Саммит Россия-Африка: поиск нового контекста сотрудничества

Саммит Россия-Африка: поиск нового контекста сотрудничества

Э.Р. Салахетдинов | Платформа XXI

23-24 октября в Сочи прошел саммит Россия-Африка. Подобная встреча на высоком уровне состоялась впервые в истории России, она прошла в формате аналогичных мероприятий, организовываемых ЕС, Японией, Турцией и Китаем с африканскими странами. Саммит собрал представителей 104 стран, из них 43 африканские делегации были представлены на высшем уровне. Расходы на его проведение составили рекордные 4,5 млрд руб. В ходе встреч было заключено более 50 соглашений на общую сумму в 12,5 млрд долл. и подписано контрактов на поставку вооружений на 4 млрд долл. На стадии обсуждения находятся сотни проектов с совокупным объемом в сотни миллиардов долларов.

 

Экономическое сотрудничество России со странами Африки достаточно скромное. Однако за последнее десятилетие торговый оборот России с Африкой показывал стабильный рост и превысил 20 млрд долл. в 2018 г. Для сравнения, за аналогичный период товарооборот Африки с ЕС составил более 300 млрд долл., с Китаем – 204 млрд долл., с США – 62 млрд долл. Главными торговыми партнерами России в Африке стали Египет (1,1% от всего внешнеторгового оборота России), Алжир (0,78%), Марокко (0,21%), ЮАР (0,15%) и Тунис (0,12%).


При этом очевидно, что Африка рассматривается не только с точки зрения экономической выгоды, но и политических интересов. Саммит Россия-Африка был призван продемонстрировать возвращение России на африканский континент. В отличие от Советского Союза, строившего отношения с Африкой на принципах и идеях коммунизма, новая российская африканская повестка носит в большей степени утилитарный характер. Она выстроена вокруг трех основных постулатов:

 

1. Россия никогда не принимала участие в колонизации и дискриминации африканского континента и его населения. Напротив, СССР активно помогал антиколониальным и национально-освободительным движениям в Африке.


2. Россия не будет стремиться насадить ту или иную идеологию, продвигает концепцию многополярного мира и придерживается принципа невмешательства во внутренние дела государств, а также отвергает практику односторонних санкций.


3. Россия заинтересована в развитии Африки, экономическое сотрудничество будет строиться на взаимовыгодной основе с акцентом на сотрудничество в стратегических отраслях, где можно осуществить технологическую привязку африканских стран к российским технологиям.


В первую очередь речь идет о таких сферах как экспорт продукции ВПК – страны Северной Африки являются крупнейшими покупателями российского вооружения и военной техники; энергетическая сфера – Росатом активно продвигает идею развития ядерной энергетики в Африке; совместная добыча и переработка полезных ископаемых – российские компании добывают нефть, газ, алмазы, золото, никель, марганец и бокситы на африканском континенте. Кроме того, существуют планы по развитию инфраструктуры в Африке, сотрудничеству в сфере машиностроения и информационных технологий, а также партнерство в сфере образования и гуманитарного сотрудничества.


Военно-техническое сотрудничество со странами Африки


Развитие сотрудничества в военно-технической сфере было одним из наиболее обсуждаемых вопросов на саммите. СССР/Российская Федерация сотрудничают с африканским континентом по этому направлению многие десятилетия. Африка традиционно является одним из крупнейших рынков для российского ВПК. На экспорт оружия приходится 75% от совокупного российско-африканского торгового оборота – 15 млрд долл. Имеются планы по удвоению этой цифры. Самые активные покупатели российской военной техники – страны Северной Африки. За последние 5 лет на Алжир, Марокко, Ливию и Тунис пришлось три четверти российского импорта вооружений на континент и половина от мирового экспорта. В последние годы крупным импортером оружия из РФ стала Ангола. Кроме того, происходит активизация военно-технического сотрудничества с другими странами Африки, с более чем половиной из них подписаны соглашения о поставке широкого ассортимента военной техники и других форм военного сотрудничества.


Ядерная энергетика и технологии


Высокие темпы индустриализации африканского континента и быстрорастущее население обуславливают резкий рост спроса на электроэнергию в ближайшие несколько десятилетий. Сегодня двое из трех жителей Африки к югу от Сахары не имеют доступа к электричеству. Острая нехватка электроэнергии тормозит рост экономики африканских стран, негативно сказывается на усилиях по развитию промышленности и сферы услуг, а также улучшению качества жизни на континенте.


