Артур из Джалал-Абада: Роллы, шашлык и мечта о «Мерседесе»

Артур из Джалал-Абада: Роллы, шашлык и мечта о «Мерседесе»

Deutsche Welle

«Фергана» и Deutsche Welle начинают совместный проект «Мигрант в России. Среда обитания», посвященный выходцам из Центральной Азии, работающим в Российской Федерации. Первый рассказ – о 31-летнем Артуре из города Джалал-Абад на юге Кыргызстана.

По характеру Артур совсем не таксист - покладистый, сговорчивый, неконфликтный. Собственно, таксует он в Москве по выходным (так он называет дни, свободные от основной работы - повара).

То повар, то таксист

Артур - повар в одном из сетевых ресторанов на юге Москвы. Начинал с того, что в 2007 году, без всякого кулинарного техникума, устроился в ресторане у приятеля брата, тоже киргиза, крутить роллы и делать суши. Приятель был там менеджером, потом стал директором другого ресторана, а позже, заработав достаточно денег, вернулся домой, на юг Киргизии. Артур за это время освоился в новой роли, сменил ресторан и теперь больше не роллы крутит, а готовит европейские блюда и шашлыки: по его словам, мода на японскую еду среди москвичей пошла на убыль, как и на пиццу, и его заведение соответствует этой тенденции.

За плечами у Артура - четыре года работы на одном месте. За это время он помог устроиться в этом ресторане поварами еще двум знакомым киргизам, а также водителю-земляку (занимается доставкой еды) и уборщице. «Раньше уборщиц хозяева меняли каждый месяц, а моя так и осталась», - рассказывает Артур, и в голосе звучит удовлетворение, что «его землячка» не подвела: «Тут так - где один киргиз устроился, там будут пять земляков. Так же и узбеки, и таджики».

В ресторане Артур занят три дня в неделю - смены с 12:00 по 24:00. Но если приходят постоянные богатые клиенты большой компанией погулять, то один из поваров остается до 4 утра: «Я остаюсь, проблем нет. За такую работу можно 3-4 тысячи рублей заработать, они не лишние. А я из поваров один на своей машине, мне до дома легко ехать под утро». Это та самая машина, на которой он оставшиеся четыре «свободных дня» подрабатывает таксистом.

Надо крутиться, жена и две дочки при нем, в Москве. «Мальчика нужно теперь сделать», - делится планами Артур. Жена, тоже землячка, работала кулинаром в сетевой кондитерской, готовила пироги, но сейчас, до конца лета, сидит дома с младшей дочерью. Старшая ходит в московскую школу, уже в пятый класс. Но хочет вернуться в Киргизию: «Думаем отправить к бабушке и дедушке. У нас в Джалал-Абаде почти везде есть русские классы, будет там учиться».

Пенсия и Mercedes

Мать Артура - директор школы, хотя давно на пенсии, но еще работает. 34 года стажа. Пенсия - 5 тысяч рублей. Преподает в Джалал-Абаде русский и английский языки. Отец тоже пенсионер, бывший военный, учился в Барнауле, проходил службу в Москве. Пенсия - 8 тысяч рублей. Говоря об этом, Артур единственный раз за время всего общения выражает недовольство сложившимся порядком вещей в мире: «Как это можно, 38 лет стажа - и 5 тысяч пенсия?» Ежемесячно он отсылает родителям по 10 тысяч рублей.

«…Я жила у Любови Сергеевны уже три месяца. Она часто расспрашивала меня о моей семье, о дочери. Я рассказывала ей с радостью. За эти месяцы долгих бесед я стала намного лучше говорить по-русски. Любовь Сергеевна давала мне читать книги, которые сама любила. Олег Михайлович меня за это хвалил. Как-то он сказал, что теперь его душа за меня спокойна – если меня остановят на улице, я не растеряюсь и смогу поговорить на хорошем русском языке…». «Голоса миграции. Приехать в Москву и найти новую родню»

В Джалал-Абаде живет старший брат Артура, но у того своя семья, которую нужно содержать. Есть и младший - в этом году заканчивает юридический институт в родном городе. «Надеемся, сразу выйдет на работу», - сообщил Артур, мягко уйдя от ответа на вопрос, во что обходится ему поддержка этого родственника.Начинал Артур жизнь в России в Новосибирске. Туда он приехал к родственнику, работавшему на большом оптовом рынке, там три месяца обучался поварскому делу и там же за полгода получил российское гражданство, паспорт и военный билет. «Для киргизов это быстро, просто, потому что мы в этом союзе», - объяснил он, не вспомнив сразу названия ЕАЭС (Евразийский экономический союз). (В действительности, ЕАЭС тут ни при чём. Тем более что договор о его создании был подписан в 2014 году, а Кыргызстан официально вступил в ЕАЭС в 2015 году, то есть спустя несколько лет после получения Артуром гражданства РФ. Упрощенный порядок получения российского гражданства кыргызстанцами регламентировался двусторонним соглашением между Киргизией и Россией от 28 марта 1996 года, действие которого было прекращено 9 ноября 2012 года. – Прим. «Ферганы»).

