Зачем Козак летал в Берлин, а Меркель подыгрывает Зеленскому?

Зачем Козак летал в Берлин, а Меркель подыгрывает Зеленскому?

Иннокентий Вишневский

Блиц-визит в Берлин заместителя администрации президента РФ Дмитрия Козака прошел в обстановке полной секретности. Обе стороны хранят молчание. Неожиданная поездка нового куратора минского процесса по приглашению немецкой стороны полна загадок.

Зачем Берлин срочно пригласил Козака в гости, да еще в условиях пандемии коронавируса, когда все переговоры идут в режиме онлайн? Почему Козак, находящийся в санкционном списке, свободно вылетел в Берлин и что такое стряслось, что власти Германии закрыли глаза на этот запретный список? Почему в Берлин не пригласили представителя Украины? Это что, сговор России с Германией за спиной Киева? Или, наоборот, попытка давления на Россию? Вопросов больше, чем ответов.

Ключ к разгадке тайны блиц-визита Козака в Берлин, который он совершил 13 мая, в разных оценках Москвы и Киева итогов переговоров Трехсторонней контактной группы (ТКГ) по урегулированию ситуации на Донбассе. Встреча эта прошла 14 мая в Минске, аккурат через день после встречи эмиссара Москвы с советником Меркель. Так, представитель РФ в ТКГ Борис Грызлов после заседания 14 мая признал, что видеоконференция оказалась на грани срыва из-за позиции украинской стороны. По его словам, представители Киева чуть не сорвали заседание, так как пытались отказаться от прямого диалога с представителями ЛДНР. Другими словами, хотели вести переговоры только с Россией. Зачем? Ведь это прямое нарушение минских соглашений, в том числе и резолюции Совета Безопасности ООН, которой был одобрен пакет минских договоренностей. И за Россией там закреплен статус посредника.

Правы оказались те эксперты, которые предсказывали, что Киев ввел новых участников переговоров для одного: надо было подтолкнуть Россию сделать то же самое, что и Киев. И таким образом выдавить представителей ЛДНР из переговорного процесса. И делалось это скорее всего по согласованию с Берлином и Вашингтоном. В этих столицах, как впрочем и в Париже, пытаются Россию втянуть в прямые переговоры с Киевом, как «страны-оккупанта» украинских территорий, а роль посредников закрепить только за ними. Такую шутку Запад уже сыграл однажды с Януковичем. И чем это закончилось, хорошо известно. Вот почему Украина настойчиво навязывает России прямые переговоры: Москву надо выставить стороной конфликта, а не посредником между киевской властью и мятежными республиками. Не случайно в Киеве заявили, что ждут от Москвы также аналогичного расширения переговорной группы России. Но Россия делать этого не собирается. И понятно почему: Москва не сторона конфликта. А вот ЛДНР могут расширить свои делегации за счет включения туда представителей соответствующих министерств и ведомств, как это сделал Киев. Но Киеву это не интересно.

Игра Киева на блокаду переговорного процесса по существу достигнутых договоренностей как в Минске, так и в Париже, стала понятна, когда украинская делегация Киева отказалась внести в протокол встречи обязательство представить проект о внедрении «формулы Штайнмайера» в закон об особенностях местного самоуправления на Донбассе (формула была согласована и подписана Зеленским на саммите «нормандской четверки» в Париже). И коммюнике Офиса президента Украины по итогам работы обновленной украинской делегации в ТКГ 14 мая лишь подтвердило это. Так, делегаты Украины отметили важность беспрепятственного доступа специальной мониторинговой миссии ОБСЕ ко всей территории ЛДНР: «Украина поддержала СММ ОБСЕ и еще раз настояла на безусловном и беспрепятственном доступе наблюдателей на всей территории Украины в пределах международно признанных границ, в частности на временно оккупированных территориях», — подчеркивается в украинском коммюнике. Фактически Киев проводит свою линию на обеспечение сначала безопасности на всей территории ЛДНР, перехода границ под контроль Киева, а только потом выборов в строгом соответствии с «Конституцией и законодательством Украины и на основе Копенгагенских критериев ОБСЕ». Как будто нет и в помине обязательства Украины внести изменения в Конституции по особому статусу ЛДНР, нет согласованной с Зеленским в Париже «формулы Штанмайера». А следующей фразой заявления Офиса президента все договоренности «нормандской четверки» посылаются в нокаут: «Украинская сторона в очередной раз исключила возможность закрепления особого статуса ОРДЛО в Конституции Украины». Четко и ясно: мол, все, о чем мы где-то там договаривались, не будет выполняться. И Киев совершенно спокоен: ни Париж, ни Берлин не будут протестовать и возмущаться. Идет явная согласованная игра против России.

