Владимир Мацкевич: Конституция

Владимир Мацкевич: Конституция

Блог Владимира Мацкевича в Фейсбуке

Почему мне не интересен проект Конституции, вынесенный в СМИ за несколько дней до Дня Конституции?

И это при том, что с 2018 года я считаю проблему Конституции одной из трех главных политических и общественных проблем Беларуси.

С конца 2018 года я называл три главных проблемы:

  • Конституция;
  • президентские «выборы»;
  • угроза аншлюса.

Очередность проблем по важности и опасности менялась со временем.

В 2019 году на первом месте была угроза аншлюса, а Конституция — на втором.

Дело в том, что для оформления инкорпорации Беларуси в Россию внесение изменений в Конституцию было обязательным. Причем изменения должны были бы быть внесены и в Конституцию Беларуси, и в Конституцию России.

На тот момент меня интересовали не недостатки Конституции, а только то, что Конституция была последним юридическим препятствием для аншлюса.

Суверенитет Республики Беларусь продекларирован в Конституции 1994 года и сохранился в ее ухудшенной редакции 1996 года.

Поэтому я рассматривал любые попытки изменения Конституции как угрозу независимости и суверенитету.

Разрабатывавшиеся беларусскими и российскими чиновниками «дорожные карты» «углубленной интеграции» содержали антиконституционные положения, особенно — 31-я «дорожная карта». Реализовать эти соглашения можно было только изменив Конституции обеих стран. Этого нельзя было допустить.

Нам удалось избежать аншлюса. Как, каким образом, какой ценой — это еще предстоит описать и проанализировать.

Путину пришлось менять Конституцию России в суете и спешке, без синхронизации с Беларусью. Мы получили временную передышку, поскольку теперь Конституция России позволяет инкорпорацию и аншлюс Беларуси. Препятствием является только беларусская Конституция.

В 2020 году на первый план вышли президентские «выборы». Про Конституцию общество на время забыло, но я по-прежнему считал, что эта проблема остается на втором месте, и самой большой опасностью могло стать совмещение «выборов» и референдума по Конституции. При том что варианты изменений уже были готовы, о чем говорили и в Конституционном суде, и Марзолюк проболтался, да и сам Лукашенко намекал.

«Выборы» в Беларуси с 1994 года проводятся по «политтехнологиям третьего поколения» (ПТ-3). Суть этих технологий в том, чтобы никакого выбора не было. Всё устроено так, что результат предрешен заранее. ПТ-3 по самой своей сути антиконституционны, они ставят захвативших власть выше любого закона (это снова взывает к проблеме Конституции).

Тем не менее, основной вопрос в год президентских «выборов» одинаков для всех слоев общества: «Если не он, то кто?».

Всех избирателей, кто задается этим вопросом, можно разделить на несколько типов:

  • «Альтернативы нет, только он». Голосуют за Лукашенко, независимо от того, нравится он избирателям или нет;
  • «Альтернативы не просматривается», поэтому, кто угодно, лишь бы не он;
  • «Эти «выборы» — обман и мошенничество», поэтому не участвуем или бойкотируем;
  • «А вдруг повезет», поэтому участвуем, агитируем, создаем суете и шум.

До мая месяца, до выдвижения Виктора Бабарико я не видел альтернативы. Праймеристы и близко не могли не только составить конкуренцию, но и организовать кампанию.

Поэтому полгода я агитировал за бойкот, понимая, что самым лучшим вариантом для страны был бы срыв этих мошеннических «выборов».

Наступил май. Появилось сразу три «альтернативных» кандидата.

К Тихановскому и Цепкало у меня не было особенного интереса, они мало чем отличались от праймеристов и тех пяти десятков аферистов, которые подали заявки на участие.

Но Виктор Бабарико сломал ситуацию, возбудил напрасные надежды и безосновательный оптимизм. Стало понятно, что бойкота не будет.

Никаких шансов победить на «выборах» у Бабарико не было. Дело не в нем, он тут ни при чем, дело в ПТ-3.

Но взрыв популярности самого Бабарико стимулировал популярность и двух других «альтернативных». Ну и взрыв энтузиазма и эйфории не мог пройти бесследно.

Появился шанс сорвать «выборы» опрокидывающим голосованием.

Но режим не дремал, арест или убийство Бабарико были предусмотрены их планом, если популярность его будет зашкаливать. До убийства дело не дошло.

