Семейные ценности хищников

Семейные ценности хищников

Записки вегетарианца

В нашей семье обожают праздники. Родственники встречаются не для того, чтобы отметить изменения в количестве, наоборот: любой мало-мальски подходящий повод сразу же используется для застолья, больше похожего на небольшой фестиваль.

Мы – клан, мы своих любим. Еще мы любим веселиться, пить вино (или что покрепче), танцевать, петь, дурачиться и в неприличных количествах поглощать вкусную еду. А что такое вкусная еда по мнению моей семьи? Конечно же, мясо. 

Хорошее застолье – это когда мяса значительно больше, чем желающих его есть. Как будто существует какая-то формула, регламентирующая это соотношение, она зашита в подкорке и передается по наследству. 

Я вспоминаю подробности – ни один день рождения, ни одна годовщина, никакие посиделки с родственниками не обошлись без мяса на гриле.

Традиционно папа колдует у огня полвечера: выкладывает или насаживает, переворачивает, поливает, шутливо отбивается от советников. Блюдо, заваленное бараниной, свининой или телятиной, обычно стоит в центре стола.

Счастливый отец принимает похвалы своему мастерству, активно скармливая произведение гостям: «Надюша, будешь еще кусочек? На, вот этот прямо на тебя смотрит. Митя, ешь плов!».

Человеку, незнакомому с папиным неистовым гостеприимством, не выдержать этот напор. Да что там – свои держат оборону совсем недолго. 

Даже наш семейный фотоальбом – в какой-то степени летопись мясоедения: 

Меня еще нет. Вот мои родители (только познакомившиеся) вместе жарят шашлык в походе. Романтика.

Вот мне 1,5 года. Меня кормят мясным пюре с ложечки. Жуткое зрелище, достойное кисти Гигера.

Вот мне пять. Смешная прическа – два вертикально торчащих хвостика. На столе передо мной огромная запеченная нога индейки, кажется, что она больше меня. Я, как маленький зверек, пытаюсь отгрызть кусочек. Взрослым смешно.

Вот мне двенадцать. Мы с подругами сами варим сосиски на плите. Продолговатые сиреневые кульки вяло перекатываются в мутной воде. Сцена изрядно напоминает место преступления.

Шестнадцать. Я тонкая и звонкая, в розовой юбке-пачке, пытаюсь не плакать. Любимого кота разорвала стая бродячих собак. Я рыдала целое лето – переживала так, что невольно исключила из меню все, что могло испытывать боль (и помидоры на всякий случай, за цвет). 

Двадцать. Пытаюсь стать вегетарианкой по этическим соображениям («Я люблю животных, я хочу жить иначе»). Привычки слишком сильны, окружение давит и высмеивает со всем энтузиазмом, ролевые модели призывают поворачивать к черту, врачи рассказывают ужасы.

И вот фотография из журфаковской столовой: передо мной «студенческий» бутерброд с колбасой в толстой пластиковой упаковке. Определенно, это именно то, без чего нельзя обойтись моему организму. 

Двадцать три. Двадцать семь…стоп! В двадцать семь что-то пошло не так. 

Помню тот день во всех подробностях: как проснулась, забежала в душ, сварила себе кофе, дотянулась до хлеба, распаковала нарезку, и…

— Слушай, мне кажется, колбаса как-то странно пахнет, — бросила я своему тогда еще мужу.
— Нормально пахнет. Это брауншвейгская, — отмахнулся тогда-еще-муж. Брауншвейгская вызывала у него благоговение, как будто это была не колбаса, а дама благородных кровей. Графиня Брауншвейгская, кузина короля.
— Ладно. 

Копченая колбаса – комплексно отвратительная штука: ах, это сочетание непомерной жирности, неестественных запахов, сомнительно легальной химии в красно-бурой массе неожиданной консистенции!

Я брезгливо колупнула графскую колбасу ногтем, вытерла пальцы, пожала плечами — никогда не любила эту дрянь! — и уехала на работу.

Но в течение дня странности продолжились. Во-первых, оказалось, что неприятно пахнет вся вообще мясная еда — от заливного до куриных котлет.

Холодильник был тщательно проверен на работоспособность — с ним все было в порядке. Во-вторых, даже нейтральные супы на мясном бульоне начали пахнуть как-то… не так. 

