"Адам и Ева"

"Адам и Ева"

Лям

После конца света в живых остались лишь двое: мужчина и женщина. 
— Что ж, — сказала женщина, развязывая свой галстук. — Думаю, мы должны продолжить человеческий род немедленно. Слезай с байка и раздевайся. Хотя нет, просто раздевайся. 
— К черту человеческий род, — спокойно ответил мужчина. — Без людей планета наконец вздохнет спокойно. 
— Что ты такое говоришь! — недоумевающе воскликнула она. — Это наш долг! 

Мужчина с интересом прикурил сигарету зажигалкой Zippo и сказал: 

— Расслабься, детка. Все, кому ты была должна, мертвы. 

— Но рожать детей — это моя обязанность перед Богом, — сказала женщина, вскинув черные, как нефть, брови. — Особенно теперь! 

— Если бы Бог хотел продолжения человеческого рода, он оставил бы вместо меня кого-нибудь другого, — усмехнулся в бороду мужчина. 

— Да ты с ума сошел! — возмутилась женщина, расстегивая на себе китель. — Мы должны бороться за продолжение человечества! Скорее! Никто не знает, сколько мы с тобой протянем! Мы должны воспитать детей! 

— И… приучить их к инцесту? — спросил мужчина, слезая с мотоцикла. 

— Что?.. 


Она перестала раздеваться. 


— Иначе ведь не получится продолжения рода, ты об этом подумала? Нашим детям придется заниматься любовью друг с другом либо с нами, чтобы заново заселить Землю. Это все еще кажется тебе разумным? 

— Адам и Ева на это пошли, значит, и мы сможем! — оживилась она, потянувшись к его ремню. 

— Адам и Ева совершили величайшую глупость, — сказал мужчина, одернув ее руки. — Семь миллиардов потомков инцеста — что может быть порочнее? 

— Но что противопоставить пороку, как не любовь? — сладко запела женщина. — Давай же заниматься ей до изнеможения, пока не кончатся силы! 

— Ничего не выйдет, детка, — отстранив ее, сказал мужчина. 

— Почему? Ты что, импотент? 

— Нет. 

— Ты бесплоден? 

— Вряд ли. 

— Но разве ты не видишь, что от нас зависит судьба всего мира? Ты хоть понимаешь, какая это ответственность? 

— О, да! — засмеялся мужчина. — И я не собираюсь ее нести! 

— Но мы должны восстановить баланс системы! 

— Система сама восстановила баланс, уничтожив человечество! 


Мужчина сел на капот разбитого автомобиля и прикурил сигарету от сигареты. Женщина распустила длинные светлые волосы и скинула китель. Она расстегнула верхние пуговицы блузки, опустилась на четвереньки и поползла к мужчине, царапая голые колени о камни. 


— Ты не сможешь долго противиться, — нежно шептала она. — У тебя нет других вариантов, и ты уже начал понимать это. Ты не можешь противиться своей природе. Ты хочешь меня и ничего не можешь с этим поделать… 


Мужчина достал из-за пояса револьвер. 


— Не вынуждай меня, детка, — сказал он. 

— Чертов педик! — женщина резко поднялась с колен. — Педик! Знаешь… к черту это все! Ты такой мудак, что я не хочу с тобой трахаться, даже несмотря на то, что ты — последний мужчина на Земле! 

— А вот это уже интересно, — сказал мужчина. — Значит, чтобы отстоять свои принципы, ты готова пожертвовать даже продолжением рода? 

— Лучше прекратить человеческий род, чем плодить и дальше таких, как ты! Из-за вас, циничных и злых людей, и наступил конец света! 

— Конец света наступил, потому что мировые лидеры не смогли поделить планету, — отвечал мужчина. — А я не признаю никакую власть, и такие, как я, к ней не стремятся. А теперь посмотрим на твой китель. Что это на нем, детка? Подполковничьи погоны? Скажи мне теперь, чьими руками велась Третья мировая? Чьи похотливые пальчики вызвали оргазм у ядерных боеголовок? 


Мужчина сплюнул и сунул револьвер обратно за пояс. 


— Ты ненормальный педик, — сказала последняя женщина на Земле. — Мне тебя искренне жаль. И мне не о чем больше с тобой разговаривать. Хочешь сдохнуть — сдохни! Без таких черных душой людей новое человечество будет только лучше. Я сама займусь им. Я найду уцелевший банк спермы и оплодотворю себя! 

— Зачем?! Зачем, женщина, зачем тебе это нужно?! — закричал мужчина. — Ты пойдешь на все, чтобы сохранить жизнь, но зачем?! 

— Я не знаю. 