Они плохо просчитали ситуацию. Аддитивность социально-политических экспектаций они не учли.

Светлана Тихановская казалась самым слабым кандидатом.

Но голосование за нее стало суммой голосов, которые были бы отданы Бабарико и Цепкало, праймеристам, любому другому. И плюс к этим голосам «за кого-угодно» — голоса «против» Лукашенко и режима в целом и голоса сторонников бойкота, которые тоже поддались всеобщей эйфории (и не напрасно).

В результате «выборы» были сорваны, как и предусматривалось в моих аналитиках, оформленных в «дорожную карту» революции.

Но социально-политические ожидания не могут заменить политического плана и стратегии.

Тихановская не была готова к тому, что она получила 9 августа и даже раньше — на последних этапах кампании.

Но от нее и нельзя было требовать и ожидать такой подготовки.

Хуже другое. Штаб Бабарико, главный интеллектуальный и политический центр летней революции, тоже не был готов.

Виктор Бабарико (наивен ли он был или прагматичен, не важно) не собирался победить на «выборах».

В его послевыборных планах было создание своей партии и участие в референдуме по Конституции.

Радикалы и архаичные националисты подозревали Виктора Бабарико в работе на «Газпром» и Кремль, все последующие события и факты должны были бы опровергнуть эти подозрения.

Но отсутствие в послевыборных планах штаба Бабарико революционных целей — свержение режима и взятие власти — делает его спойлером, независимо от того, что он там себе думал и планировал.

9-10 августа нужно было переходить к созданию политического субъекта революции и брать власть в свои руки.

Но некому.

О том, что было после 9 августа, я много писал.

Не стану повторяться. Вернемся к Конституции.

Вспомним три главные проблемы Беларуси текущего исторического периода:

  • Конституция;
  • «выборы» (уже прошедшие «выборы»);
  • угроза поглощения Беларуси Россией.

Итак, аншлюс отодвинулся в повестке дня на несколько пунктов, но не снят полностью.

«Выборы» прошли и были сорваны, страна вошла в политический кризис, перешедший в позиционное противостояние. Противостояние затянулось, и положение дел не в пользу противников режима.

Казалось бы очевидным, что проблема Конституции теперь выходит на первый план.

Но это не так, это только кажется.

Конституция может подождать.

Две другие проблемы слегка утратили актуальность и остроту, но они никак не разрешены. Более того, они усугубляют ситуацию.

Режим проиграл «выборы», но сохранил власть, СМИ и идеологические механизмы, контроль над экономикой и силовыми структурами.

У режима нет компетенций и средств управления хозяйством и развитием. Хозяйство разрушается, государственные институты деградируют.

Пока не решен вопрос власти, разрушение и деградация государства становится главной проблемой, выходит на первый план.

На сегодняшний момент порядок проблем по важности выглядит так:

  1. Разрушение государственных институтов, масштабный террор против общества и населения, деградация хозяйства, экономическое банкротство страны.
  2. Угроза инкорпорации и рейдерского захвата Беларуси Россией. Государство не может отвечать по международным обязательствам и отдается под внешнее управление, естественно России.
  3. Продолжение революции. Тут уже комплекс разных проблем: от освобождения политзаключенных до новых, уже местных выборов, от двоевластия до Конституции — Учредительного собрания.

То есть, проблемы Конституции болтаются сейчас внизу повестки дня.

Но «Общественная конституционная комиссия» предлагает клубу Тихановской разработку своего варианта Конституции, и Тихановская одобряет это.

Что на это можно сказать?

Можно очень просто: «Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало и не мешало!»

Всё равно писатели этой Конституции больше ни на что не способны — пусть пишут. Одной «рыбой» больше, одной меньше, это ничего принципиально не меняет («рыбой» называют проекты документов, которые могут стать потом документами, а могут быть задвинуты в «долгий ящик»).

Но всё не так безобидно.

Нам нужна новая Конституция?

Безусловно!

Наше государство деградировало, институты разрушены, всё придется восстанавливать и воссоздавать заново.

А Конституция — это документ, учреждающий (конституирующий) государство.

Нам нужна новая Конституция.

Не текст, не «рыба», а перформативный акт учреждения Республики Беларусь.

Современной Беларуси, государства XXI века.

А это не простая задача.

У нас первая социальная революция XXI века.

