СИСТЕМА ВОЗНАГРАЖДЕНИЯ. Наш животный мозг

СИСТЕМА ВОЗНАГРАЖДЕНИЯ. Наш животный мозг

@brainius — внутренности человека под лупой науки


Всякий рычаг в теле/мозгу человека, имеет под собой эволюционный смысл. Перенесемся на десятки миллионов лет назад и попытаемся выжить в дикой для нас природе.

Сделать это просто и сложно одновременно. Просто потому, что нужно всего лишь следовать одной единственной формуле:

Выживание = MAX контактов с полезными стимулами (еда, вода, сексуальный партнер) + MIN контактов с вредными стимулами (мамонты, дикие животные, ядовитые растения).

Сложно потому, что давай, попробуй ее придерживаться. Посмотрим насколько ты будешь успешен.

Для того, чтобы гоминидам тех лет было проще выжить, эволюция путем рандомных мутаций, внесла несколько адаптивных механизмов в мозгах наших прародителей. Одним из таких прижившихся механизмов служит система вознаграждения.


Система вознаграждения (система поощрения или reward system) — особая система рычагов в мозгу приматов, предназначенная упростить следование «формуле выживания». Работает по методу «кнута и пряника» — формирует выгодные для выживания рефлексы.

Чтобы разобраться в ее механике, следует знать, что система поощрения выполняет три основные функции:

  1. Стимулирует поведение и влияет на принятие решений («wanting»)
  2. Вызывает положительные эмоции («liking»)
  3. Обучает нас поведению («learning»)

Углубимся в подробности.


«WANTING» и «LIKING»: Мотиватор и Гедонист

Двое из ларца — это системы «wanting» и «liking». Два особых рычага, один из которых стимулирует нас стремиться к вознаграждению («wanting»), а другой заставляет кайфовать от полученного вознаграждения («liking»). Четче обозначим эти два понятия:

  • «Wanting» (Стимул) — движитель, который пинает к очагу удовольствия и всеми силами мотивирует стремиться к вознаграждению. Несет ответственность за то, что награда (еда, секс, наркотик и пр.), становятся для человека более привлекательными, востребованными и желанными.
  • «Liking» (Кайф) — удовольствие от полученной награды. Например, сладкий вкус съеденной конфетки нажимает на особые клавиши удовольствия, заставляя подкорковые системы мозга верещать от экстаза.
В русском языке нет адаптаций этим двум понятиям. Попытки поиграться с языком и найти красивые названия провалились, поэтому давайте их так и называть: «wanting» и «liking». Думаю, не запутаемся.

Важно понять, что обе системы — бессознательные и работают без нашего сознательного контроля.

С виду просто. Но на деле, в работе этих двух систем есть ряд подводных камней, о которых стоит знать.


«LIKING». Эволюционный кайфовщик

В нашем мозгу раскиданы гедонистические центры (hedonic hotspot) — эдакие клавиши, нажатие на которые включает приятные ощущения. Но задача их не в том, чтобы производить кайф ради кайфа. Их эволюционный смысл в том, чтобы оценивать пользу стимула.

Не случайно мне, как и большинству людей, нравится сладкий вкус. Все потому, что сахар — энергетически плотный, калорийный продукт, который у наших предков был в дефиците. Так возник безусловный рефлекс на все сладкое, соленое, жирное: необходимо было запасать эти редкие, но питательные продукты в своей жировой прослойке, ведь до следующего ужина ты мог просто не дожить.

Эволюция и подумать не могла, что пищевая промышленность шагнет так далеко и проблема недоедания трансформируется в проблему ожирения. Механизмы мозга, которые помогали выжить в голодные времена, сегодня — обуза для каждого из нас. Бегать за мамонтами, лазить на пальмы за бананами и биться за кусок жирного мяса в наше время не приходится. Достаточно спокойно выйти из дома, прогуляться до пятерочки и купить почти свежую телятину, почти не сражаясь с бабушками в очереди.

Но вернемся к нашему «внутреннему кайфовщику».

Гедонистические центры являются частью системы «liking». Удовольствие, которое мы получаем, запускается через активизацию опиоидных и эндоканнабиоидных механизмов. Эти механизмы включаются в вентральном паллидуме (одно из мест, где прячутся гедонистические центры) и включают рубильник объективного удовольствия на полную мощность.