Отвечая на вопрос о Новосибирске, Артур выделил два момента: Обь - очень красивая река, и он там купался; в городе мало киргизов, потому что заработки там ниже, чем в Москве - 25 тысяч рублей можно «поднять», но это потолок. О том, сколько можно заработать в Москве, Артур ответил уклончиво: зарплаты могут быть и такими, как в Новосибирске, но можно получать и больше, зарплата повара зависит от опыта.

Опыт у Артура, видимо, достаточный - с семьей он едет в двухнедельный оплачиваемый отпуск на Иссык-Куль, а после этого хочет заняться важным делом - купить отцу старенький Mercedes. «У вас же в Германии еще есть подержанные Mercedes?», - интересуется он, отмечая, что готов приехать за покупкой машины. Хотя после вступления Бишкека в ЕАЭС налоговый сбор на ввезенный в Киргизию импортный автомобиль повысился, все равно он хочет именно Mercedes. Это мечта. Сам он по Москве таксует на иномарке с кожаными креслами, но с битым лобовым стеклом, хотя водит грамотно и аккуратно, вежливо, как говорят шофера.

Замена водительских прав и ремонт

Новые правила, требующие замены киргизских водительских прав на российские, и связанные с этим заботы его напрямую не касаются - права у Артура российские. Но то, что для многих земляков это может стать проблемой, его огорчает: «Пока киргизам можно кататься, но 50-60 тысяч рублей надо будет заплатить, чтобы получить русские права. Дорого, это же около 1000 долларов!» Но, надеется Артур, может быть, для киргизов отложат обмен или вообще отменят.

«…В дверь раздался громкий стук, властный голос потребовал открыть. Мы сразу догадались, кто там. Полиция не зашла, она ворвалась. Нас всех обыскали и вывели на улицу. Документы у всех нас были в порядке, но полиция их забрала. Непонятно, зачем мы им нужны были. Затолкали нас в машину и повезли в отделение. Соглашусь, что в каждой нации есть и хорошие, и плохие, но полицейские — это особая нация, они и у нас дома такие же — жестокие.…». «Голоса миграции. Неприкаянные, бесправные и виноватые»

А еще его заботит ремонт, затеянный хозяином однокомнатной квартиры на севере Москвы, которую Артур с семьей снимает: «Я все покупаю - обои, линолеум, краску, потом по чекам с хозяином расчет проведем, но мастера очень долго работают. Они местные, их хозяин нашел, они штукатурят хорошо, но работают четыре-пять часов, а в 18:00 идут по домам. Я бы узбеков нашел, они бы за неделю все сделали, тоже хорошо». Из-за ремонта семью пришлось отправить в Киргизию. По ней повар сейчас скучает.О конфликте киргизов и узбеков

О конфликтах киргизов с узбеками в Джалал-Абаде Артур много говорить не стал: «В 2010 году меня там не было. Но это и раньше случалось, в 2005-м, а еще в конце 1990-х». Больше на эту тему он ничего не сказал, и не от скрытности - для Артура сама тема не важна. Хотя, как можно понять с его слов, общается он по большей части с земляками-киргизами.

Держит связь с друзьями в Новосибирске и, конечно, на родине. Телефон давно получил у Артура отставку, у него в чести Viber и WhatsApp. Мать с отцом тоже освоили эти способы коммуникации. Не говоря уже о дочери и жене. Дома разговаривают то по-киргизски, то по-русски, по выражению Артура, «не заморачиваясь» на этот счет.

К жене у него одна претензия. «Она готовит отварную курочку, а если рыбу, то на пару. А я люблю мясо. Жареное мясо, с луком. Если рыбу, то тоже жаренную. Что делать? Вы, наверное, тоже любите мясо», - с улыбкой обращается он, как бы ища поддержки.

Deutsche Welle

http://www.fergananews.com/articles/9470