Одним из возможных решений проблемы острого энергетического дефицита может стать ядерная энергетика. Подчеркивается, что на сегодняшний день у ядерной энергетики нет серьезных конкурентов, в особенности если говорить о крупных странах с населением в несколько десятков миллионов человек. Ядерная энергогенерация не наносит урона окружающей среде и способна обеспечить стабильную цену на электроэнергию на многие десятилетия.


Сегодня в мире существуют четыре основные компании, имеющие технологии постройки АЭС: американо-японская Westinghouse, французская Orano (до 2018 Areva), южнокорейская Kepco и российский Росатом. Первые три столкнулись с проблемами банкротства, реструктуризации и ядерного алармизма. В этих условиях Росатом активно занимает мировую нишу ядерной энергетики и технологий. Одним из наиболее перспективных регионов является Африка. Росатом уже возводит вторую в Африке АЭС в Египте (первая в 1970-х гг. была запущена в ЮАР). Стоимость проекта составляет 30 млрд долл., 85% стоимости будет профинансировано за счет кредита РФ под 3% годовых. Интерес к строительству АЭС на своих территориях также выразили Замбия, Кения, Нигерия, Эфиопия и ЮАР.

Кроме того, существуют проекты по развитию технологий мирного атома во многих других странах Африки. Подписаны соглашения о строительстве центров ядерной науки и технологий в Руанде, Замбии, Эфиопии и Нигерии. Предполагается, что они будут способствовать формированию научных кадров и развитию высокотехнологичной инфраструктуры. Практическое значение данных центров особенно велико в медицине и сельском хозяйстве.

 

Добыча и переработка полезных ископаемых


Недра Африки богаты природными ресурсами. Оценочно, на континенте находится 60% мировых запасов марганцевых руд, хрома – 48%, титана – 44,5%, бокситов и золота – 42%, урана – 19%, нефти – 12%, природного газа – 8%. Кроме того, в Африке добывается 90% мировой платины, 52% алмазов, 42% кобальта и 36% ванадия. Полезные ископаемые на континенте добываются в основном при помощи иностранных компаний ввиду отсутствия необходимых технологий у африканских стран. Сегодня в Африке работает несколько крупных российских компаний, занимающихся добычей полезных ископаемых.


На саммите Россия предприняла попытку сместить фокус с добычи полезных ископаемых на проекты по их переработке на территории Африки. Правительства и население африканских стран настороженно относятся к проектам, предусматривающих эксплуатацию африканских недр без пользы для населения континета. В настоящий момент бóльшая часть добытых на континенте углеводородов и руды вывозится в непереработанном виде, тем самым Африка теряет миллиарды долларов из-за недополученной прибыли. В этой связи особый интерес африканские лидеры проявляли к возможному появлению российских компаний, занимающихся переработкой добытых минералов и углеводородов. Так, президент Нигерии Мухаммад Бухари предложил России завершить начатое советскими специалистами в 1970-х гг. строительство металлургического комбината в Аджаокуте, штат Коги. В состав комплекса также входят близлежащие месторождения железных руд, которые способны практически полностью покрыть нужды предприятия, и железнодорожное сообщение со столицей Нигерии Абуджей и с морскими портами страны. На данный момент комбинат работает на 20% от проектной мощности, в случае завершения строительства завод сможет производить 5 млн т стали в год, что сделает его крупнейшим в Африке к югу от Сахары.


Татарстан: проблемы и перспективы развития на африканском направлении


Республика Татарстан пока не рассматривает Африку в качестве приоритетных зарубежных направлений. Вместе с тем, развитие экономического сотрудничества со странами Африки для Татарстана представляется выгодным как в свете усиления африканского вектора на федеральном уровне, так и задач по диверсификации республиканских рынков сбыта и увлечения объема торгового оборота. Как мы уже писали ранее, перспективными отраслями для Татарстана в Африке являются нефтедобыча, нефтепереработка и нефтехимия, сельское хозяйство, а также активно развивающаяся в Татарстане IT-отрасль.


Сегодня в Африке из крупных татарстанских компаний представлена только Татнефть. В начале 2000-х гг. с правительством Каддафи в Ливии были подписаны контракты по геологоразведке и добыче нефти. В 2011 г. Татнефть была вынуждена приостановить деятельность в Ливии в связи с начавшейся гражданской войной. На начало 2018 г. стоимость татарстанских активов в Ливии оценивалась в 5,8 млрд руб. По имеющимся сообщениям, сегодня Татнефть рассматривает возможность возобновления работ по разведке и разработке действующих месторождений в Ливии. Во многом это зависит от стабилизации ситуации в стране.


