Алибаба

Алибаба

t.me/business_ru

Введение

В конце 2014 года Alibaba разместила свои акции на Нью-Йоркской бирже, рассчитывая привлечь миллиард долларов, но ожидания оказались превышены в 25 раз. На данный момент это самое успешное IPO в истории, а основатель компании стал самым богатым человеком в Китае и занимает 18-ю строчку в рейтинге самых богатых людей Земли.

Головокружительный успех, хотя сам по себе факт, что в стремительно развивающейся стране можно разбогатеть за несколько лет, не так удивителен, да и рост интернет-компаний уже привычен. На огромном и страдающем от отсутствия внутренних и внешних связей рынке интернет-компания, берущаяся связать производителей и потребителей, оптовиков и розничных торговцев, китайскую глубинку с экспортерами и импортерами на другом конце света, обречена на процветание. Понятно и то, что в политическом климате Китая возглавить такую компанию мог только гражданин Китая, а не иностранный инвестор, причем «стопроцентный китаец», не оторвавшийся от родной почвы и не получавший образование где-нибудь в Калифорнии.

И все же в Китае население составляет миллиард с третью, «даже если ты один на миллион, у тебя по меньшей мере тысяча триста равных тебе соотечественников» (эту шутку Билла Гейтса Дункан Кларк использовал как один из эпиграфов). Так почему же ухватить удачу за хвост удалось именно этому китайцу?

Джек Ма ничего нового не выдумал, он перенимал уже существовавшие американские технологии, при первой попытке выйти на китайский интернет-рынок потерпел провал, потому что для этих технологий отсутствовала материальная база, во второй раз вынужден был догонять уже возникшие в Китае интернет-компании, корректируя их бизнес-модель. Alibaba казалась настолько неустойчивой, что Кларк, с самого начала консультировавший компанию, видевший ее рост и ощущавший обаяние и страсть Джека, все же не решился в 2003 году приобрести пакет акций по цене для своих, упустив шанс заработать на IPO в 2014 году 30 миллионов долларов.

Личность Джека Ма — главный ключ к успеху Alibaba Group. И более того — характер и судьба этого человека раскрывают перед нами необычный Китай и будущее, в котором мы все окажемся. «За пятнадцать лет мы изменили Китай, в следующие 15 лет мы изменим мир», — провозглашает Джек Ма, и тут есть к чему присмотреться. В том числе и к способности человека меняться, оставаясь самим собой.

«Тактику заимствуйте у кого угодно, но мечта остается только вашей».

1. Педагог, переводчик, предприниматель

Юнь Ма родился в 1964 г. в Ханчжоу (провинция Чжэнцян), его мать работала на конвейере, отец — фотограф. В эти годы краткой передышки между Большим скачком и Культурной революцией, пока Дэн Сяопин пытался осуществить экономические реформы, появилось на свет поколение китайских интернет-предпринимателей.

Дэн Сяопин подвергся опале в 1966, в политику вернулся в 1974, а после смерти Мао взялся за экономические реформы внутри страны и открыл Китай миру. В 1978 году в провинции Ханчжоу побывало 700 туристов, в 1979 — 40 тысяч.

Юнь Ма был слаб в математике, зато слушал по радио английские книги и нашел способ обучаться разговорному языку, а не школьному «предмету»: с китайской прилежностью вставал в 4 утра, приезжал к отелю, где селили иностранцев, и просил их поговорить с ним. Наловчился даже водить экскурсии (бесплатные, разумеется: за общение с иностранцами уже не наказывали, а вот попытка самостоятельно заработать грозила неприятностями).

Любимая книга Ма в детстве — «Том Сойер». Веселый озорник, на равных общающийся со всеми, умеющий превратить работу в игру, собрать команду, покрасить забор...

Американская семья, подружившись с Ма, подарила ему имя Джек. Другая семья, Морли из Австралии, взяла над ним шефство. Кен Морли переписывался с Джеком, исправляя в его письмах ошибки. В 1985 он пригласил юношу в гости. Когда Джек Ма женился, Кен купил ему квартиру. Залог за квартиру стал потом стартовым капиталом Джека.