Единственное, в чем сошлись стороны в Минске, так это продолжить формирование списков для следующего этапа освобождения удерживаемых лиц и в открытии новых пунктов пропуска на линии разграничения.

Разночтения двух итоговых оценок — Грызлова и Офиса президента Зеленского — говорят об одном: Киев продолжает гнуть свою линию на полную ревизию минских договоренностей. Он не намерен выполнять ни минские договоренности, ни парижские. А чтобы это было ясно Москве, сознательно ведет обстрелы территорий ЛДНР, давая жестко понять: хотите прекратить обстрелы, соглашайтесь с ревизией минских договоренностей.

И это происходит сразу после блиц-поездки Козака в Берлин. Напрашивается очевидный вывод: Киев и Берлин ведут в четыре руки партию по давлению на Москву. Роль «злого следователя» играет «несговорчивый» Киев, а роль «доброго» взял на себя Берлин. И на переговорах с Козаком и пытались прощупать, не готова ли Россия пойти на попятную: мол, Киев стоит на своем и было бы разумно вам проявить сговорчивость, чтобы прекратились кровопролитие и обстрелы, передать территории ЛДНР под контроль Киева без всяких условий. А чтобы придать вес своей позиции, Берлин скорее всего намекал Козаку на то, что Меркель считает санкции против России «неприятными» и готова пойти на их смягчение, если Москва пойдет навстречу Киеву. Берлин очень надеется втянуть Россию в игры Киева. Однако, судя по комментариям Грызлова и Офиса президента, все стороны остались при своем.

Другого быть не могло. В России хорошо понимают, что пока Меркель является канцлером, она будет покрывать Киев, поощрять его позицию ревизии минских договоренностей. Ангела Меркель хорошо понимает, что на ней лежит большая доля вины за конфликт на Донбассе. Берлин поддержал госпереворот в Киеве и мгновенно дезавуировал свою роль в качестве гаранта договоренностей Януковича с оппозицией. В знаменитом соглашении о выходе из политического кризиса на Украине, которое было подписано 22 февраля 2014 года в Киеве, в то время министр иностранных дел Штанмайер настоял на формулировке не гарантов, а посредников. Так и записали — международные посредники, в роли которых и выступили министры иностранных дел Германии, Франции и Польши. А с посредников, как известно, взятки гладки. И в разгар переворота глава администрации Януковича Андрей Клюев так и не смог до них дозвониться. «Гаранты» просто игнорировали его звонки.

И еще одна немаловажная деталь, свидетельствующая о сговоре Киева и Берлина. Украинский министр иностранных дел Дмитрий Кулеба на удивление спокойно отреагировал на визит Козака в Берлин. Министр, в попытке успокоить критиков этой поездки, проговорился. По его словам, визит Козака был согласован с Киевом, и за спиной Украины ничего не решается. Комментарий министра все ставит на свои места. Меркель стойко держит сторону Украины и пытается выкрутить руки Москве: мол, вот уже идет шестой год со времени конфликта, а подвижек так и нет. Но убедить Козака пойти на ревизию минских и парижских договоренностях не удалось. А поэтому Берлин и дал отмашку на ужесточение позиций обновленной группы украинских переговорщиков на ТКГ в Минске.

Но России есть чем ответить на интриги Берлина и Киева. Не хотите выполнять уже достигнутые договоренности, то тогда процесс паспортизации Россией жителей на Донбассе пойдет по ускоренному графику. Москва слишком хорошо понимает, что идея прямых переговоров ЛДНР с Киевом в первую очередь не устраивает Берлин. Если Киев признает, что в ЛДНР нет российских войск и и надо вести прямые переговоры, то Берлину с Парижем нечего делать в этом «внутреннем украинском конфликте». Им остается вместе с Россией роль посредников. Но тогда рассыпается вся санкционная политика. Исчезают рычаги давления на Москву. А это не устраивает ни Берлин, ни Вашингтон. Так дело может дойти и до переоценки роли Берлина и лично Меркель в украинской трагедии. И Германия, пока канцлером остается Меркель, опасается ответственности за провоцирование как переворота на Украине, так и всей провальной политики по реформированию страны, которая привела к возникновению в центре Европы самого коррумпированного государства с разваленной экономикой и социальной системой.