Сталин и органы государственной безопасности

Сталин и органы государственной безопасности

Олег Борисович Мозохин, доктор исторических наук

Введение

  В последние десятилетия И. В. Сталин оказался наиболее яркой фигурой в истории не только нашего государства, но и мира. Он являлся и по-прежнему является символом коммунистического режима. Можно констатировать, что деятельность Владимира Ильича Ленина и Льва Давидовича Троцкого, совершивших октябрьский переворот, отошли на второй план. Возникают вопросы: почему так называемый сталинский период истории столь интересен? почему его противопоставляют периоду застоя, перестройке и настоящему времени? какой ответ хотят найти из изучения этого опыта? с какой целью имя Сталина используют в политической борьбе?

Негатив в отношении сталинского режима, по-видимому, связан с реакцией части населения, незаконно пострадавшей от репрессий, и тех, ктостремится дискредитировать идеи социализма.

Позитив связан с другой частью населения, осознающей, какой грандиозный объем работы был проделан для поднятия экономики страны, культуры, образования, какой ценой досталась победа в Великой Отечественной войне под руководством Сталина.

Сегодня книжный рынок насыщен литературой, отражающей как первую, так и вторую точку зрения. Работы эти разные – от дилетантских до подлинно научных.

Цель данного исследования – на основе архивных документов, как ранее опубликованных, так и впервые вводимых в оборот, отразить деятельность органов государственной безопасности, протекавшей под непосредственным руководством и контролем И. В. Сталина. Конечно, тема эта поднималась и прежде, но несколько однобоко – в основном через массовые репрессии. Она получит развитие и в этой монографии – но на фоне основных политических событий в стране, так как именно они влияли на направления деятельности органов безопасности.

Почти сразу после победы Октябрьской революции руководители страны активно использовали органы безопасности в качестве эффективного силового инструмента, обеспечивающего процесс политических и социально-экономических изменений государственной и общественной жизни. В период деятельности Всероссийской чрезвычайной комиссии участие Сталина в руководстве ею фрагментарно.Хотя уже и в то время, еще до избрания Генеральным секретарем РКП(б), именно Сталин утверждал кадровые назначения в органах безопасности.

При переходе к новой экономической политике, с тем чтобы ввести работу органов государственной безопасности в правовое поле, по инициативе В. И. Ленина ВЧК была упразднена и создано Государственное политическое управление при НКВД. Сталин принимал самое непосредственное участие в этой реформе. Именно благодаря ему был внедрен принцип партийного руководства органами безопасности: он проявлялся в определении основных задач и направлений деятельности.

Впоследствии ужесточение карательной политики и, как следствие, расширение внесудебных полномочий происходили только после одобрения Политбюро. Все это привело к тому, что органы безопасности после смерти В. И. Ленина стали прочной опорой партии, в первую очередь самого И. В. Сталина. С их помощью он стал исключительно информированным человеком: Сталин первым узнавал о деятельности оппозиционных партий и планах оппозиционеров внутри большевистской партии. Это позволяло ему наносить упреждающие удары.

В середине двадцатых годов он преследовал совершенно конкретную цель – привести к политической смерти Троцкого и прочих противников антисталинской фракции в ЦК партии, чтобы затем переписать историю в свою пользу.

По его указанию органы ОГПУ проводят работу по поиску «внутренних» врагов. В первую очередь идет поиск компромата на политических оппонентов самого генсека и противников его планов по экономическому преобразованию государства.

В конце двадцатых годов Сталин начинает контролировать происходящие процессы в экономике страны. Его позиции настолько укрепились, что его за глаза называют «хозяином».

В это время из-за обострившейся международной обстановки, на первый план выходит вопрос укрепления обороноспособности страны. Решить его было невозможно без всемерного развития промышленности, то есть без индустриализации страны. Сталин проявил себя сторонником быстрых темпов и преимущественного развития тяжелой индустрии путем перекачки в нее средств, накапливаемых в сельском хозяйстве, легкой промышленности и других отраслях народного хозяйства.