До поездки в Австралию Джек верил, что «Китай — самая богатая страна в мире». Шок от столкновения с реальностью (всего лишь небольшого австралийского городка) помог сформулировать несколько принципов. Отныне Джек Ма ничего не принимает на веру и живо интересуется происходящим в мире. Он хочет стать богатым, получать от жизни удовольствие и помогать другим людям разбогатеть. Он станет предпринимателем.

Другой, не менее важный опыт юного Джека — опыт «неунывающего неудачника», так он себя аттестовал. Первая попытка сдать вступительный экзамен в университет привела к оглушительному провалу: по математике 1 балл из 120. За год Джек подтянул математику, но успел забыть другие предметы. С третьего раза еле прошел в местный педагогический университет, и то в связи с недобором мальчиков. С работой тоже не везло, свободный английский еще не считался преимуществом, а вот маленький рост и озорная гримаса не подходили даже официанту KFC, куда Джек хотел устроиться.

«Ничего не бояться, потому что у тебя ничего нет. Мечтать обо всем, потому что у тебя ничего нет. Неудачи принимать с юмором. Тот, кто не боится — непобедим».

Поступив с третьего раза в непрестижный провинциальный университет, Джек Ма из поражения сделал победу. Именно он, недобравший баллы, возглавил сначала студенческую ассоциацию своего университета, а затем студенческую федерацию всего Ханчжоу. Он уже понимал, что его преимущество — коммуникабельность и бесстрашие.

В 1988, закончив университет, Джек, единственный из потока, попадает не в школу, а преподавателем английского и международной торговли в институт электронной инженерии и продолжает бесплатно вести кружок разговорного английского. Он открывает агентство Hope («Надежда») — переводы и помощь в поиске зарубежных клиентов. Приглашает студентов, преподавателей на пенсии, своих учеников.

Социальный статус предпринимателя в 1980-е годы очень низок. Сохраняется коммунистическая, коллективистская идеология и сильная роль государства. Частник — человек, недостаточно проникшийся общественным духом. Образованный человек мечтал о государственной службе; мелкий семейный бизнес создавали от отчаяния безземельные сельскохозяйственные рабочие или необразованная городская молодежь. Джек Ма не решался уйти с преподавательской зарплаты примерно в 50 долларов и своим агентством занимался по вечерам и в выходные.

2. Бизнесмены с зубной щеткой

Провинция Чжянцэн стала одним из испытательных полигонов реформы Дэн Сяопина. Уже в 1978 году здесь государственная монополия во всех сферах производства и торговли была ослаблена, появились кооперативы фермеров в партнерстве с городскими торговцами, первые ИП — по большей части семейный бизнес. Все это с опаской — свежа память, как «буржуев» репрессировали в Культурную революцию.

В 1984 власти провинции пригласили успешных бизнесменов на прием. Многие брали с собой зубные щетки, боясь, что их там же и арестуют: немало предпринимателей уже два года сидели в тюрьме по обвинению в спекуляции. Но обед закончился благополучно, сидевших выпустили, и появилась надежда, что новая политика — это надолго.

Прозвучавший в 1992 году лозунг нового курса «Разбогатеть — великолепно» с особым рвением внедрялся в жизнь родной провинции Джека Ма. Единственный источник богатства в стране, где у частных лиц денег пока нет, а государство не финансирует предпринимателя — иностранные заказчики, привлеченные дешевизной местного труда.

В провинции появились города одного товара, производящие до 80% мировой продукции: стальные двери, мотороллеры, носки, те самые зубные щетки.

В древности Ханчжоу был богатейшим торговым городом благодаря географическому положению — самой южной точки великой водной артерии, канала Пекин-Ханчжоу.

В 1980-е годы в Ханчжоу создавались будущие компании-миллиардеры. Их основателями были: уличный торговец мороженым (крупнейший комбинат — производитель напитков), человек, собиравший из запчастей холодильники (его автопромышленный комплекс прикупил компанию Volvo), скупщик металлолома (запчасти к автомобилям).

