25 лет в Германии. Часть первая — язык

25 лет в Германии. Часть первая — язык

Канал «Немецкие очки», Дмитрий Кошацкий
Это растение стало для меня одним из символов Германии: Goldglöckhen


Через несколько недель исполнится 26 лет моей немецкой жизни. Специально для канала «Эмигранты :: как, куда, почему» я решил рассказать о том, как видится жизнь после того, как выучен язык, найдена хорошая работа, решены проблемы с недвижимостью, получено гражданство, создана семья. Несмотря на то, что через призму лет сложности начального периода уже видятся в розовой дымке ностальгии, это были серьезные проблемы, преодоление которых стоило мне много сил. О них я расскажу в серии небольших очерков.  


Часть 1 — язык

Всему, чего я достиг в Германии, я обязан своему немецкому языку, пожалуй, даже в большей степени, чем всем вместе взятым профессиональным качествам. С другой стороны — в основе большинства неудач лежало неумение в нужный момент адекватно выразить свою мысль. Приехав в Германию практически без немецкого, я посещал различного рода подготовительные курсы и, сдав языковой экзамен, поступил в немецкий ВУЗ.  „Sie sprechen aber gut Deutsch!“ («Вы хорошо говорите по-немецки!») — часто слышал я в первые годы жизни в Германии. Как я понял намного позже, этим собеседник хочет сказать, что ценит мои усилия говорить правильно. Когда-то, лет через пятнадцать, такие комплименты прекратились. Для меня это стало сигналом: мой немецкий язык перерос уровень выпускника университета и стал сравним с уровнем родившихся в Германии мигрантов. То чему вас учат на всяких курсах (основной корпус грамматики и необходимый для получения определенных языковых сертификатов словарный минимум) являются, по моему мнению, скелетом и кожей. На этот остов необходимо наращивать «мясо» — те тысячи слов и устойчивых выражений, которые растущий в немецкоязычной семье ребенок сначала «впитывает с молоком матери», а потом набирает из книг из школы.

Освоить этот словарный запас в зрелом возрасте — задача вполне возможная, если постоянно развивать и поддерживать в форме свой язык, так же, как спортсмен поддерживает в форме своё тело. Не жалейте времени на то, чтобы посмотреть правильное значение незнакомого слова, даже если вы можете понять о чем идет речь из контекста. Обязательно находите время на немецкие книги: в классической форме или как аудиофайлы, а возможно и то и то. Моей первой прочитанной на немецком языке книгой стал роман Ремарка «На западном фронте без перемен». Тогда я старательно записывал в блокнот для новых слов такие выражения, как «взрывы снарядов» и «свист мин». Надо ли говорить, что эти слова и выражения я не слишком часто использовал в своей повседневной жизни. Произведения из классического канона немецкой литературы, безусловно, окажут позитивное влияние на ваш немецкий язык. Однако, более прагматическим выбором может стать чтение актуальной беллетристики о немецкой жизни, которая написана современным языком. Вы можете воспользоваться рейтингами бестселлеров по версии Spiegel-ONLINE, а если вам не нравится художественная литература — посмотрите лист бестселлеров научно-популярный литературы по версии «Немецкого радио культура и газеты» совместно с газетой „Die Zeit“ . Помните, что на веб-сайте издательства всегда можно скачать отрывок любой книги. Пролистнуть книгу и пробежать глазами первые несколько страниц вы можете и в книжном магазине. Для того чтобы „anlesen“ (это увлекательное занятие в немецком языке описывает специальный глагол) книгу и составить себе о ней представление в крупных магазинах существуют специальные уголки с удобными креслами и диванчиками. В маленьких магазинах, где у продавцов есть достаточно времени, вы можете прямо попросить порекомендовать вам книгу, написанную легким, но не примитивным языком. Не сомневаюсь, что продавец поможет вам с выбором. Новая книга без изъянов в мягкой обложке толщиной в 200-300 страниц обойдется вам в примерно в 20 евро. Для любителей смотреть видео: Youtube ваш друг, там есть множество интересных видео. О функции перевода субтитров в текст наверное все знают, но на всякий случай линк

Хорошим тестом своего словарного запаса может стать прогулка в парке или в лесу. Знаете ли вы, как называется куст, цветущий ранней весной по всей Германии желтыми яркими цветами? Знаете ли вы, как называется бурая хищная птица, которую часто можно видеть на обочинах немецких автобанах? Если да — вы большой молодец, если нет — вам есть чем заняться.

