это дело смотреть не мог. А она и утром, и вечером, и днем - как швейная машинка.

- Да ну их к черту, таких, - говорит Вадим, морщится от теплой водки.

- Да, к черту таких. Не знаешь, что от них ждать. Поссоришься, сделаешь табу, в наказание. А где гарантия, что она на сторону не пойдет? С соседом с каким со злости, чтобы отомстить.

- Сложно. С бабами сложно.

- С другой стороны - приготовить, постирать. Как без них? И вообще, когда в квартире не один. Общение. Живая душа.

- Это да. С этим они справляются.

Водка делает свое дело. Лица вытягиваются, суровые, язык развязывается.

- Вот, чтобы хозяйка была, не отказывала когда надо и не перебарщивала. Не высасывала кровь.

- Где ж такую найти? Только пилить и мозги выедать.

- Да, идеальных нет. Моя, вроде, неплохая, особенно поначалу. Сейчас её всё не устраивает. То выпил, то на дачу к тёще отказался ехать. А куда ехать, если тёща для меня первый враг. Такое плетёт, что уши заворачиваются.

- А тесть?

- Тот на ее стороне. Не пьёт, не курит. Хочет до ста лет прожить. Непонятно зачем.

- Я со своей давно развёлся. То не работаю, то пью. Сама подала документы. А я что, против? Раз надо, значит надо.

- Нет какой-то середины, гармонии, - говорит Андрей, - Вроде работаю, зарплату отдаю. Ныкаю чуть-чуть, без ущерба. Так и пью, больше от неё. Говорю ей - дай. Она - перестанешь пить - дам. Дурья голова, говорю, будешь давать, так и пить перестану. Она за своё - протрезвеешь - дам. Ну, не сволочь? Нервы, конечно, закипают, ну и иду продолжать. Сама виновата. Могла поставить точку, но характер как у тёщи - паскудный.

Незаметно водка заканчивается. Как-то быстро. Растеклась по телу импульсами счастья, мужского понимания. Пустая бутылка улетела в кусты. Мало ли что. Мысли дурные исчезли, проблемы - тоже, кроме одной. Уж больно общение задушевное сложилось.

- Добавить бы, - говорит Андрей.

- Неплохо, но я пустой.

- Я тоже, - вздыхает, - Дома заначка имеется, но моя там...

- Худо, - говорит Вадим.

Настроение боевое и показаться перед новым другом хочется. И вообще, праздник - погода, отгул.

- Надо посмотреть, если балконная дверь закрыта, то ушла. В парикмахерскую собиралась.

- А где дом?

- Да вот, за этой пятиэтажкой.

- Так мы соседи! - говорит Вадим.

- А твой где?

Приятель машет в противоположную сторону.

- Какие же мы соседи?

- Примерно...

Поднимаются, расправляют затёкшие ноги.

- Знаешь, какое самое страшное слово у женщин? - интересуется Андрей.

- Какое?

- Ещё!

- Это почему?

- Ты и разу не хотел, а она требует повторения. Понимаешь?


Потом крадутся вдоль соседнего дома, прячутся в зелени цветущей черёмухи.

- Вроде закрыта, - говорит Андрей, - Посмотри, третий этаж, второй подъезд, левее.

- Закрыта, - подтверждает Вадим.

- Пошли?

- А я на кой тебе? Подожду на улице. Мало ли что.

- Да, ладно, ушла, - убеждает Андрей, - Точно. Там у моей еще прополис на спирту есть. Можно быстро по полтиннику сделать.

- Это лечебная штучка, - говорит Вадим, со знанием дела, причмокивает, - Точно дома никого?


На всякий случай поднимаются по лестнице, вместо лифта. Потом Андрей прикладывает ухо к тамбурной двери.

- Тихо, - говорит.

Осторожный поворот ключа, бесшумно открывается пространство освещенного предбанника. Потом дверь в квартиру.

- Ты чего? - звучит женский голос.

Вадим вжимается в подъездную стену. Затаился. Хорошо, что не следом. Как чувствовал.

- Забыл...

- Что забыл?

- Документы...

- Какие документы? Что, уже нажрался с утра, сволочь?

Уже, сбегая на цыпочках, слышит грохот, удары и визгливый женский голос.

"Не дай бог", - думает, - "Сегодня она точно не даст того, что мужик хочет. Хорошо, что в своё время развелся. Лучше жить без этого, чем так. Ну их к черту, этих баб. Вредные".