Ватерлоо

Ватерлоо

Макс

Ватерлоо.


Трубы пели.


Не играли, не трубили, но рвали душу в куски, пытаясь передать дрожь ожидания и желание броситься вперёд.


Барабаны грохотали.


Не дробь, не ритм, но волна бьющих прямо в сердце и вместе с ним ударов.


Ветер рвал флажки на пиках Красных улан Гвардии, и поляки до боли в пальцах сжимали древки, предвкушая азарт натиска и удара.


Лица сияли.


У всех сияли, от рядовых, бесконечными белосиними шеренгами вытянувшихся вдоль поля, до Маршалов.


Горит медью на солнце рыжая шевелюра Нея,ухмыляется Сульт, улыбаются Друо и Д'Эрлон.


Улыбается Император.

Все свои, все рядом.

Как в старые добрые времена.

Сейчас ударит орудие, и знамёна рванут вперёд, туда, на холм.

Пехота возьмёт англичан в штыки, кавалерия прорвётся за гребень и уже ничто не остановит их.


Развеваются на ветру конские хвосты на шлемах драгун, гигантами застыли в сёдлах кирасиры, протягивают друг другу фляжки конные егеря.


Застыли колонны Гвардии, побатальонно стоят, безмолвно, но пляшут в глазах искры.


Сегодня!!!


Волынки выли.


Не играли, не наяривали, но рвали душу в куски, словно холодными шотландскими ветрами забираясь под мундир и леденя сердца.


Барабана рокотали.


Не гремели,отмеряя шаг, но низким гулом накрывали своим боем шеренги, будто заковывая их в невидимые цепи.


Лица хмуры.


Отступать некуда.


Позади Брюссель, за ним только море.


Сомнёт, растопчет эта стальная лавина, вобьёт в землю и пройдёт катком.


Мрачно стоят шотландцы.


Тяжелые палаши, ружья у ног, выгоревшие под солнцем лица и грубые пальцы перебирают перевязи на груди.


Ирландцы пьяны.


Коннахтские рейнджеры, они б с большим удовольствием погнали бы англичан, и много ирландцев там, на той стороне поля.

Но они на этой.

Тут и умрут, и англичане знают, что пока они стоят, можно быть спокойными.

Да, они уже пьяны, с самого утра, но кто видел ирландца трезвым?


Мрачен Аксбридж.

Лорд Аксбридж, обратились бы к нему, но сегодня не до титулов.

Просто Аксбридж.

Мрачны Гордон и Пэк, хмуро глядят на своих горцев.

Мрачны Пиктон и Понсоби, оба умрут до заката, но и это не заставит их улыбаться солнечному утру.


Холоден Веллингтон.

Холоден, равнодушен и надменен.

Даже все силы ада, соберись они на той стороне не заставят его признать, что ему страшно.


Тонкая красная цепочка на гребне холма, и плотные массы за гребнем.


Заняли ферму, зарылись в песчаный карьер, заперлись в Угумоне и рассыпали стрелков в роще перед ним.


Готовы.


Огонь!


Орудия рявкнуло, изрыгнуло пламя, откатилось назад.


Да, надо было начинать обстрел ещё в 6 утра, но Друо переживал, что земля мокрая после дождя, увязнут пушки.

Дождались одиннадцати, подсохло, теперь можно.


Словно ожившая, открывает огонь батарея за батареей.


Сверкают на той стороне едва различимые каски британских артиллеристов, ответили, за ними не пропадёт.


Взревели барабаны, качнулись вперёд знамёна, дрогнули колонны.


Дивизия Бонапарта!


Звучит по революционному, как тогда, двадцать лет назад!

Но Бонапарт другой, это Жером, младший брат.


Ему нужна слава, он устал быть в тени, пусть вся Армия видит, как Брат вручит ему Маршальский жезл на поле боя!

Он уже был Королём, Королём крошечной Вестфалии, пустого места.


Это ничто, и в ничто превратилось, но он хочет большего!


Там, за этой треклятой рощей, Угумон, замок, ферма, какая к дьяволу разница!!

