Уменьшать и ласкать!

Уменьшать и ласкать!

CriptaKing

Горящий Контрабас.

 Как говорил Жванецкий - Хватит цепляться за эту жизнь. Как мы убедились, в ней нет ничего хорошего. Несколько раз вкусно, несколько раз хорошо. И это все. Ведь любое правительство либо нас сажает в помои, либо мы его туда сажаем. То есть оно нами руководит оттуда. И даже не руководит, а посылает и отнимает. Ну что там было в этой жизни? Фуагра? Пармезан? Бурато? Пармская ветчина? Прошутто? Что хоть потеряли-то? Много разной водки было в той жизни, поэтому ничего вспомнить уже невозможно.
Да, наверно, это и к лучшему. Новые времена, строгие и собранные. И надо отбросить всякое чванство и воспевание деликатесов и утереть слезы по сожженным сырам и ветчине. Это уже не актуально. Старомодно, если хотите.

Меня всегда, в компаниях, выбешивали разговоры про то, кто где за лето побывал, и кто где и в какой стране вкусно отобедал. И что это не поверите, был такой фантастический ресторан или еще больше, не поверите, такое было безумно красивое местечко, с видом на море или какую нибудь местную историческую развалину. И вы даже не представляете, как они его совершенно случайно нашли, или как они за пол года там столик заказывали, потому что там помидоры и сыр режет нереально модный шеф повар. Единственный, на всем белом свете…

Где-то на этих словах у меня уже подкатывал комок г горлу и я понимал, что сейчас сблюю и так и не дождусь сладкого. Но дальше - больше. Дальше шел еще рассказ о том, как там все сервировали чудесно, "вот так", а потом как я все это ел, "вот так", а запивал я этаким таким то винцом, "вот так", а потом я всем этим шедевром сходил в туалет, "вот так"…  

Это все, эти все разговоры, кто где харчевался в наш современный век, с вектором совершенно других ценностей, выглядит смешно и нелепо. Пока кто- то рассуждает о вкусных ягодах вишневого сада, топоры Лопахина уже стучат вовсю. И Песков со своими усами, часами, трусами и яхтами становиться вообще похож на мультяшного персонажа. И вызывает отвращение, так и хочется сказать, чтоб заканчивал эту клоунаду, что все это все уже давно оставили в нулевых или даже девяностых, а ты видимо все проспал. И понятно, что все эти разговоры и причуды, весь этот гастро-нафталиновый поезд отправляется на свалку истории или в крайнем случае, по заявкам философствующих эпикурейцев, в депо исторического музея, прямо на экспозицию – еда и отношение к ней – как зеркало российского мещанства.

Но, незаметно никому, вдруг вылезает, заискивая поигрывая ножкой , другая крайность в отношении к еде.
Как-то раз, где-то я прочитал, то ли в меню, то ли где, уже не помню, украшать подаваемые блюда уменьшительно ласкательными суффиксами. Да и вы и сами присмотритесь внимательно: все харчевни с прикидом на домашнюю кухню обязательно используют этот прием. У многих меню целиком из этих суффиксов – хлебушек, рыбонька, селедушка, курочка, мясцо, икорочка, чаек, кофеек. А если это вам все предлагают не в ресторане Пушкин, где такой старорусский кич, ну хоть как-то оправдан, а у кого нибудь в гостях, и при этом обязательно добавят слово – баловать.
– А я вчера себя рыбкой красной побаловала. – А вас икорочкой не побаловать? – будьте на чеку и знайте, что эти люди недодают. Потому-то люди употребляющие такие формы, полный антипод первой группы. И это заигрывание перед едой, преклонение перед ней, говорит только о том, что люди живут очень бедно и не могут себе позволить, не то что просеко на обед, а даже свежих фруктов. Ведь даже персичком и виноградиком они балуют себя только по большим праздничкам. А селедочку и икорочку покупают задолго до подходящего случая, абсолютно не понимая и не принимая что случай здесь и сейчас. Купил и вечером съел - это не для них. Это вообще как так можно? Икорочку без повода! И если вас, не дай бог, все же пригасили на обед или ужин, хотя я сам не пойму как это может произойти. И они подают к столу все эти рыбки красненькие, селедочки, икорочки, то знайте, все эти поданые разносолы прямо сейчас наносят непоправимый ущерб их семейному бюджету. И вы своим появлением, фактически отнимаете у них курочку на всю следующую неделю. И эта вся история человека, как последнего звена в пищевой цепочке, выглядит грустно и его тоже, ой как не красит.

И все это детдомовское ползанье на коленях перед миской, несмотря ни на какой кризис, заставляет меня развернуться, сплюнуть и крепко выругаться и вспомнить Горького, то что мол Человек- это звучит гордо, а человечек не очень. И пылить дальше своими дорогами, понимая лишь одно, что в какие бы эпохи и лихолетья ты не жил, но хлеб, всегда должен оставаться хлебом, а не хлебушком, рыба – рыбой, а не рыбочкой. А человек- только человеком…

А то, что Жванецкий говорит, не помню,- не верю. И вы не верьте. Все он помнит, и просто как приличный человек молчит об этом.