Оборот Татарстана со странами Африки по данным Татарстанстата в 2017 г. составил немногим более 42 млн долл. Для сравнения, только с Венгрией за аналогичный период он превысил 49 млн долл., с Германией – 191 млн долл. Возможно поэтому татарстанское присутствие на первом саммите Россия-Африка было скромным – по федеральной линии были представлены КАМАЗ и казанский филиал «Вертолетов России», по республиканской – Татнфеть и резиденты Иннополиса. По данным КАМАЗ, с 2011 г. в Африку было поставлено 258 грузовиков, еще одна партия в 75 грузовиков «была отгружена совсем недавно». Кроме того, руководство автоконцерна планирует строительство сборочного производства стоимостью 50 млн долл. в Сенегале. Сенегал известен не только тем, что является одной из самых быстрорастущих африканских экономик (6-7% в год за последние пять лет), но и тем, что именно в столице страны оканчивается знаменитое ралли Париж-Дакар, в котором регулярно участвуют и становятся победителями татарстанцы на «Камазах». На саммите также был продемонстрирован легкий многоцелевой вертолет «Ансат», разработанный Конструкторским бюро «Казанского вертолетного завода». Сегодня в Африке зарегистрированы более 900 вертолетов советского/российского производства, многие из них были собраны в Казани.


Компания Татнефть получила персональное приглашение от и.о. президента Республики Маврикий принять участие в расширении диапазона бункеровочной деятельности (заправка судна топливом и моторными маслами) в порту столицы страны Порт-Луи. В свою очередь компания-резидент Иннополиса «Новые облачные технологии» в ходе саммита заключила соглашения с правительствами Демократической Республики Конго и Республики Бурунди о поставке офисного пакета «МойОфис» (аналог Microsoft Office), а также помощи в создании государственных и корпоративных облачных инфраструктур и поддержки образовательных инициатив.


Выводы


1. Саммит Россия-Африка стал знаковым событием в истории российско-африканских отношений и мощным стимулом для развития двусторонних и многосторонних связей. Вместе с тем, необходимо принимать в расчет специфику африканской дипломатии, где подписание соглашений – это скорее выражение намерений. Основные переговоры ведутся не до, а после их заключения. Нередко договоренности с африканскими странами остаются на бумаге, т.к. стороны так и не приходят к консенсусу после подписания соглашений. Таким образом, имплементация договоров и достижение конкретных результатов требует дальнейшей планомерной и кропотливой работы.


2. Россия и Африка имеют различные причины для взаимного сближения. Африканский континент для России интересен в рамках расширения своего внешнеполитического и внешнеэкономического присутствия. Однако, в отличие от КНР или ЕС, у России недостаточно ресурсов для масштабной «экономической колонизации» континента, сотрудничество с африканскими странами будет носить скорее точечный характер. В этой связи для стран Африки Россия больше интересна как альтернативный политический партнер, сотрудничество с которым можно противопоставить в переговорах с Китаем, ЕС или США.


3. Крупные российские компании продолжают воспринимать Африку как зону высокого риска. Стремление к расширению форматов сотрудничества с африканскими странами на первом этапе скорее всего приведет только к увеличению российских инвестиций в сферу добычи полезных ископаемых и, возможно, их первичной переработки. С одной стороны, это связано с политикой России «долг в обмен на развитие», подразумевающей списание долгов в обмен на предоставление доступа к активам государства-должника, как правило так или иначе связанных с извлечением минералов или углеводородов. С другой стороны, механизм добычи природных ископаемых в Африке знаком крупным российским компаниям и позволяет быстро окупить вложения. Крупные инвестиции в малознакомые отрасли или страны в Африке возможны только при наличии гарантий на высоком уровне и, скорее всего, будут осуществляться пулом российских компаний для минимизации рисков.


4. На сегодняшний день Татарстан практически не участвует в процессе усиления отношений со странами Африки. Между тем, Африка – один из самых быстрорастущих и в перспективе самых объемных рынков планеты, который по численности населения в ближайшие годы превысит Китай и Индию, развитие взаимоотношений с которым может представлять существенный интерес для Татарстана. Для Татарстана африканское направление – потенциально выгодное, в особенности на перспективу, однако характеризуется специфичными рисками. Для их минимизации: крупному татарстанскому бизнесу представляется целесообразным вхождение в ту или иную страну с пулом других крупных российских компаний; МСБ – придерживаться тактики «малых дел» и формировать горизонтальные связи на уровне небольших проектов и торговли.