Брат приказал отвлечь англичан, но он пойдёт дальше!

Они выломают ворота, взберутся на стены и вырежут всех, кто не бросит оружие!

Брат увидит, увидит вся Армия, ему нужна его, лично его победа и его дивизия шагает сквозь рощу, и барабанный бой гонит её вперёд!


Голландские стрелки ведут огонь.

Егеря рассыпались в роще, выцеливают белосиние фигуры, пробирающиеся между деревьев.

Им не выстоять в штыки, французы сметут, раздавят и не заметят.

Но они ведут огонь, шаг за шагом отступая к Угумону.


На стенах англичане.

Красные мундиры пятнами крови на сером камне стены.

Гвардейцы, Первый Батальон Британской Гвардии.

Хмурые, сегодня им приказано умереть здесь.


Барабаны ускоряют дробь, усиливают её до бешенного ритма.

Рёв, и первая волна, приставив лестницы , устремилась на стены.

Грянул залп, ударили в ворота топоры...


Император чуть кривится.


Дивизия Жерома Бонапарта ввязалась в бой по настоящему, всерьёз.

Ничего, сейчас Веллингтон снимет часть войск с центра, пошлёт помощь, ослабит позиции.


Веллингтон чуть кривится.


Он не пошлёт войска на помощь гвардейцам.

Все умрут там, где стоят.

Нет войск, и не будет помощи.

Никому и ниоткуда.

Если только Блюхер не придёт.

Они все умрут здесь.


Артиллерия ревёт.

Друо командует, и батареи обрушивают залп за залпом по позициям англичан.

Земля вязкая, ядра не разлетаются осколками, зарываются в грунт.

Но те, что долетели, подбрасывают красные фигурки, расшвыривая их в стороны.


Пора!


Корпус Д'Эрлона построен для атаки!


Удар в центр, дивизии поднимутся на холм, вышвырнут англичан с фермы Ла Э Сент и прорвут центр англичан.


Вперёд!


Д'Эрлон строит корпус тараном.


16 тысяч бойцов, плотная масса, шаг за шагом вперёд!


Бьёт английская артиллерия, потери ужасны, но они смыкают ряды.

Бригада ганноверцев разбита и бежит, убит Пиктон, так и не сменивший свой джентельменский цилиндр на что то модное, с плюмажем.

Смерть упустила его в Испании , но нашла тут, на бельгийских полях.


Шотландцы шагают вперёд, навстречу врагу, перешагивают через командира и белосинее перемешивается с красночёрным.

Шотландцев рубят.


Ревут волынки 92го полка.

Ревут, визжат, надрываются, захлебываясь.

Падают волынщики, пришло время шотландцев!

Англия, ненавистная Англия пригнала их сюда, выгнать французов из Бельгии и они не побегут на глазах англичан!


Пора!


Аксбридж, Лорд Аксбридж привстаёт на стременах!


Пора!


Воет труба, трубач надрывается, вкладывая все силы в сигнал!


Английская тяжелая кавалерия обрушивается на корпус Эрлона.


Лейб Гвардия, Ирландский полк и Шотландские Серые, Понсоби ревёт, и вслед за ним ревут ещё тысячи глоток!


Вперёд!!!


Scotland Forever- ревут горцы 92го полка, их подхватывают кавалеристы Шотландских Серых и они мчат вниз, к подножию холмов, вперёд!


Эрлону не перестроится.


Слишком плотные массы, батальонным колоннам не развернутся в каре!


Англичане рубят, потери чудовищны, колонна откатывается, разбитая, теряя убитых и пленных.


Пора!


Император не улыбается.


Он давно не улыбается толком, нечему улыбаться.


Он немного зол, и чуть менее равнодушен, чем всегда.


Уланы!!


Вырывается вперёд французский горнист, трубит, и уланы ощетинившимся пиками смерчем срываются с места.

За ними кирасиры, уланы легки, нужен удар, им одним не одолеть англичан.