  • Если я болею, то любимое шоколадное мороженное может не понравиться на вкус (низкий «liking» из-за болезни)
  • Голод усиливается «wanting» и «liking» компоненты. В результате, мы сильнее стремимся к еде (сильный «wanting») и еда кажется вкуснее, чем обычно (сильный «liking»).
  • Внешний вид, текстура, запах пищи — все это влияет на «liking», и соответственно, на вкус еды.


«WANTING». Эволюционный мотиватор

Это внутренний бессознательный мотор, который двигает нас в сторону выживания. Учится он за счет ассоциативного обучения, а работает на основе дофаминовых механизмов.

Принято считать, что дофамин — «нейротрансмиттер удовольствия», но это не совсем так. Дофамин действительно может одаривать приятными ощущениями, но в первую очередь, — это мотивирующая сила, которая увеличивает наш «wanting».

«Wanting» направляет наше внимание на сигналы, которые предсказывают какое-то вознаграждение (еда, вода, ресурсы). Это помогало получить больше вознаграждений, а, следовательно, увеличивало вероятность выжить.

  • Стимул — шоколадка. «Wanting» — это желание иметь шоколад. «Liking» — это эффект удовольствия от шоколада.
  • Стимулом — сигнал мессенджера. В таком случае, одномоментно подскакивает «wanting», мотивируя человека взять телефон и ответить на сообщение.


Важная оговорка. «Wanting» / «Liking» — это примитивные мозговые системы, которые достались нам по наследству от братьев меньших наших. Они не связаны с нашими осмысленными желаниями, целями, прогнозами, планами — всем тем, в чем замешаны неокортикальные механизмы, которые делают нас людьми.

«Wanting» и «liking» работают на базе рефлексов («стимул — действие»). Несмотря на это, механизмы достаточно сильны, чтобы управлять нашим поведением и подавлять осмысленные действия.


«WANTING» и «LIKING». Влияние на поведение

Винкильман со своими коллегами провел интересный эксперимент. Группе людей на экране монитора на 1/60 секунды показывали счастливые лица. Сознательно эти изображения заметить невозможно, но, как потом оказалось, они влияли на последующий выбор стимулов. Группа, которой показывали счастливые лица, выпивали больше сладкого напитка, чем те, кому счастливые лица не показывали.

Происходит это потому, что изображения счастливых лиц усиливают «liking». Человек сознательно ничего не видит, ничего не чувствует, но на уровне бессознательного у него активизируются гедонистические центры, которые усиливают внутреннее удовольствие и влияют на его потребительское поведение.


Мыши, которым заблокировали выработку дофамина (заблокировали мотивацию «wanting»), не хотели получать вознаграждение. Вознаграждением служил сахарный сироп, который подавался по питьевой трубке в клетку. Все, что было нужно, это подойти к трубке и попить. И несмотря на то, что мышам очень нравился этот сироп («liking» к сиропу был высокий), простого «люблю» было недостаточно для мотивации.

Исследователи Мичиганского университета тестировали эффекты разных пищевых сигналов — фотографий фаст-фуда, запаха продуктов, комфортной среды, на пищевые привычки подопытных 112 студентов. Оказалось, что независимо от того, нравится вам эта еда или нет («liking»), сигналы стимулируют голод и вызывают внутреннюю мотивацию хотеть эти продукты (усиливают «wanting»).

С этим связаны исследования ожирения. Не важно, нравится мне еда или нет — мое отношение ко вкусу пищи («liking») влияет на переедание косвенно. Более важным является «wanting» — мотивация к потреблению еды.

Именно на усиление «wanting» нацелена реклама. Чем сильнее мотивация употреблять продукт, тем больше и чаще вы отдаете ему предпочтение, и тем выше продажи.


Маленькими, но верными шагами, мы подкрались к другой теме: как связана система поощрения с зависимостью. Несмотря на обилие различных стимулов, механизмы зависимости едины: наркомания, игромания, переедание — «wanting» и «liking» работают одинаково хорошо, делая человеку неодинаково плохо.

Читать: ЗАВИСИМОСТЬ.





ОГЛАВЛЕНИЕ

Ломаем картины мира и кладем на лопатки нейронауки: @brainius

Изучаем, обрабатываем, реализуем.