Центр провинции, Вэньчжоу, был ориентирован на экспорт, как и порт Нинбо, открытый для европейцев с начала XVI века. После реформ Дэн Сяопина Вэньчжоу создает собственный кредитный рынок, решая одну из главных проблем частников: где взять деньги, ведь государство финансировало только государственные проекты.

На новом уровне «модель Вэньчжоу» будет использована Alibaba Group, которая в итоге получит в 2014 лицензию на финансовые операции, в том числе кредитование.

В том же XVI веке малоземельные крестьяне провинции Чжэнцян бродили по всей стране, выменивая сахар, иглы и нитки на куриные перья, из которых делали метелки и удобрения. К 1700 году разносчики превратились в надежную армию курьеров, в стране сложилось несколько оптовых рынков, откуда они забирали товар.

В пореформенном Китае городом курьеров стал Тунлу недалеко от Ханчжоу. Не Тэнфэй, развозивший хлеб на велосипеде, создал логистический гигант STO Express. Более половины китайских курьерских компаний расположены здесь. Логистика — вторая (наряду с финансами) несущая стена в «доме, который построил Джек».

«Железный треугольник», как называет конструкцию своего интернет-концерна Джек Ма, состоит из трех ключевых элементов: мелкооптовая торговля, финансы, логистика. Главное звено, оптовая торговля, тоже родом из его провинции. В 1982-м торговцам из города Иу выделили канаву, где они создали оптовый рынок. Теперь в Иу находится крупнейший в мире оптовый рынок, 70 000 аутлетов в Международном центре торговли. Более половины товаров, поступающих на Запад, проходит через Иу. Alibaba, по сути, тот же крупнейший в мире рынок, только перенесенный онлайн.

К середине 1990-х в Чжэнцяне на 44 миллиона населения приходилось10 миллионов юридических лиц. Товары из Чжэнцяна для большинства китайцев стали первыми, купленными не у государства. Это были и продукты кустарного производства, и подделки западных брендов, и партии товара, изготовленные в «дополнительную смену» сверх заказанного американским партнером. Проблема контрафакта поныне остается одной из самых острых и портит отношения с западными заказчиками и импортерами.

Частники активно берут на себя часть приоритетных государственных функций: строительство инфраструктуры, дорог, мостов, даже аэропорта. Это происходит опять-таки с привлечением американских инвестиций, и здесь, как и в системе финансирования, ключевыми остаются проблемы, которые попытается решить Alibaba: как свести друг с другом потенциальных партнеров? И как не стать жертвой мошенничества?

Не только китайцы обманывали зарубежных партнеров, производя контрафактный товар. Пользуясь тем, что из Китая не было возможности проверить деятельность западной компании, мошенники дурили китайцев. Так пострадал округ Тунлу, неудачно выбравший американских спонсоров для строительства хайвея. И это обернулось счастливым шансом для будущего основателя интернет-империи: власти снарядили его в США разобраться с пропавшими партнерами, а он открыл для себя интернет.

3. Где в интернете Китай?

В Сиэтле Джеку показали тогдашний интернет — в основном «желтые страницы». «Где тут Китай?» — спросил Джек. Китая в интернете не оказалось. Он вернулся домой с IBM 486 в чемодане и зарегистрировал чуть ли не первую в Китае интернет-компанию — China Pages.

Компания состояла из Джека, его жены, партнера и девушки партнера. Типичный для Китая семейный бизнес — с типичным для Джека замахом «вывести Китай на мировой рынок». Для солидности напечатали визитки с разными должностями.

Основная проблема заключалась в том, что не только Китая не было в интернете, но и в Китае не было интернета. Если удавалось найти заказчика, Джек переводил материалы на английский, отправлял по факсу в Сиэтл, там делали сайт и присылали скриншоты, которые Джек распечатывал и показывал скептически настроенным клиентам.

В конце года в Ханчжоу появилась интернет-связь, страничка грузилась 3 с лишним часа. «Это было счастье!» — вспоминал Джек.