Надрывается британский трубач, пытаясь собрать рассыпавшуюся по полю британскую кавалерию.

Азарт, увлеклись, рубят бегущих.

Прорвались к орудиям, французские артиллеристы дерутся штыками и банниками от пушек, выбивают из сёдел.


Удар!!


Уланы налетают волной, сносят, пронзают пиками, англичане разбиты и кони несутся прочь, волоча зацепившихся за стремя всадников.

Понсоби убит, Аксбридж воет в седле, глядя как французы рубят его кавалерию.


Угумон.


Им уже наплевать, что вокруг.

Император и Веллингтон уже послали им всё, что могли.

Убейте друг друга, и ни шагу назад каждый!

12 тысяч внутри, 14 тысяч снаружи, Жером в первых рядах, но падают все, кроме него.


Ворота выломаны, прорвались во двор и саперы рубят всё живое вокруг!

Казалось- уже, но англичане набрасываются красной сворой, рвут на части, грызут зубами!

Убиты все, только мальчишка-барабанщик забился в угол.

Его не трогают, сиди, барабань.


Пруссаки!!!


Из леса выходят пруссаки!


Не Груши!!!


Где Груши, кричит Император?!!!

Я послал гонца, багровеет лицом Сульт!

Бертье послал бы сто гонцов!!!, кричит Наполеон!!


Оба молчат, задыхаются от бешенства.


Место Сульта не здесь, не в штабе.

Это он должен вести в бой корпус, он бы давно вышвырнул англичан с холмов, взял этот чёртов Угумон и они гнали бы их на Брюссель!


Бертье мёртв.

Они оба это знают, знают, что тут только они.

Не будет мертвого Бертье, не будет предателя Мюрата, не будет оставшегося в Париже Даву.

Не будет Ланна и Бессьера, они давно мертвы.

Никого больше не будет, только они, разбитая пехота Д'Эрлона, застрявший чёрти где Груши, беснующийся Ней, горящий изнутри огнём и безмолвные шеренги Гвардии.

Кирасиры, драгуны, карабинеры, шеволежеры, уланы, егеря, ещё есть чем бить!!


Англичане, вцепившиеся в свои проклятые холмы.


И пруссаки, волна за волной прущие из леса Фришермон.


На Плансенуа!!


Во фланг и тыл.


Плансенуа горит.


Десять тысяч, Молодая Гвардия , вышибли пруссаков прочь.

Граф Лобо командует корпусом, всё зависит от них, и они держатся.

Но из леса выходят и выходят войска, уже тридцать тысяч немцев и деревня снова их.

Ещё шаг, и они нанесут смертельный удар во фланг.


Пора!

Звучит приказ, и два батальона Старой Гвардии идут на Плансенуа.


Никакой стрельбы, никаких пленных, никаких барабанов.

Мерный шаг, в штыки.

Немцы бегут, и Гвардейцы убивают их, молча, держа строй.


Пора!


Друо выжимает из артиллерии всё!


Орудия ревут взахлёб, на позициях англичан ад.


Веллингтон молчит.

Дайте мне ночь или пруссаков, беззвучно шептал он еще час назад.

Пруссаки пришли, но им не успеть.

Приказ- сто шагов назад.

Ни шагом больше!


Красная линия подаётся назад, за гребень холмов, прочь от артиллерийского огня.


Порааааа!!!


Ней ревёт, выпрямившись на стременах в полный рост!!


В руке сабля, никаких сейчас маршальских жезлов!!


Жезлы снова в солдатских ранцах, за спиной, хрен с ними, с жезлами!


Англичане дрогнули, сейчас или никогда!!


Ней ведёт кавалерию, сначала часть, потом возьмёт всю!


Всё, всё, что осталось у Франции, за спиной Нея!


Он увлечен, он горит, он забыл про пехоту, про всё на свете!!


Сейчас или никогда!!


Вперёд, ревёт он Эрлону, сейчас или никогда!!


Бурбоны нас повесят!!!


Не повесят , и не нас, расстреляют лично его.


Но это потом.