Форсированная индустриализация с первых шагов породила многочисленные проблемы и противоречия. В результате бездумной траты средств огромные суммы оказались вложенными в незавершенное строительство и не давали отдачи. Действующие же предприятия, особенно те, что обслуживали потребности населения, сокращали производство из-за нехватки оборудования и сырья. Росла себестоимость промышленной продукции, резко ухудшалось ее качество.

В ЦК возникают оппозиционные группы, которые выступают против сталинской экономической политики. Членов всех этих групп постепенно репрессировали: инакомыслие не приветствовалось.

ХVI съезд ВКП(б), проходивший в 1930 г., идейно и организационно разгромил антипартийный троцкистско-зиновьевский блок. Его активные участники были исключены из партии и сняты со всех ответственных постов, а Троцкий еще до съезда, в 1929 г., выслан за границу. В заключительном слове по политическому отчету ЦК И. В. Сталин констатировал:«XVI съезд партии является одним из тех немногих съездов в истории нашей партии, на котором нет сколько-нибудь оформленной оппозиции, могущей выставить свою собственную линию и противопоставить ее линии партии».Из высшего руководства партии были устранены все политические оппоненты Сталина. Он остался единственным членом из состава Политбюро, которое существовало при Ленине.

В конце 1932г.началась«чистка»рядовых членов партии. Эта кампания открылась с исключения из рядов ВКП(б)троцкистов, зиновьевцев иправых, которые когда-либо выступали против Сталина. Затем – в интересах укрепления его диктатуры – она распространилась и на видных деятелей революции, которые много лет были его союзниками, а позже охватила все советские и хозяйственные органы, Красную армию, НКВД и затронула несколько миллионов человек.

Органы государственной безопасности в этот период стали одной из самых важных структур среди звеньев государственного аппарата для реализации сложных политических решений, которых в то время было предостаточно – будь то борьба с вредительством, участие в кампании по ликвидации кулачества как класса, коллективизация сельского хозяйства, охрана предприятий промышленности и объектов транспорта, борьба с хищениями на железнодорожном транспорте и многое другое. Характерная особенность использования органов ОГПУ – к ним обращались, как правило, в критических ситуациях, когда другие ведомства не справлялись с возложенными на них задачами.

К ХVII съезду, состоявшемуся в январе 1934 г., фактически сложился культ личности Сталина. Он проявлялся в том, что с его именем связывались все успехи в экономике и политике. Сталин все больше выходил из-под контроля высших органов партии, ставил себя над ними.

10 июля 1934 г. по инициативе Сталина прошла реформа органов госбезопасности. Было образовано НКВД СССР. Реформа преследовала цель вновь ввести деятельность органов в правовые рамки. Однако планировавшаяся либерализация закончилась, не успев начаться. Убийство С. М. Кирова привело к новому витку репрессий.

Сталин воспользовался убийством Кирова для подавления в Ленинграде оппозиционной ему группы, наиболее влиятельной в партийных органах города. Он привязал к этой группе убийцу Кирова Николаева, который, будучи еще членом комсомола, примыкал к ней. Это позволило ему создать логическую цепочку Зиновьев – Николаев.

Позже НКВД сфабриковало дела так называемых центров: «Ленинградского террористического зиновьевского центра», «Московского центра контрреволюционной зиновьевской организации», «Объединенного троцкистско-зиновьевского центра», «Антисоветского троцкистского (параллельного) центра», «Антисоветского правотроцкистского блока» и других. Почти все лица, проходившие по этим делам, в настоящее время реабилитированы.

Однако нельзя сказать, что все репрессированные «безгрешны перед партией». Они вели разговоры о создании оппозиционных групп внутри партии, писали программы, искали союзников. Все это отчетливо видно из «покаянных писем» и исповедей оппозиционеров на имя Сталина, которые, кстати сказать, никто не заставлял писать силой.

Немного позже прокатилась новая волна репрессий. И если репрессии начала тридцатых годов против крестьянства можно назвать наиболее массовыми в истории Советского государства, торепрессии 1937–1938 гг. наиболее жестокими. Они в который раз прошлись по политическим противникам Сталина, но только с той разницей, что на сей раз все они были уничтожены физически.

Уместен вопрос: почему пик репрессий приходится именно на 1937–1938 гг., а не раньше? Раньше этого не могло быть: не было человека, способного осуществить такой акт. Дзержинский, Менжинский, Ягода были способны на многое, но на сознательное убийство сотен тысяч человек, в массе своей не виновных – однозначно нет.