США проявляли желание подключить Китай к интернету, предвидя коммерческие перспективы. Китай со своей стороны спешил развивать технологии, считая, что крах СССР был главным образом вызван отставанием в телекоммуникациях. Но, стремясь к открытости в технологиях и торговле, власти желали оставить за собой полный идеологический контроль, фильтровать нежелательный контент и сохранить если не монополию, то существенное влияние государства в этой сфере.

Первое подключение Китай – США произошло в мае 1994 года между двумя институтами. На тот момент в стране имелось 27 миллионов стационарных телефонов и 600 тысяч мобильных. Компьютеров почти не было.

Проблему «интернетизации всей страны» власти Китая решали конкуренцией не между частными провайдерами, а между ведомствами, которым поручалось строительство «Золотых ворот». Чтобы из сайта, размещенного в США, превратиться в доступный для соотечественников онлайн-портал, China Pages нуждались в покровителе «наверху».

Джеку Ма удалось найти старшего партнера, но государственная компания отобрала контрольный пакет, а в ноябре 1997-го Джек отказался от своей доли акций и уехал в Пекин. В следующие два года он состоит на государственной службе, создает официальный сайт China Market, тяготясь бюрократией и мечтая вернуться к предпринимательству.

Потерю China Pages неунывающий неудачник постоянно вспоминает как один из важнейших уроков. И даже как множество уроков.

• Никогда не брать себе контрольный пакет, не подминать партнеров.

Править мудростью, смелостью и дружбой, а не капиталом.

• Не бояться самых сильных противников.

Слон не затопчет муравья, если муравей достаточно проворен.

• С государством нужно ладить, но не сотрудничать.

Роль государства в предпринимательстве — проверять всех. В интернет-компании все будут сами проверять всех.

4. Сезам, откройся!

В пекинский период Джек более всего боялся упустить момент, когда можно вернуться к предпринимательству. С China Pages он поторопился, теперь рисковал отстать. Частные интернет-компании сумели все же потеснить на рынке государство: власть обладала ресурсами, но не умела ими распорядиться и безнадежно отставала по контенту.

На первопроходцев китайского интернета большое влияние оказал успех Yahoo, тем более что один из создателей компании, Джерри Янг, — этнический китаец. Джек, кстати, с Джерри Янгом познакомился еще в 1997 году во время его визита в Пекин.

В 1997–1998 годах на китайском интернет-рынке господствовали три технаря:

• Ван Чжидун, пекинский специалист по радиоэлектронике, занимался программным обеспечением, создал крупнейший в Китае вебсайт и компанию Sina;

• Чарльз Чжан, сверстник Джека, вернулся в Пекин после учебы в MIT и запустил «китайский Yahoo» — Sohoo (позднее Sohu);

• Дин Лэй создал электронную почту, а затем NetEase — игры, соцсети, поиск.

Джек явно отставал от тройки лидеров — хотя бы потому, что в 1999 году у тех уже были продвинутые компании, а у него ровным счетом ничего. Но ведь он объявил «ничего не иметь и ничего не бояться» главным принципом. А еще у него были преимущества.

• Коммуникативность и харизма. Джек не только познакомился с Джерри Янгом, но и попал на страницы авторитетных бизнес-журналов. Его высказывания разбирали на цитаты, а если надо, он мог приписать цитату более авторитетному гуру.

Уже в 1995 году Джек говорил о великом будущем интернета от имени Билла Гейтса.

• Команда: Alibaba создали 12 мужчин и 6 женщин, преданных делу и друг другу.

Даже если мы проиграем, у нас останется наша команда. Чего же бояться?

• Умение мыслить международными категориями.

Наши конкуренты не здесь. Наши конкуренты в Кремниевой долине.

Эти ранние лидеры скоро сменятся «тремя королевствами» — Tencent, Alibaba и Baidu.

В феврале 1999 года в неотапливаемой квартире собралось 18 первооснователей Alibaba. Многие из-за холода сидели в пальто, но Джек организовал съемку для истории. Он верил, что его компания проживет не меньше 80 лет. Потом увеличил срок до 102 лет, намереваясь охватить три столетия, из ХХ века добраться до XXII.