Мертвая плоть внезапно запахла тленом и разложением. Неожиданно, правда? Я вот изумилась до глубины души. 

Так на целую зиму (четыре месяца) я перестала есть мясо, обнаруживая его безошибочно даже в «постном» борще и «зеленом» салате. Мясо пахло горем и смертью. Как будто продукт неожиданно испортился — весь, целиком.

«А, может быть, это испортилась я?», – думалось, пока знакомые и родственники бросали тоскливо-сочувственные взгляды на мою тарелку. 

Семья же вздохнула философски — мол, видели мы и более серьезные твои заскоки. На Новый год мне старательно запекали грибы на гриле, осторожно уточняя, не «из этих» ли я теперь.

Больше вопросов не было — во многом потому, что я вдруг бросила болеть и вообще чувствовала себя хорошо. А прекрасное настроение, работоспособность, отличное самочувствие и состояние кожи — бонусы, которые и организм, и семья не могли не заметить. 

Новое всегда пугает. Я прочла все статьи и книги, до которых сумела дотянуться и которые сочла адекватными. Выходило, что со мной все в порядке: тело иногда само дает понять, что какой-то продукт ему сейчас не нужен, и требует передышки.

Во-вторых, развернула бурную деятельность: разведала несколько вегетарианских кафе (и затащила туда особо преданных друзей), устроила веганскую кулинарную вечеринку (и навсегда влюбилась в фалафель), посетила крупную тематическую выставку (и ушла оттуда с толстой стопкой визиток, которыми активно пользуюсь). 

Глядя на сияющих девушек за стойками веганских кафе (кажется, больше всех меня впечатлили сотрудницы пиццерии – точеные фигуры, ясные глаза, матовые безупречно гладкие лица будто из драгоценного мейсонского фарфора), я восхищалась и расстраивалась одновременно.

Какие они шикарные, тоже так хочу! Но насильно себя ограничивать в любимой еде всю жизнь..? Хочу быть ближе к этим принципиальным людям с их необыкновенной философией! Но как потом выстраивать отношения с простыми смертными? 

«Травоядный» период довольно быстро закончился, но дал мне гораздо больше, чем я могла рассчитывать. Самым главным стало сомнение: в том, что навязывали извне — а если так жить неправильно?

Вдруг небольшие перемены в образе жизни могут принести с собой нечто существенно большее, глобальное, — и будет хорошо, радостно и полезно? Мне стало ясно, что во-первых, все реально — окружение и «базовые настройки» не определяют твою личность и привычки до конца дней.

Все зависит от множества факторов, в которых выбор — далеко не последний. 

Сейчас я снова на «зеленой» стороне, пока девятый месяц. В этот раз осознанно. Не зарекаюсь — жизнь длинная, вводных слишком много, но, кажется, я пожалею, если вернусь к старому образу жизни.

Мне нравится изучать открывшийся мне мир и получать удовольствие от процесса. А насладиться и вправду есть чем, это я теперь точно знаю. 

Лайфхаки для начинающих от бывшего хищника, который активно делает свою жизнь лучше: 

  1. Если нет мотивации, спросите себя: как я хочу выглядеть через 10 лет? Сравните фотографии среднестатистических любителей многослойных майонезных салатов, пива и копченой колбасы с фотографиями среднестатистических любителей рукколы, авокадо и йоги. Спросите себя еще раз.
  2. Разберитесь: вы действительно любите мясо, или вам просто нравится, когда еда горячая, со специями, пахнет чесноком, розмарином или томатным соусом?
  3. Проживите без мяса неделю. Потом (если нужно, с перерывом) две. Потом месяц. Сделайте фото себя до и после, взвесьтесь. Сравните ощущения и цвет лица (мой стал лучше даже несмотря на недосып).
  4. Сдайте кровь, уточните, чего не хватает. Составьте на основе этих данных свою диету — с мясом и без. Сравните, что вам больше нравится.
  5. Найдите блюдо без мяса, от которого вы будете без ума. У меня это бутерброды с авокадо, морской солью и острым перцем на зерновом ржаном хлебе. А у вас?
  6. Не спорьте с окружающими. Ничего не комментируйте и не предлагайте безапелляционно. Если спросят, говорите, что у вас эксперимент, что «пока» вы живете так — и пусть никого не волнует, что ваше «пока» это ближайшие 20-40-60 лет. 

Автор: Юлия Веденина