А сейчас- вперёд!!


Волна за волной, кирасиры и карабинеры, вперёд!


Ударить, пиками улан вскрыть каре, бронированным кулаком кирасир шарахнуть дрогнувшие ряды, выслать вперед егерей, рвать на части строй, рубить и колоть!


Ров.


Кони летят, спотыкаясь, кувыркаются, всадники перелетают через их спины и падают.

 Вперёд!


Волна за волной, англичане построились в каре, обычно одна атака!

Пан, или пропал!


Волна за волной, несколько часов, раз за разом!


Взято 5 знамён, волна за волной, под Неем убито 5 лошадей, он ревёт, но англичане стоят.


Ирландцы пьют, нагло ухмыляясь Веллингтону.

Герцог касается шляпы кончиками пальцев салютуя...


Волна за волной!


Вал тел перед каре, люди, лошади.

Британской кавалерии уже нет, и сейчас не будет французской, но никто не уйдёт.


Никто, кроме бельгийцев.

Бельгийцы бегут, бегут с поля боя целыми бригадами, разворачивается и мчит прочь бельгийская квалерия, и Принц Оранский потом сам поставит себе памятник, пытаясь стереть позор.


Пушки взяты!

Раз за разом взяты, волна за волной, но нет молотков и гвоздей!

Всегда были, а сейчас нет, и нечем заклепать орудия, заткнуть им глотки.


Волна за волной, и каждый раз, когда французская волна откатывается назад, английские артиллеристы выходят из каре и ведут огонь.

Только картечь, никаких ядер.

В упор.


В Угумоне убивают друг друга..


Император очнулся.


Ней убил кавалерию.

Срочно пехоту в центр!


Остатки корпуса Д'Эрлона, всё , что ещё можно собрать, вперёд!


Ла Э Сент взят, больше никаких укреплений впереди, только холм и англичане!


И немцы, полк за полком выходящие из леса...


Пора!!


Гвардия вперёд!


Звучит приказ, и батальоны строятся для атаки.


Ухмыляясь Веллингтону, ирландцы пьют на своих позициях.

Коннахтские рейнджеры, уже меньше половины.

Ни шагу назад.

Справа от них пьют шотландцы, Чёрная Стража.

Они с ирландцами ненавидят англичан больше, чем французов, но так уж вышло.

Сегодня так.


Откуда у них столько спиртного, проносится в голове Веллингтона и он сам удивляется этой мысли.


В Угумоне убивают друг друга.


Гвардия идёт!


Ней ведет последнюю атаку, сейчас, или никогда!


Всего лишь пять батальонов, зачем то оставили резервы по пути.


Меньше половины, а надо было бросить всё.


Проносят генерала Морана.

Раненого, на носилках.

Мы наступаем!!- орут ему гвардейцы и он салютует им, теряя сознание.


Снова бьют барабаны.


Марш Гвардии, похоронный марш, а кто кого похоронит решиться сейчас, вон там, на холме.


Две тысячи шагов.


Бьёт артиллерия, ядра косят ряды.

Сомкнуть ряды, вперёд.


Взошли на холм, первая линия прорвана!

Англичане разбиты, рассыпаются целые бригады!


Осталась лишь цепочка, ещё удар!!


Пора!!


Веллингтон возвышается на холме.


Копенгаген ржёт, встаёт на дыбы.


Встаёт в стременах Железный Герцог, поднимает в руках шляпу, машет ей.


Пора!!!


Пора, Мейтланд, кричит Веллингтон, во всю силу лёгких!!!


Пора!!!


Английские гвардейцы поднимаются из травы.


Красные, ровные, безмолвные шеренги.


Залп.


Залп, залп, залп.


В три шеренги, так, как умеют стрелять только англичане.


Весь мир обрушится, рухнет в ад, английские шеренги будут стрелять.

Залп за залпом.


Ударила артиллерия.


В упор, картечь, ряды разорваны и белосиние мундиры залиты кровью.


Залп.


Волна медвежьих шапок качнулась и дрогнула.


Залп!