В клевете, подавлении членов партии, их арестах и заключении в тюрьмы, пытках и пренебрежительном отношении к человеческой жизни – вот в чем обвиняетсяСталин в этот период его деятельности.Вряд ли он верил в то, что ему докладывал Н. И. Ежов. Скорее всего ему хотелось верить этим докладным запискам и писать на них логичные резолюции.

Дочь Сталина С. И. Аллилуева впоследствии напишет: «Он дал свое имя системе кровавой единоличной диктатуры. Он знал, что делал, он не был ни душевнобольным, ни заблуждавшимся. С холодной расчетливостью утверждал он свою власть и больше всего на свете боялся ее потерять. Поэтому первым делом всей его жизни стало устранение противников и соперников».

Бывший начальник УНКВД на Дальнем Востоке Люшков, бежавший к японцам,считал, что Сталин, не стремился сфальсифицировать заговоры, как это кажется на первый взгляд, – он хотел воспользоваться своими жертвами как конкретным орудием против вредительских элементов, против дезорганизаторов, против террористов и против антисоветского вмешательства со стороны шпионских органов прочих стран для наведения в стране порядка.

В процессе проведения массовых репрессий сформировался сильный централизованный административно-политический аппарат принуждения, который И. В. Сталин использовал для укрепления личной власти. При этом массовые репрессии рассматривались им как необходимость, обусловленную закономерностями классовой борьбы.

Сталин стремился подавить всех, кто угрожал его власти. В Политбюро создалась своего рода круговая порука: либо ты становился частью механизма уничтожения, либо погибал.

Ближайшее окружение его поддерживало. Молотов считал массовые репрессии «профилактической чисткой» без определенных границ. Главное – не упустить врагов, а количество безвинных жертв – вопрос второстепенный: «Сталин, по-моему, вел очень правильную линию; пускай лишняя голова слетит, но не будет колебаний во время войны и после войны».Этот мотив уничтожения так называемой пятой колонны, для обоснования репрессий активно внедрялся вобщественное сознание в 1930-е годы.

В это время подозрительность Сталина стала болезненной. Он не был способен дать правильную оценку обстановке. Воображение Ежова, который изо дня в день изобретал новые дела, способствовало этому. До Сталина это дошло лишь тогда, когда «взбунтовалось» Политбюро. Чтобы создать видимость, будто сам он не причастен к репрессиям, Сталин убрал Ежова. Впоследствии он всегда стремился демаскировать свои поступки, скрыть собственную роль в руководстве машиной террора.

На пост наркома НКВД Сталин назначил Берию, легко управляемого и в то же время имевшего опыт работы в структурах органов госбезопасности. Несмотря на то, что Берию многие не любили, он все время оставался в окружении «хозяина». Все, что ему поручал Сталин, им выполнялось. При этом самомуБерии было совершенно безразлично, какой ценой будет реализована задача, поставленная вождем.

Перед войной И. В. Сталин предпринимает усилия по созданию антигитлеровской коалиции, однако Англия и Франция фактически срывают переговоры. Сталин вынужденно идет на сговор с Гитлером.

Он прекрасно понимал, что война с Германией неизбежна, но информация, докладываемая ему по линии органов государственной безопасности и дипломатических служб, представлялась очень расплывчатой. Он боялся спровоцировать конфликт, ведь страна не была готова к войне. В результате при обилии информации о планировавшемся вторжении германских войск на территорию Советского Союза не принималисьнадлежащие меры, а начало войны для руководства СССР оказалось неожиданным.

В годы войны основное внимание Сталин сосредоточил на защите страны от вражеской агрессии. В труднейших условиях начального периода войны в кратчайший срок им были приняты и осуществлены чрезвычайные меры по мобилизации всех ресурсов государства для отражения нападения.

На органы государственной безопасности возлагалась задача по осуществлению контрразведывательного обеспечения и развитиявоенно­экономического потенциала. Основное внимание сосредотачивалось на обеспечении безопасности объектов оборонной промышленности. Оперативные силы и средства органов госбезопасности тыловых районов, территориальных органов безопасности нацеливались на выявление фактов нарушения технологических процессов и дисциплины труда, выпуска некачественной продукции, аварий и производственных неполадок, особенно срыва плановых сроков выпуска продукции. Работники безопасностистали глазами и ушами Сталина.