Уверяю вас — рано или поздно, но вы почувствуете вкус плодов вашей работы. Ваш язык выгодно будет отличаться от тех, кто родился в Германии, кто бегло и без явных ошибок говорит по-немецки, но чей словарный запас беден, а речь полна слов паразитов, как, например, „halt“. Недавно одна моя собеседница с иронией рассказывала об одной знакомой, которая не знает слова «рапс» ни на русском, ни на турецком языках. Для нее это просто «желтые цветочки».


«А как быть с акцентом?» — возможно, спросят меня читатели. Мой личный опыт показывает, что те, кто до 12-14 лет вырос исключительно в русской языковой среде, с хорошей долей вероятности сохранят «рычащее» русское «р» и определенную интонацию речи. Шведам, норвежцам и другим скандинавским народам в этом отношении легче — их акцент моё ухо практически не слышит. Ирония судьбы — в детстве я сильно картавил, и моим родителям стоило больших усилий с помощью логопеда исправить этот дефект речи. В результате я так и не смог заставить себя произносить «картавое» немецкое «р». Выпускникам российских языковых институтов «ставят» правильное немецкое произношение или то, что в России подразумевается под таковым. Не знаю, виноват ли тут язык или играют роль другие факторы, но мне всегда удается угадать в собеседнике эмигранта из России/Украины, если он приехал в страну в зрелом возрасте. Возможно, это заметно не только мне. Однако, что означает этот факт на практике?

Я часто спрашивал себя, как воспринимался окружающими герой знаменитого фильма  «Семнадцать мгновений весны» Штирлиц. При каких реальных условиях русский в недрах гестапо не вызывал подозрений? Ведь, судя по фильму, советский разведчик Максим Исаев под маской Штирлица приехал в Германию уже во взрослом возрасте и не мог совершенно без акцента говорить по-немецки. Думаю, что немецкий язык Штирлица заметно отличался от академического языка профессора Плейшнера или от насыщенного теологическими выражениями языка пастора Шлага. Но он отличался и от берлинского диалекта Мюллера, возможно и от других диалектов других его милых коллег по Главному управлению имперской безопасности. Решающим фактором было то, что, очевидно, Штирлиц не хуже других знал профессиональный жаргон эсэсовцев и потому не производил впечатления чужака.

Художественный образ Штирлица при всей своей условности дал мне два важных урока профессионального использования немецкого языка: по возможности досконально изучить профессиональную и «околопрофессиональную» лексику и учиться как можно кратко и четко высказываться. На своем примере и на примере других русскоязычных коллег я сделал удивительное наблюдение: неспособность сделать ясное высказывание вызывает поток ненужных объяснений, которые нередко достигают противоположного смысла: вас хуже понимают. Но если ваша мысль однозначно понятна, то русский акцент воспринимается не менее естественно как швабский или саксонский акцент.

А что стало с моим русским языком? Любой язык хиреет, если не пользоваться им постоянно. По-русски я могу говорить с родителями и с женой, но практически не читаю, особенно современную художественную литературу. Во время моих редких посещений России я обращал внимание, насколько изменился язык. Выражения «по факту» и «я вас услышал» неприятно резали ухо. Я не мог понять, насколько литературной являются подобные выражения. Но с того момента, как я начал вести свой канал “Немецкие очки”, я, по крайней мере, регулярно пишу по-русски. Я даже начал проверять русское значение некоторых немецких слов по словарю. Так или иначе: языки, которыми вы владеете  — ваш капитал, берегите и умножайте его!

Продолжение следует.


Следующая часть: «Что значит — быть устроенным в стране»

Дмитрий Кошацкий

http://t.me/z_u_ru