Такого еще не было ни в одной стране:

  • Демократические богатые государства эволюционируют, адаптируются к реалиям XXI века, им не нужны революции.
  • Политические кризисы, восстания, столкновения в отсталых странах («арабская весна», Венесуэла, Кыргызстан, Украина) вызваны именно отставанием, в них решаются ретроградные задачи прошлого века.
  • Беларусь находится в промежуточном положении.

Да, мы бедны, но не настолько, чтобы уподобляться совсем отсталым и бедным странам.

Да, мы живем при диктаторе без демократии и политической культуры с момента обретения независимости.

Но структура хозяйства Беларуси эволюционировала в соответствии с современными тенденциями, и хоть эта эволюция сдерживалась уродской экономической политикой, вне госсектора мы имеем вполне современные предприятия, да и госсектор дисциплинирован и подстраивается под общие стандарты.

Социальная структура формируется без влияния режима и уже близка к структуре европейских стран. Ко второму десятилетию XXI века Беларусь была больше готова к евроинтеграции, чем Украина, Молдова, Грузия, Турция, балканские страны, даже те, что уже стали членами ЕС.

В новых странах ЕС государственное управление, экономика, социальная структура меняются извне.

Беларусь могла бы делать всё это сама, не без поддержки со стороны ЕС, но самостоятельно и суверенно. И не по шаблонам и образцам ЕС, а по собственным планам.

Нам нужна Новая Конституция — но самая лучшая, самая передовая Конституция в мире.

Да, именно так. Поэтому наша Новая Конституция не может быть написана по образцам существующих конституций.

Она сама должна стать образцом для других конституций XXI века.

Вспомним! В нашей истории такое уже было.

Статуты ВКЛ были новым словом в Европе XVI века, были образцом для других. (Успех и новизна статутов ВКЛ XVI века амбивалентны, они породили будущие проблемы страны, но это отдельный разговор.)

Именно такой подвиг современная Беларусь должна повторить в XXI веке.

И это возможно!

Но этого не понимает никто в комиссии Анатолия Лебедько и Мечислава Гриба.

Михаил Пастухов совершенно прав, утверждая, что они написали не Новую Конституцию, а отредактировали и поправили старую Конституцию 1994 года. Убрали искажения и недостатки версии 1996 года и кое-что обновили.

Но Михаил Иванович не прав в другом — в оценке той Конституции. Да, редакция 1996 года сильно ухудшила ту Конституцию, но и она сама была очень плохой и совсем не современной.

Но самое главное в другом.

В стране «правовой дефолт» (пользуюсь этой метафорой, поскольку она получила распространение).

Это значит, что в стране не действуют законы и Конституция — тем более.

Снова соглашусь с Пастуховым в том, что в неразберихе и хаосе политического кризиса самым простым ходом восстановления законности, возвращения в правовое поле было бы обращение к Конституции 1994 года.

Но не потому, что она хороша.

Не потому, что по ней можно построить Новую Беларусь.

А только потому, что это самый простой шаг. Простой, но временный.

Просто в стране нужно хоть несколько дней жить по закону, соблюдать его. Для такой острой ситуации сгодится любой закон, любые законы. Даже те законы режима, которые сейчас он сам грубо попирает.

Временная Конституция, временное правительство, переходный период, госуправление «с колес», по прецедентам и революционным декретам — а что потом?

А потом — переучреждение государства. Перезагрузка Республики Беларусь.

А такое дело нельзя поручать никакой комиссии.

Это дело Учредительного собрания, Устаноўчага сходу (Учредительное собрание — это калька, буквальный перевод с французского названия соответствующего органа: Assemblée constituante).

Такова мировая практика.

И наша революция будет двигаться к созыву Учредительного собрания, долго, через ожесточенное сопротивление политических врагов, через тупое непонимание политических друзей.

И вот когда соберется Учредительное собрание, как делегаты его отнесутся к этому: «ПРОЕКТ (новая редакция от 09.03.2021) КОНСТИТУЦИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ»?

Почему я думаю, что отнесутся к нему так же, как и я?

Да потому, что это правильно. Хотя делегатом Учредительного собрания могут быть избраны и Гриб, и Лебедько, и Пастухов. И у них будет «рыба». Своя.


Читать и комментировать в Фейсбуке


Опубликовано в телеграм-канале «Думаць Беларусь»: @methodology_by.