Именно Сталин пресек попытки НКВД и РККА поставить под свой контроль партизанское движение. Во главе него встало ВКП(б), тем самым Сталин показал, что оно носит не ведомственный, а народный характер, такой же, какой оно носило в войне 1812 г.

После победы Сталин приступил к перестановкам в руководстве спецслужб. Он убрал Л. П. Берию с поста наркома внутренних дел, назначив вместо него С. Н. Круглова. Народный комиссариат государственной безопасности, преобразованный в министерство, возглавил бывший руководитель «Смерша» В. С. Абакумов.

В конце сороковых годов у Сталина серьезно пошатнулось здоровье: работа без отдыха в годы войны дала о себе знать. Заметив серьезное недомогание вождя, его ближайшие соратники забеспокоились, стали гадать, кто же займет место Сталина, если он отойдет от дел. Вокруг отдельных членов Политбюро начали сколачиваться устойчивые группы лиц, связанных узами личной дружбы. Прежде всего это относится к Маленкову и Берии, поддерживавших друг друга на протяжении многих лет и боровшихся за лидерство в партии и в государстве.

К смерти Сталина Маленков твердо занял позиции второго человека в партии и государстве. Он даже произнес вместо него отчетный доклад XIX съезду партии в октябре 1952 г.

В день смерти Сталина Маленков занял его кабинет в Кремле. 5 марта1953 г. он стал Председателем Совета министров СССР. На первом же закрытом заседании Президиума ЦК он заявил о необходимости «прекратить политику культа личности и перейти к коллективному руководству страной».

***

В рассматриваемый период население страны пережило крупные политико-экономические изменения – Первую мировую и Гражданскую войны, введение нэпа и его слом, индустриализацию и коллективизацию, военные конфликты и массовые репрессии, Великую Отечественную войну и восстановление разрушенного народного хозяйства после нее.

Основополагающим принципом деятельности органов государственной безопасности в эти годы стал принцип их подотчетности Политбюро ЦК ВКП(б) и лично Генеральному секретарю И. В. Сталину. Постепенно Сталин вывел органы государственной безопасности из-под контроля партии и правительства, превратил их в свою основную опору и использовал как орудие для укрепления личной власти через расправы с неугодными ему людьми, для устрашения и проведения в стране массового террора.

Используя органы госбезопасности в своих целях, Сталин в то же время жестоко расправлялся с их кадрами. Многие сотрудники ведомства осуждались по политическим обвинениям и главным образом за участие в так называемых заговорах в органах безопасности. Арестованным вменяли в вину также шпионаж, террор, другие тяжкие преступления. На них переложили и ответственность за нарушения законности и необоснованные репрессии, представляя это как результат деятельности «врагов народа», пробравшихся в органы государственной безопасности.

Вместе с тем необходимо признать, что среди осужденных работников НКВД было немало и таких, которые сами допускали произвол, злоупотребляли властью, грубо нарушали законность: они, естественно, являются преступниками.

В этот период истории органы госбезопасности наделялись внесудебными полномочиями с целью эффективной и быстрой расправы с политическими противниками и уголовными элементами. Это создавало ситуацию, когда можно было практически бесконтрольно арестовывать, вести следствие, добиваться нужных показаний, судить, содержать в местах лишения свободы. Применявшийся так называемый упрощенный порядок следствия объективно затруднял выявление и разоблачение истинных врагов государства. Все это в значительной мере дезорганизовывало работу органов государственной безопасности и тем самым нанесло серьезный ущерб интересам государства.Проводившиеся массовые репрессии отвлекали силы органов безопасности от выполнения их основных функций.

Монография снабжена именным комментарием часто упоминаемых лиц, списком условных сокращений и списком использованных источников и литературы. Наиболее значимые по мнению автора фрагменты текста – переписка Сталина с руководителями органов безопасности, письма так называемых оппозиционеров, дневниковые записи близкого окружения Сталина, воспоминания участников описываемых событий – выделены жирным курсивом.