Ведомости - Кому нужна система распознавания сугробов

Ведомости - Кому нужна система распознавания сугробов

nevedomosti

https://t.me/nevedomosti

7 ноября 2019 г. Владимир Рувинский.

Отказ суда признать незаконной систему распознавания лиц в Москве оставляет право на приватность и анонимность незащищенным.

Внимание к вопросам безопасности московских властей объяснимо, как и озабоченность горожан вопросом защиты своих прав и свобод. Но лукавые объяснения мэрии, что система распознавания лиц нужна городу для борьбы не с активистами, а с сугробами, едва ли снимут претензии граждан, тем более что российские законы оставляют пространство для злоупотреблений.

6 ноября Савеловский райсуд отклонил иск москвички Алены Поповой к МВД и департаменту информационных технологий (ДИТ) мэрии Москвы. Попова, которую в 2018 г. суд оштрафовал за проведение пикета, изучив в том числе ее увеличенное фото с камеры с фиксацией на лице, требовала запретить распознавание лиц городскими системами наблюдения. Представитель мэрии в суде заявила, что система нужна городу не для слежки за гражданами, а для «обнаружения снега у подъезда» и «переполненных мусорных баков».

Такие объяснения если не нелепица (зачем распознавать лица у сугробов?), то лукавство. ДИТ, силовики и мэр Сергей Собянин не раз заявляли, что система распознавания лиц, интегрированная в масштабнейшую систему видеонаблюдения в Москве (по данным за 2018 г., в столице было около 170 000 камер, в планах довести число камер, умеющих распознавать лица, до 200 000), используется в том числе и для раскрытия преступлений и контроля за ходом массовых мероприятий, причем уже давно, говорил «Ведомостям» источник в МВД. В 2018 г. с их помощью полицейские раскрыли 3500 преступлений, сообщало УМВД.

Закон о персональных данных разрешает использовать биометрию без согласия человека только для противодействия терроризму и защиты общественного порядка, но под это исключение можно в реальности подогнать практически что угодно. Нельзя сказать, что мэрия не осознает рисков: ДИТ поручал изучить правовую базу и судебную практику, срок – конец года. Теперь в этой судебной практике есть и дело Поповой.

Говоря о важности развития системы видеонаблюдения и распознавания лиц, власти Москвы ссылаются в том числе на стандартные меры безопасности в мегаполисах. Например, в Лондоне, согласно отчету Brookings Institution за 2017 г., установлено около 420 000 камер видеонаблюдения, или 48 камер на 1000 человек (в Москве – 14). Но не все мегаполисы готовы жертвовать приватностью во имя безопасности. В мае 2019 г. Сан-Франциско стал первым городом США, который запретил работу системы распознавания лиц, в том числе для полиции, запрет или ограничение их использования рассматривает Евросоюз. В России проблема усугубляется избирательностью использования камер. Их наличие у стен Кремля не помогло опознать убийц Бориса Немцова – камеры якобы были отключены на ремонт. Суд может изучить снимки, как в случае Поповой, а может отказаться, как это сделал судья Алексей Криворучко, приговорив актера Павла Устинова к 3,5 года колонии. Избирательность правосудия и невнятность закона оставляет возможность для злоупотреблений, в том числе по политическим мотивам, – ну и для раскрытия преступлений, что добру пропадать.

Читайте ещё больше платных статей бесплатно: https://t.me/nevedomosti