Число пользователей интернета в Китае умножалось стремительно. В начале 1999-го — два миллиона, к лету 2000-го — 17 миллионов. Цена серфинга снизилась в 10 раз, установка второй телефонной линии стала бесплатной, интернет-кафе повсюду.

Китайские интернет-компании росли за счет числа юзеров. Их легче удовлетворить, дать им интересный контент, игры, почту, соцсети. Джек сделал ставку на предпринимателей: Alibaba создавалась как виртуальный рынок. Пришлось решать вопрос платежей (из чего со временем вырастет Alipay, а пока придумывались варианты депонированной оплаты), следить за качеством товара и добросовестностью обеих сторон — оплачивать штат «арбитров», вести репутационный рейтинг участников. Огромная ответственность. В США онлайн-компании b2b уже функционировали, но в Китае было два фактора, неблагоприятные для этого формата, и как раз на этом сосредоточил внимание Джек Ма.

• Отсутствие платежных систем, связей, проблемы логистики, дефицит доверия. 

• Многие десятки миллионов мелких компаний, а не «киты», как в США.

Сложная, десятилетиями выстраиваемая архитектура Alibaba Group — ответ на эти вопросы.

5. Креветки, киты и кунг-фу

Alibaba создавалась не для «китов», а для сотен миллионов мелких производителей и торговцев, «креветок». В 2003 году Джек сделает логический шаг к b2c и c2c — Taobao.

Противопоставление «китов» и «креветок» Джек позаимствовал у Фореста Гампа, который сменил Тома Сойера в роли любимого героя. С философией Фореста Гампа органически сочетались любимые Джеком романы «уся» — восточные единоборства в историческом антураже. Джек настоял, чтобы сотрудники выбрали себе псевдонимы из этих романов, сам он был наставником кунг-фу, а позднее — оруженосцем.

В духе кунг-фу Джек учил друзей превращать слабость в силу, радостно принимать перемены, быть командой и вставать на голову, чтобы перевернуть взгляд на проблему.

Еще в пору первой поездки в Австралию Джек веселил новых знакомых, изображая «пьяное кунг-фу». Пьяное кунг-фу Джека Ма — способ сблизиться поверх культурных барьеров, умение смеяться над собой, источник бодрости посреди неудач.

Кунг-фу Джека Ма — вера в великое будущее и нежелание писать бизнес-планы: «план ведет к верному провалу». Из-за этого Alibaba потеряла потенциальных инвесторов, но Goldman Sacks влюбилась в кунг-фу и команду Джека и решилась на столь же внезапные и алогичные шаги, вложив в Alibaba $5 миллионов, предназначавшиеся для осторожных инвестиций в регионе. И это несмотря на то, что Джек честно предупреждал: интересы акционеров всегда будут на третьем месте, после сотрудников и клиентов.

Кунг-фу Джека Ма — корпоративный дух, песни и праздники. Кампус, где все бесплатно, как в Кремниевой долине, в том числе велосипеды-тандемы, символ одного из принципов Alibaba: «Командная работа над личным совершенствованием». Это сотня с лишним свадеб сотрудников, которые празднуются в один день, молодоженам выдаются кредиты на покупку жилья. Это «люди Али» со стажем от трех лет, получающие опцион на акции группы, доступ к управлению компанией и участию в ее прибылях. Небывалое дело для Китая, где сотрудники гораздо чаще не друзья, а бесправные батраки.

Небывалое уважение к интересам клиентов — такое же уникальное ноу-хау Alibaba Group, как и корпоративный дух. Джек Ма если и не выдумывает собственных технологий, то охотно перенимает все, что может пригодиться его клиентам. Например, хотя его и раздражала бюрократичность государственного интернет-сайта, который ему пришлось делать в Пекине, своим клиентам Джек обеспечил весь спектр государственных гарантий и услуг — проверку надежности продавцов и контрагентов, бизнес-чат, прием рекламаций, поддержку выхода на экспорт, юридические консультации. С этим не сравнятся даже самые продвинутые интернет-компании вроде Amazon.

