"Я с ним вчера пил". Интервью Алексея Венедиктова каналу "Методичка" 

"Я с ним вчера пил". Интервью Алексея Венедиктова каналу "Методичка" 

t.me/metodi4ka

Первое интервью в истории "Методички" мы решили взять у автора самого быстрорастущего политического телеграм-канала России, главного редактора радио "Эхо Москвы" Алексея Венедиктова. 

– Во-первых, спасибо, что согласились пообщаться в неравных условиях – интервьюер так и останется анонимным.

– Мне не привыкать.

– Сначала о Телеграме. Вы же общаетесь с Павлом Дуровым. Как он воспринял последний крупный наезд на мессенджер и на него лично со стороны властей?

– Павел, на мой взгляд, человек упертый. Я в курсе его боданий с ФБР по тем же вопросам и основаниям. Думаю, что позиция Роскомнадзора была ожидаемой. Пожал плечами и пошел дальше.

– Перейдем к более традиционным медиа. История с RTVi (имеются в виду последние новости о сокращении финансирования канала) – что там вообще происходит? Насколько верны слухи, что канал на содержании у Чемезова?

– Вы же знаете, что я не занимаюсь слухами. Я либо сообщаю инсайдерскую информацию, либо публикую собственную конструкцию на основании опыта общения и отрывков информации. Насколько я понимаю, инвестором RTVi является израильский бизнесмен Арон Френкель. У него общий бизнес с "Ростехом". Отсюда – слухи о Чемезове. Но у Чемезова и "Ростеха" хватило бы денег, чтобы инвестировать в десяток RTVi. Возможно, новый RTVi начал конкурировать с Russia Today и за это поплатился.

– Еще один телеканал – "Дождь". Вы серьезно считаете, что "Дождь" не контролируется Кремлем? Об этом вы сказали на днях Илье Азару. А как же их постоянные сливы от "анонимных источников из АП"?

– Я не считаю, что "Дождь" контролируется Кремлем. Однако в Кремле (АП) сидят хитрые и искушенные люди, которые предпочитают манипулирование СМИ. Если ты этого не понимаешь – попадаешься на удочку, как "Ведомости" в истории с Собчак. Так что в этом случае я предпочту говорить о манипулировании, чем о контроле. Надо быть очень искушенным, чтобы ловить эти изыски.

– Среди ведущих неконтролируемых государством СМИ в том же интервью Азару вы не назвали "Медузу". Почему?

– "Медуза" – не российское СМИ, но, конечно, она тоже не контролируется российским государством.

– Но главный вопрос в отношении "Медузы" – источники ее финансирования. Вы знаете, за чей счет они существуют?

– Насколько я знаю, основной инвестор – не частное лицо. И не российское. Меня просто забавляет, почему надо так отчаянно скрывать инвесторов. Впрочем, политическая ситуация в России такова, что имя (или, точнее, учреждения) могут навредить СМИ. Главное – какой продукт они поставляют. Как правило – качественный. "Эхо" и я пользуемся этим продуктом, и поэтому мы солидарны с проектом "Медуза".

– Вас нет на официальном политическом ТВ. Не зовут или сами брезгуете?

– Сначала звали, я честно отказывался. Теперь не зовут. Если честно – неинтересно. Нет содержания и смыслов. А испытание на "оручесть" я давно прошел.

– Какова степень зависимости главных редакторов центральных телеканалов от Алексея Громова?

– Слово "зависимость" надо кодифицировать. Алексей для них давно старший товарищ и старший партнер. На самом деле интересно будет посмотреть, как они будут с ним общаться, когда он уйдет на пенсию.

– Как часто вы общаетесь с Дмитрием Песковым? Обращается ли он к вам с просьбами разместить тот или иной пост в Твиттере или Телеграме?

– Наши отношения с Дмитрием Песковым очень профессиональны. Поэтому, думаю, ему никогда не приходило в голову просить меня что-то разместить или снять. Он понимает, насколько это бессмысленно. Дружеская часть нашего с ним существования касается обсуждения семейных проблем, а обмен взглядами (а не информацией) – в абсолютно свободной манере.

– Раз уж мы коснулись темы семьи. На ваш взгляд, получится ли у детей нынешней путинской элиты стать "новым дворянством", владеющим значимыми кусками собственности и после ухода их родителей на покой? Делился ли кто-нибудь из представителей элиты своими взглядами и планами на будущее своих детей? Кем и где они их видят через 10-20 лет?

