"Тревога".

"Тревога".

Lexa

Эту историю, известную в узких кругах, поведал мне певец Александр Валявин, в бытность свою служивший на Северном флоте. Весной 2020 года Александр написал песню под названием "Тревога", которая является отражением той истории, произошедшей в далекие 70-годы.


"Тревога".


4 апреля 1976 года. Баренцево море. Полигон боевой подготовки, где впоследствии затонул "Курск". Подводная лодка "К-28" вышла на торпедные стрельбы с элементами срочного погружения. У подводных лодок этого проекта вдоль киля расположены две вспомогательные цистерны. В верхней части они соединены между собой. Трюмный не придал значения тому факту, что клапан подачи забортной воды был закрыт не до конца, и вода продолжала медленно заполнять обе цистерны. В общей сложности несанкционированно в них было принято около 150 тонн воды. А это весьма немало. 

Нашел только одну фотографию К-28.

Когда началось срочное погружение, эта вода (о наличии которой в цистернах никто даже не подозревал) резко утяжелила нос. Согласно теории остойчивости, при переходе в подводное положение центр тяжести и центр величины поменялись местами и лодка мгновенно ухнула на глубину с неслабым дифферентом на нос. У наблюдателей на надводном корабле глаза полезли на лоб: над поверхностью моря показались винты. Далее вышел большой воздушный пузырь - это мичман, матёрый оператор системы погружения и всплытия быстрее всех оценил ситуацию и дал пузырь в нос. 


Однако этой меры было уже недостаточно. Поэтому командир приказал отработать турбинам реверс и дать назад полный ход. Одновременно стали продувать то ли весь главный балласт, то ли только среднюю группу цистерн главного балласта. Лодка под водой сменила дифферент на противоположный и повторно ушла на глубину уже кормой! Так как винты продолжали работать на задний ход, подводная лодка практически достигла дна. Ограждение винтов было смято, один винт получил трещины и был впоследствии заменен на заводе в Полярном.


Углы и погружения и всплытия достигали критических - около 45 градусов. Всё, что было не закреплено в отсеках, летало с носа в корму и обратно - от ЗИПа до людей. Более-менее полную картину понимали только в центральном посту. В итоге на поверхность лодка вылетела пробкой с приличным дифферентом на корму, вновь поразив наблюдателей. Разумеется, расследованием сего удивительного двухкратного путешествия "К-28" от поверхности до грунта и обратно занимались специальные комиссии. Командир подводной лодки за ремонт и повреждённый винт огреб по тем временам достаточно мягкий нагоняй. Серьёзных травм, слава Богу, никто не получил. 


Текст прислал: Александр Валявин (на фотографии №1)

Александр в молодости.

Отредактировал мой коллега, поэт и певец Михаил Андреев.