— Так подумай! Отбрось все,


чему тебя учили другие, и подумай хоть немного своей головой. Подумай, и тебе станет ясно, что человек — млекопитающее лишь внешне, а его разум — это вирус. Мы заполонили всю планету, загрязнили все водоемы, начали плодиться в геометрической прогрессии, притесняя все остальные виды. Посмотри на себя. Ты родилась на закате человечества, в эпоху невероятной скорости жизни. Ты выполняла все, что тебе приказывало начальство, верила всему, что вещали СМИ, иногда переодевалась из своего кителька в платье, которое выбирала в модном каталоге. У тебя не было ни своего мнения, ни времени обдумать что-либо, но главное — не было никакого выбора. А теперь он есть, а ты хочешь опять все испортить! Ты ведь можешь избавить все последующие поколения от мучений и бессмысленности, которые пережила сама. 


Женщина со вздохом произнесла: 


— Я согласна, что все было не очень гладко. Я даже понимаю, почему такие, как ты, считают смерть величайшим даром. Но я сделаю лучше! Я смогу! Я всегда знала, что я особенная! 

— Тут ты снова очень ошибаешься, поэтому я не позволю тебе этого, извини. 

— Но ведь я могу воспитать новый мир по-новому! — закричала женщина. — Он будет таким, каким я захочу! Он будет в тысячу раз лучше прежнего! Он будет справедлив и прекрасен, все люди будут в нем равноправными и счастливыми! В нем не будет войн и голода! Он будет… прекрасен! 


С последними словами в ее глазах заблестели слезы. 


— Почему ты плачешь? — спросил мужчина, посерьезнев и бросив сигарету. 


Женщина не ответила. Слезы уже катились по ее щекам. 


— Почему ты плачешь? — повторил он, осторожно приближаясь. — Разве это слезы радости за новый мир? 


Блондинка закивала, закрыв лицо руками. Мужчина подошел вплотную. 


— Нет, милая, это не слезы радости. Просто ты начала понимать, что кто-то из твоих внуков и правнуков будет сильнее других, а кто-то — умнее. Умный всегда подчинит себе всех остальных с помощью сильного. Снова будут города, государства, империи, снова воцарится неравенство и рабство — это неизбежно. Жадность и похоть снова победят. Ты можешь придумать своим детям закон, но кому ты доверишь блюсти его после своей смерти? Ты можешь описать своим детям еще более строгого, доброго и всемогущего Бога, но рано или поздно они и его перестанут бояться. Они начнут говорить с другими от его имени. Ты начинаешь понимать, что как бы ты ни старалась — все впустую. 


Женщина всхлипывала и отстранялась от мягких прикосновений мужчины. Она отступила и прижалась спиной к полуразрушенной стене, слезы текли по ее шее, пропитывая серую ткань военной формы. 


— Поплачь, дитя, — сказал последний мужчина на Земле, бережно взяв ее за плечи. — Ты первый раз столкнулась с такой ответственностью, хотя раньше даже не могла задуматься о ее масштабах. Не слушай меня. Думай сама, ибо раньше у тебя не было такой возможности. 

— Говоришь так, словно у тебя она была! — выпалила женщина. 

— О, у меня были годы одиночества и тысячи мудрых книг, — улыбнулся он. — Прости, что я был с тобой груб. Мной тоже порой владеют и гнев, и жадность, и похоть, равно как и всеми людьми. Поверь, если бы существовал способ уничтожить эти пороки, оставив в живых человеческий род, я бы знал. 


Женщина утерла слезы и наконец поддалась объятиям. Мужчина гладил ее по голове и успокаивал речами. 


— Поплачь, — говорил он. — Поплачь о мире и пойми, что не сможешь сделать его лучше, будь ты хоть самым мудрым правителем. 

— Я не о мире плачу, — сказала женщина. — Я плачу о тебе и о твоем неверии. Оно столь заразительно, что я едва не стала его жертвой. 


Раздался выстрел. Мужчина упал на колени. В руке женщины дымился его пистолет. 

— В одном ты был прав, — сказала она. — Я пойду на все, чтобы сохранить человеческий род. 

— Но почему? — прохрипел он, ощущая во рту привкус крови. 

— Потому что я не исполнена мести, как ты, — сказала она. — Даже сейчас, понимая, что вся моя жизнь была полным дерьмом. Именно поэтому я знаю, как сделать жизнь следующих поколений лучше. После
твоей смерти я извлеку твои тестикулы и отыщу в них живое семя. 

— Не смей, — из последних сил хрипел мужчина. — Мир, основанный военным, хуже войны. 

Женщина направила ствол в его лоб. 

— Прежде, чем ты умрешь, я хочу тебе кое в чем признаться. Судя по всему, ты всерьез думаешь, что я подполковник. На самом же деле конец света застал меня на съемках фильма. Я была порнозвездой. Несколько удивлена, что тебе незнакомо мое лицо. 

— Это неудивительно, — опустив голову, сказал мужчина. 

— Почему же? — блондинка взвела курок. 

— Потому что я был священником. 


Прозвучал выстрел. Человечество снова нашло лазейку.