Одна, вторая, третья фигурки пятятся назад.


Залп!


Шаг назад, ещё один, ещё!


Залп!!


Отступают.


Крик над полем, душераздирающий крик.


Гвардия разбита!


Волна!


Черная волна хлынула из леса!


Блюхер пришёл!


Реют чёрные знамена, прусские уланы и гусары берут в галоп.


Горит Плансенуа.


Залп!!!


В Угумоне убивают друг друга..


Каре Гвардии замерли на плато.


Бежит сломавшаяся французская армия.

Обезумившие солдаты, офицеры, добивающие раненых лошадей.


Залп!!


Английская пехота спускается с холмов.


Воют волынки шотландцев, ухмыляются пьяные ирландские рожи!

Веллингтон ухмыляется в ответ, сегодня можно.


Залп!


Ней воет на отступающие войска.


Обломок сабли в руке, сорванные эполет, обгоревший мундир.

Я хочу умереть здесь, воёт Маршал.

Хватает за плечи, швыряет обратно.

Хохочет, подняв лицо к свинцовому небу- Смотрите, как умирает Маршал Франции!!!


Залп!!!


В Угумоне убивают друг друга..


Император хочет умереть здесь.


Прямо здесь, в каре Старой Гвардии.


Умереть, закрыть глаза и не знать, чем всё закончится.


Здесь и сейчас!!


Залп!!


Французские артиллеристы молчат.


Заставьте их стрелять, бросает Император Гурго.


Адьютант мчит к батарее.

Почему молчат пушки??!!!

Крик бьёт по ушам.


Остался один залп, отвечает Друо.

Мы просто стоим возле орудий, хотим дать Императору время уйти.


Залп!!-ревёт Гурго, Залп, холодно командует Друо.


Залп!!


Аксбридж, Лорд Аксбридж , шатается в седле.


Господи, я потерял ногу, цедит он сквозь зубы.

Господи, да- выдыхает Веллингтон.


Падает с седла Аксбридж, адьютанты хватают возле самой земли, уносят.


Веллингтон провожает взглядом.


Они ненавидят друг друга, между ними личное.

Много личного.

Но не сегодня.


Залп!


Пруссаки ворвались в Плансенуа.


Гвардия не бежит, Гвардия умирает на улицах.

Пленных не берут, никто и не сдается.

Немцы добивают раненых, колят штыками.

Никакой пощады.


В Угумоне убивают друг друга...


Залп.


Императора насильно затолкнули в карету.


Эскорт, остатки кавалерии не по зубам союзникам.


Последнее каре на плато.


Батальон Камбронна, Старая Гвардия.


Они не уйдут с этого проклятого поля, они пришли сюда не для того, что бы вот так уйти, и они не уйдут.


Залп!


Офицер с флажком на пике подъезжает к строю.


Красный мундир, рука на перевязи.


Фельдмаршал Веллингтон предлагает сложить оружие.

Битва проиграна.


Гвардия молчит.


Молчат англичане, молчат шотландцы, молчат стрелки в зелёных куртках, молчат пьяные ирландцы.

Не ухмыляются больше.

Они заслужили себе памятник на этом поле, и его поставят там, где он держали центр английских позиций.


Дерьмо!- орёт Камбронн поверх медвежьих шапок гвардейцев.


Из красных шеренг выкатывают орудия.


Залп!!


В Угумоне убивают друг друга.


Веллингтон едет по полю.


Опускается ночь, французская армия исчезла, лишь мертвые, колоннами и шеренгами лежащие на поле, напоминают о ней.


Шотландцы зажгли костры.


В свете огня появляется фигура в плаще.


Откинут капюшон, седые усы, трубка в зубах, картуз.


Блюхер подаёт руку Веллингтону.


Всё.


В Угумоне убивают друг друга.


Шквал.


Шквал дождя обрушивается на поле, стирает лунный свет, топит в грязи кровь и смывает её с холмов.


В Угумоне наступает тишина.


Тишина.


Всё...


#Максории,#Историидляленивых