При этом Alibaba и Taobao сохраняли уютный дух рынка. Здесь можно торговаться, можно предлагать самодельный, подержанный и самый что ни на есть дешевый товар. Джек Ма поднял статус не только производителя и продавца, но и покупателя. Китайцы не были избалованы шопингом — и денег не имели, и государственные магазины приветливостью не отличались. Посетители интернет-рынка почувствовали себя желанными и уважаемыми, их поощряли к покупкам выгодными кредитами и благодарили подарками (еще одна особенность, выгодно отличающая Alibaba Group). Ныне китайцы держат первые в мире позиции по онлайн-шопингу.

40% китайцев покупают еду онлайн — вчетверо больше, чем в США.

Концептуальное решение Джека — отказ от комиссионного сбора. Он выдержал этот принцип, даже когда на смену первым соперникам пришли более грозные Tencent и Baidu. Все интернет-компании взимали комиссию со сделки, только Джек Ма довольствовался платой за рекламу и то предлагал как абонентскую версию, так и по результату. Из всей Alibaba Group комиссию получает TMall, работающий в сегменте брендовых товаров. При этом на продажах и на должности арбитров Джек держит существенно больше сотрудников, чем его конкуренты. В итоге интернет-торговля осталась за Alibaba; Tencent занял нишу игровых приложений и соцсетей, а Baidu стала «китайским Google».

Оригинальный Google быстро махнул рукой на китайский интернет с «золотым щитом», цензурой и требованием сообщать сведения о пользователях. Alibaba в этом смысле меньше могла положиться на китайские преференции: власти были и остаются суровы к поисковым системам и соцсетям, но не препятствовали деятельности в чистом виде коммерческих и торговых интернет-компаний.

6. Акулы и аллигаторы

И все же от китайской бюрократии польза для Джека была в том, что иностранные инвесторы вскоре предпочли находить местных партнеров, а не «заходить» в страну самостоятельно.

Особенно это касалось интернет-компаний.

Джерри Янг, давно знавший Джека лично, после нескольких неудачных попыток сделал ставку на Alibaba. В 2005 году был заключен договор, предоставивший Джеку долю в Yahoo и франшизу China Yahoo, а Yahoo — 40% акций Alibaba Group и перевес в совете директоров. Сверх того, Джек получил миллиард долларов, который влил в убыточный на тот момент Taobao и одержал окончательную победу над eBay.

В 2005 году сделка была однозначно выгодна для Alibaba. Пять лет спустя в выигрыше была уже Yahoo, для которой акции Alibaba оказались одним из главных активов. Джек же выражал сожаление о том, что лишился столь значительной части созданной им компании и опасался неприятностей с властями, если представители Yahoo попытаются использовать свои голоса в совете директоров: они не понимали китайской специфики.

Китайская специфика проявилась сразу после сделки Джерри и Джека. С аккаунта в China Yahoo были переданы в Нью-Йорк сведения о подготовке к 15-летию событий на площади Тяньаньмэнь (одно из трех Т — Тибет, Тайвань, Тяньаньмэнь — жестко цензурируемых в Китае). Власти потребовали раскрыть данные пользователя, и Yahoo China подчинилась. Журналист Ши Тао получил десятилетний тюремный срок. Головная компания Yahoo выплачивала семье осужденного компенсацию и приносила извинения. Джек Ма ограничился словами: ему это не очень приятно, однако бизнесу следует уважать местные законы, не лезть в политику, «просто заниматься коммерцией».

Кроме китов и креветок в мире Джека Ма, как выяснилось, водились акулы и аллигаторы. При всей глобальности планов изменить мир, при всей любви к английскому языку и готовности смотреть на себя со стороны, Джек Ма остается прежде всего китайцем. Он нацелен на внешние рынки, но своим собирается владеть безраздельно. Словом, «в море никто не совладает с акулой, но и акула не сунется к аллигатору в реку».

Аллигаторство сполна проявилось в 2011 году, когда обнаружилось, что Джек вывел Alipay из структуры совместного концерна, и теперь 80% акций в этой платежной системе принадлежат ему, а 20% — его давнему партнеру. Свой неоднозначный с точки зрения бизнес-этики поступок Джек объяснил предчувствием: скоро государственный регулятор запретит деятельность платежных систем со смешанным капиталом. Yahoo, как прежде Google, предпочла на том расстаться с Китаем и продала Джеку его акции по цене, впятеро превышавшей инвестиции 2005 года.