– Слишком рано об этом говорить. "Взрослые" дети ведут себя по-разному. Некоторые из известных семей решают жить отдельно своей жизнью, некоторые по протекции становятся во главе корпораций в 25 лет. Есть очень талантливые, есть бездарные, есть свободные. В общем, проблема "непонимания отцами детей и детьми родителей" в путинской элите существует (как и в остальных стратах общества).

– Какой процент вам известного о политической кухне вы опубличиваете? Навскидку.

– 85%.

– Самый яркий (сбывшийся) инсайд, который вы так и не дали в паблик за последние пару месяцев? Если помните.

– Понимаете, мной также пытаются манипулировать, поэтому я не пользуюсь "сливами", я пользуюсь инсайдом. Отличие – каждый инсайд должен быть проверен перед публикацией. Поэтому имеет смысл говорить о том, что я долго проверяю. Скажем, я не мог поверить инсайду, что Путин разрешит не изучать татарский язык в Татарстане. И не дал его. А через 2 месяца вышло поручение.

– По данным ваших знакомых из мэрии, Собянин планирует выдвигаться на пост мэра в следующем году? Обсуждается ли в кулуарах вариант, что он может возглавить правительство?

– Собянин на сегодняшний день готовится переизбираться. Созданы протоштабы, проводятся социологические замеры. Но, как вы понимаете, это зависит не только и не столько от него, а от конфигурации, которую создаст новый президент. Какие кадровые решения он примет, и где в этих решениях будет место Собянина и иных.

– Новый президент?

– Новый президент, новый срок, новый Путин.

– Можете назвать самое значительное отличие между Путиным-2000 и Путиным-2017?

– Путин-2000 – Путин из команды Ельцина-Собчака (взгляды), Путин-2017 – Путин во главе консервативно-реваншистской партии.

– Тогда получается, что у него нет и никогда не было устойчивой системы взглядов? Понятно, что они могут меняться с возрастом, но не настолько же радикально.

– Почему радикально? От умеренно-консервативных взглядов он движется в сторону реакционно-консервативных. Скажем, в терминах американской политики – от Маккейна к Tea Party.

– Вы пережили трех кураторов внутренней политики путинской России. Кто из них – Сурков, Володин или Кириенко – на ваш взгляд лучше подходили на эту должность? До 16 года складывалось впечатление, что с Володиным у вас очень теплые отношения.

– Отношения, которые со всеми троими складывались в 90-е годы, вполне профессиональные и даже, я бы сказал, неформальные. Пиарщик "Менатепа", саратовский депутат и замминистра энергетики – нормальная компания для директора инфослужбы "Эха". Тем более, что когда у них (и остальных) бывали информационные проблемы – "Эхо" было (и остается) тут как тут. Но когда люди занимают в Кремле большой пост, то быстро пытаются объяснить, что они старшие товарищи (партнеры). Со мной это не сработало – ни раз, ни два и ни три. Отношения прохладные.

– Почему "Эхо Москвы" стало местом, куда жертвы расследований Навального бегут в надежде снизить репутационный ущерб? С Шуваловым вообще получилось, что вы стали его публичным адвокатом.

– Первое. Никто никуда не бежит. Репутация "Эха" такова, что право на ответ не является формальностью. Второе. По Шувалову все абсолютно очевидно: в расследовании была дыра – я ее продемонстрировал. Кстати, расследование было полностью и на нашем сайте, и представлялось в эфире. Не вижу проблем.

– Собчак. Есть мнение, что это креатура не АП, как многие думают, а одного из приближенных к первому лицу семейных кланов. Что вам об этом известно?

– Вы не знаете Ксению. Ксения Собчак может быть креатурой только Ксении Собчак. Что не исключает следующего – ее позиция может играть на руку и грех этим не воспользоваться.

– Чем сейчас занимается Владимир Гусинский? Остались ли у него бизнес- и политические интересы в РФ?

– Легко – я вчера с ним пил. В России у него неплохой бизнес: его фирмы поставляют сериалы на ВГТРК и НТВ, которые бьют все рейтинги. Сейчас он озадачен новым крупным проектом в интернете – сразу скажу, крупным и развлекательным. Политических интересов в России у него нет.