Самая тяжелая операция 140-го центра ССО (Часть 2)

Самая тяжелая операция 140-го центра ССО (Часть 2)

Андрей Штольц

Действие

Они были хорошо экипированы. Мы видели, что каждый микроавтобус был и машина были полностью заняты вооруженными людьми – их было не менее 70-80 человек. Один из них вышел из передовой машины и с оружием наизготовку направился к микроавтобусу. Он должен был нас увидеть через мгновение. Это было целое подразделение. Как только они остановились и начали выгружаться, стало ясно, что нас обнаружат в следующую секунду, потому что мы были на открытой местности, без укрытий, нас было меньше. Противник также находился в невыгодной тактической обстановке – они стояли на дороге, и выгружались из машин, причем в каждом автобусе были открыты только одни двери, но через две минуты они бы выгрузились, рассредоточились, и тогда в невыгодной обстановке оказались бы мы – нас было гораздо меньше. У меня оставалось одно решение – дать бой, подавить сопротивление, и оторваться от противника. 

Я дал команду, и две наших группы открыли огонь в упор. Мы распределили цели и накрыли все автобусы. Бронебойно-зажигательные пули с такой дистанции прошивали машины насквозь. Противник был ошеломлен, они стреляли в ответ, но неорганизованно, они успевали только выйти на дорогу, и их гасили одного за другим. Мы били прицельно, бросали гранаты, работали ВОГами. Я отстрелял три полных магазина. Наша группа прикрытия на фланге активно поддержала нас огнем. Дистанция была пистолетной, в прицел было видно глаза. Спустя 10 минут все было кончено. Все машины пылали, в них рвались боеприпасы, патроны, что-то свистело над головой, но прицельный огонь по нам вести было уже некому. Большинство террористов остались в автобусах, те, кто успел выскочить, убежать не смогли. Однако из леса, в который въезжали машины, начали выдвигаться новые группы вооруженных людей – очевидно, здесь на опушке находилась настоящая цель – базовый лагерь террористов. И они начали выдвигаться к месту боя. Мы под прикрытием группы прикрытия мы начали быстрый отход практически без помех. У нас не было потерь. Но когда мы отошли в ближайшую лесопосадку, произошло непоправимое.

Последствие

По каким-то неизвестным причинам, вышла из строя наша дальняя радиосвязь, и я не мог сообщить об обстановке. Возможно, это были помехи, возможно, неисправность, к сожалению, проблема дальней закрытой цифровой радиосвязи на то время в наших войсках не была решена. В результате, командир группы поддержки не имел контакта, и не мог получить от меня команду на выдвижение. Но он отчетливо слышал звуки боя, и предположил, что мы попали в тяжелую ситуацию. Он принял решение ехать к нам на помощь, и оказать поддержку в эвакуации с места боя. Это было абсолютно верное решение, учитывая выход из строя связи, но… На войне не все идет по плану. Группа поддержки выдвинулась к месту боя и мы не могли сообщить, что нас уже нет на месте боя. Когда они вышли к мосту спустя примерно 20 минут, их встретил плотный огонь крупных сил противника, которые подтянулись из лесной базы.

Мы были от них уже в 900 метрах, и по нам начал вести огонь миномет. А крупнокалиберные пулеметы, противотанковые гранатометы открыли огонь по группе поддержки. Ребята приняли бой, и ответили их всех стволов – они начали отход только удостоверившись, что наших групп уже нет на месте боя, и начали уходить, продолжая прицельно бить по огневым точкам противника. Наибольший урон нашим бойцам нанесла группа снайперов, которая выдвинулась на мост, и заняла выгодную позицию, господствующую над местностью. Головной БТР подвергся массированному обстрелу – три колеса были в клочья разорваны, многократно прострелен корпус.

Удивительно, но экипаж не пострадал. Оператора-наводчика спасло чудо – бронебойная пуля разбила триплекс, в который он смотрел, он пригнулся, опустил голову, и в этот момент в башню влетела граната из РПГ, и кумулятивная струя прожгла башню насквозь. Но небронированному «Уралу» досталось гораздо больше. Там были также прострелены все колеса, и вся машина был просто изрешечена. Она не взорвалась и не остановилась только благодаря чуду. Один из цилиндров оказался пробит пулей 12,7 мм, офицер, который вел машину, двигал ее стартером, а кабина напоминала решето, но его не задело. А вот ребята в кузове…

Продолжение следует.

Берегите себя.

С вами был Тырнет Милитари.