К IPO 2014 года Alibaba Group пришла в виде «полного цикла», охватывающего все уровни рынка, от самых дешевых сегментов до эксклюзивных брендов, с собственной платежной системой и доставкой. IPO подтвердило международный статус компании, активно осваивающей соседние и дальние рынки (среди них — США, Бразилию, Россию). «Политика аллигатора» оказалась более успешной, чем «политика акулы»: освоив собственный мир, Джек Ма и в самом деле способен в следующие 15 лет изменить мир, как было заявлено после IPO.


Заключение

Сюжет «Дома, который построил Джек» — архетипическая история успеха, ведь это рассказ не только о том, как с нуля была создана одна из крупнейших в мире компаний, как мальчик из простой семьи нашел достойные Али-Бабы сокровища. Это история страны, до неузнаваемости изменившейся за сорок лет с тех пор, как мальчик приезжал на велосипеде к отелю, где останавливаются иностранцы, и просил научить его английскому.

Многие стереотипные представления о Китае в последние пятнадцать, десять, семь лет потребовали пересмотра. Хотя здесь все еще штампуют дешевые игрушки и подделывают бренды, больше зарабатывают уже высокотехнологичными изделиями, создают интернет-компании, которые обходят всех конкурентов. Китай активно осваивает мировой рынок.

Радикально изменился внутренний рынок самого Китая. Taobao включил мощный источник национальный экономики — личное потребление. В США траты населения обеспечивают 2/3 ВВП, в Китае — менее 1/3. Вот одно из самых перспективных направлений на ближайшие годы, а проложил его Джек Ма: многие утверждают, что именно он открыл радости шопинга китайцам, которые не привыкли тратиться на себя.

В XXI веке существенно изменился уровень жизни китайцев. В юности Джека 50 долларов были хорошей зарплатой, сейчас в стране несколько миллионов долларовых миллионеров (второе место в мире) и полностью сложился средний класс (300 миллионов человек и 500 млн в ближайшей перспективе).

Изменился ли сам Джек? Сделало ли его счастливым исполнение мечты? Каким ему представляется будущее? Отойдя от активного руководства компанией, Джек проговаривается, что счастье приносит миллион, на который можно купить все, что хотелось, а миллиарды — тяжелая ответственность. Он вкладывает значительные средства в образование, медицину и в восстановление природы, безжалостно уничтожавшейся в Китае ради ускоренного развития промышленности. Лозунг, прозвучавший после IPO в 2014 году — «За 15 лет мы изменили Китай, в следующие 15 лет мы изменим мир», — кажется не столько дерзким вызовом, сколько принятием своих обязательств.

Жалеет ли он о чем-то? Китайский Форест Гамп, мастер комических и трогательных речей, недавно прослезился от собственных слов: признался, что жалеет о времени, которое мог бы проводить с детьми, а отдал целиком своей компании. Но политических сожалений, опасений относительно закрытости Китая Джек Ма не высказывал никогда.

По-видимому, это и в самом деле история о «китайской мечте»: разбогатеть, помогая разбогатеть миллионам людей вокруг. Работать в дружной команде. Стать национальным героем, вроде персонажей любимых «уся». Интегрировать все аспекты китайского интернет-бизнеса — b2b, b2c, бренды, платежную систему, доставку — и не спеша, словно ради удовольствия, продвигаться к святыням западного мира, то спонсируя голливудский фильм, то спасая заповедник. Жить проблемами открытого мира в закрытой стране.

Даже этот космополит, «инопланетянин», как его именуют за необычную внешность и «эльфийскую» улыбку, с детства любивший американскую литературу и кино, искренне озабоченный общим будущим Земли — даже он, как и его страна, не столько впустил в себя мир, сколько вышел в мир и принялся активно его осваивать и менять своим кунг-фу.



Источник

Ежедневный дайджест лучших материалов и новостей в сфере Бизнеса и Предпринимательства в Telegram: t.me/business_ru