Сильная героиня

Сильная героиня

Ирина Глинка

Когда у человека всё благополучно (хотя бы и относительно), ему сложно, даже, хочется сказать - невозможно, представить иное положение дел.
Какой бы богатой фантазией не обладал человек, его психика устроена таким образом, что он никогда не может, только лишь по своей воле, погрузить себя в предполагаемые неприятные обстоятельства настолько глубоко, чтобы ощутить их как часть своей жизни.
В этом смысле, пожалуй, только сны способны переместить нас в другие обстоятельства и дать нам возможность в полной мере пережить яркие эпизоды совсем даже и не нашей жизни так, как если бы всё это случилось с нами в реальности.

-Положите его на кушетку, я дам Вам плед. - Фаина Павловна достала из шкафа красный плед в крупную чёрную клетку.

Ваня заснул у меня на руках прямо во время разговора. Это было совершенно удивительно.
Я переложила ребёнка, вернулась к столу и мы перешли на полушёпот.

-Я чувствовала себя очень хорошо. Физически, я имею в виду. Я совсем никак не ощущала, что моя беременность какая-то неправильная, что существует какая-то патология. Я не могла поверить, что моему ребёнку может грозить опасность. Я ходила на работу, вела курсы для внештатных сотрудников, много гуляла, ходила пешком...

-А каким было Ваше душевное состояние?

Эта пожилая профессорша проявляла столько внимания и заинтересованности - чего я никогда не чувствовала со стороны незнакомого человека, что внезапно у меня возникла мысль:
"А это точно врач-гомеопат? Куда больше она напоминает психотерапевта.."

-С душевным состоянием было сложно. Я тогда впервые почувствовала, что ничего, ровным счётом ни-че-го! не контролирую в своей жизни. Я постоянно обо что-то как будто спотыкалась, не успевала встроить себя в ритм событий, мне казалось, что я одновременно плыву по течению и гребу против волны. Моментами меня парализовала мысль, что теперь так будет всегда...

Олег вернулся через два дня. Как ни в чём не бывало заехал за мной на работу.

-Ты домой едешь? - его вопрос прозвучал так обыкновенно и буднично, как будто ещё сегодня утром мы вместе позавтракали, собрались на работу, распрощались около дверей моего офиса и я сказала ему "До вечера"..

Мы сели в машину и я решила, что моё слово должно быть первым и произнесла заранее заготовленную речь:

-Мы с тобой взрослые люди. Мы даже не муж и жена. Вова тебе не сын. И ты не обязан делать то, что, как ты считаешь, сделает тебя несчастным и несвободным. Я не хочу, чтобы наш ребёнок родился в условиях, где один из родителей его не хочет и не любит. Я достаточно самостоятельна для того, чтобы вырастить и воспитать двоих детей.

Я, практически, гордилась собой в этот момент! Прям любовалась. Это было так по-киношному, столько в этой пламенной речи было пошлости, что вся она была похожа на большой, яркий штамп из дешёвого сериала. А самое смешное, что всё сказанное не имело никакого отношения к тому, что происходило в этот момент у меня внутри. Всё моё внешнее "благородство" было обусловлено только одним - я боялась. Мне было страшно услышать от Олега, что ни я, ни наш ребёнок ему не нужны.
"Браво, Инга! - сказала я себе. - Держись как хочешь, только не зареви, это не будет соответствовать образу "сильной" героини"...

Олег выслушал мою реплику,глядя в окно. Молча завёл машину. Ещё немного посидел и, вдруг, повернувшись ко мне весело спросил:

-А где Вова? У Танечки?

Я растерялась...

-Да...

-Понял. Тогда, значит, за Вовой и домой. Так есть хочу, не могу. Весь день голодный.

Мы выехали с парковки и я поняла, что он меня переиграл и эту сцену я провалила.

* * *

Я смотрела на спящего Ваню. Фаина Павловна смотрела на меня. Мы помолчали.

-Знаете, всё это время, до того, как меня положили на сохранение, было одной сплошной "тотальной нервотрёпкой". Постоянно происходило что-то, что лишало меня равновесия и покоя. Олег всё время капризничал, то уходил, то возвращался.. Мне иногда казалось, что это он носит ребёнка, а не я. А потом на день рождения Вовы приехал бывший муж - его отец. И вот, представьте: приезжает этот отец, останавливается у Танечки. Все мои родные его давно знают и любят, все ему рады, особенно Вова, разумеется. Папа всегда приезжает с подарками и деньгами. Он забирает сына из школы, водит обедать в ресторан, исполняет любой каприз. Из всего делает представление - "Смотри, мол, какого мужика ты прошляпила".. И никто не вспоминает, что мы расстались из-за его связи с другой женщиной.. Они с ней почти семь лет прожили. А теперь её нет и он приехал пускать пыль в глаза. Олег злится и ревнует. Вова не хочет ночевать дома, хочет у Танечки, с отцом. Танечка, естественно, потакает этому желанию. Как я всё это вытерпела, не знаю... Никто не виноват в сложившейся тогда ситуации, кроме меня, я это понимаю, да. Но я себя чувствовала бесконечно несчастной и одинокой. И так мне было жалко этого ребёнка... - я снова посмотрела на Ваню и чувство вины за болезнь сына вдруг стало таким ясным, что мне стало стыдно и больно.
Я закрыла лицо руками и тихо заплакала.

Мы с Олегом сидели в кафе в центре города. Впереди были выходные и мы обсуждали поездку в деревню, где жили наши друзья. На улице уже стояла настоящая весна и мысли о двух днях, которые мы проведём за городом, вызывали во мне радость. Я подумала, что уже очень давно у меня не было такого хорошего настроения.
-Мы сейчас приедем домой, соберём вещи и ляжем спать пораньше. А завтра встанем часов в семь, быстро попьём чаю и сразу поедем, чтобы побольше побыть на воздухе. Вовка уже дома, он мне звонил и сказал, что свои вещи он собрал и готов ехать прямо сегодня. - Я улыбалась, мне было очень хорошо и хотелось поскорее оказаться в завтрашнем дне.

Мы встали из-за стола, продолжая что-то обсуждать, Олег повернулся ко мне, чтобы помочь мне надеть пальто...
-Что это?.. - тихо спросил он, глядя мне за спину.

Я обернулась и не поверила своим глазам.

Стул, на котором я только что сидела, был весь в крови.