Рискуя собственной шкурой. Скрытая асимметрия повседневной жизни

Рискуя собственной шкурой. Скрытая асимметрия повседневной жизни


Вступление

Нассим Талеб — американский экономист, успешный трейдер, известный во всем мире публицист и один из самых популярных философов современности. Талеб убежден, что миром правит неопределенность. Вот уже много лет он изучает влияние случайных и непредсказуемых событий («черных лебедей») на мировую экономику и глобальную политику. К «черным лебедям» Талеб относит не только кризисы, катастрофы и другие события негативного характера, но и случайные удачи. Согласно его теории, мы сильно преувеличиваем собственные способности к прогнозированию, так как считаем мир систематизированной и предсказуемой структурой, каковой он, естественно, не является.  

«Шкура на кону» — пятая и заключительная книга из серии философских сочинений под названием Incerto, в рамках которой ранее вышли такие бестселлеры, как «Обманутые случайностью. О скрытой роли шанса в бизнесе и в жизни», «Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости», «Прокрустово ложе» и «Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса». Большая часть этих книг в виде саммари есть в библиотеке Smart Reading.

В своей новой книге Талеб изучает вопрос асимметрии риска: отчего одни привыкли перекладывать свой риск на других и почему общество позволяет им это делать; как мы расплачиваемся за последствия чужих решений и как научиться брать на себя ответственность за происходящее не только с самим собой, но и с миром в целом. 

Основная мысль книги заключается в том, что по-настоящему двигают общество лишь те, кто рискует собственными интересами и ставит на кон свою шкуру. 

Изначально термин «шкура на кону» (skin in the game) был придуман Уорреном Баффетом. Чаще всего он используется в значении «участия высшего руководства в капитале своей компании» (директор обязан купить акции компании, чтобы быть лично заинтересованным в ее прибыли), однако Талеб предлагает более широкую трактовку этого понятия. Он говорит о всеобщем балансе, который подразумевает, что каждый человек должен не только получать прибыль от своей деятельности, но и нести прямую ответственность за свои решения в каждый момент времени.

С помощью концепта «шкуры на кону» Талеб объясняет, почему миром правит максимально нетолерантное меньшинство; как вышло, что в современном мире больше рабов, чем во времена Римской империи; почему не стоит давать деньги на организованную благотворительность и так далее.



1. Основные положения концепции «шкуры на кону»

1.1. За основу автор предлагает принять следующее утверждение: реальные знания приобретаются нами путем проб и ошибок, через боль и сопротивление, во взаимодействии с реальным, а не вымышленным миром, и настоящий контакт с реальностью дает только принцип «своей шкуры на кону» — любой человек должен на себе испытывать воздействие спровоцированных им событий и явлений — и в случае негативных последствий самостоятельно платить по счетам. 

1.2. При этом даже реальные знания, подкрепленные практическими результатами, не гарантируют адекватной оценки событий, если судьба людей, принимающих решения, никак не зависит от последствий их действий.

В пример Талеб приводит сторонников военных интервенций. Практика показывает, что политика военного вмешательства в чужой конфликт приводит к резко негативным последствиям, однако жизнь людей, выступающих за военные действия, напрямую не зависит от успеха или провала предпринимаемой ими кампании. Так что несмотря на объективно отрицательные результаты, политики продолжают действовать в своих интересах.

В этом случае людьми движут три основные ошибки:

1. они думают в рамках статики, а не динамики — то есть они никогда не просчитывают на шаг вперед и будто вообще не знают о такой стратегии;

2. они мыслят в малом, а не большом масштабе — то есть они не способны отличить многомерную проблему от ее одномерной характеристики (для многомерного здоровья одномерной характеристикой будет уровень холестерина);

3. они не учитывают, что всякое действие предполагает противодействие — то есть они не способны предсказать последствия собственных действий и то, как может отреагировать принимающая сторона.

Когда же система неизбежно ломается, они прикрываются феноменом случайности, так называемым «черным лебедем». В итоге получается, что миром правят неадекватные, оторванные от реальности люди, и все только потому, что им не приходится платить по собственным счетам. Те, кто не несет никаких рисков, не должны иметь право принимать решения. 

«Черный лебедь» — неожиданное событие, которое сильно влияет на ситуацию; один из ключевых концептов теории Талеба.

1.3. Сама идея «шкуры на кону» глубоко интегрирована в историю человечества: главнокомандующие, полководцы и просто сторонники войны всегда лично командовали армией и несли те же риски, что рядовые солдаты. За редким исключением народом правил тот, кто не боялся разделить общую участь. 

1.4. В качестве противовеса современной бюрократизации общества, при которой чиновники не несут прямой ответственности за собственные действия, автор предлагает концепцию децентрализации. Она основана на простом принципе: чем меньше общество, тем больше спрос с его представителя. Если мы сознательно не перераспределим ответственность, этот процесс случится сам собой, правда, в гораздо более грубой форме: система, в которой у ее участников нет личной ответственности за происходящее, настолько разбалансирована, что рано или поздно она с треском развалится.



2. Симметрия как гарантия сбалансированной системы

2.1. С древнейших времен «шкура на кону» была тем механизмом, что имплицитно балансировал систему человеческих взаимоотношений. 

2.1.1. Центральная тема кодекса Хаммурапи — установление баланса во всех сферах людского взаимодействия, чтобы никто не мог скинуть с себя хвостовой риск. Самый известный завет кодекса звучит так: «Если строитель построил дом, а дом этот рухнул и убил его хозяина, то строитель должен быть казнен». Классический принцип симметричного ответа «око за око» происходит как раз из законов Хаммурапи. 

Кодекс Хаммурапи, один из древнейших правовых документов в истории человечества, был создан в Вавилоне 3 800 лет назад. Законы Хаммурапи появились в результате крупной реформы существующего правопорядка и были призваны унифицировать и дополнить действие неписаных норм поведения, зародившихся еще в первобытном обществе.

Хвостовой, или остаточный, риск — это риск наступления редких и маловероятных событий. В финансовом мире это риск того, что цена актива или портфеля активов изменится больше, чем на три стандартных отклонения от текущей цены. Его называют «хвостовым», так как на гауссовой кривой событие такого рода располагается либо с самого левого, либо с самого правого края шкалы, то есть «в хвосте».

2.1.2. В книге Левит (третьей книге Торы, Ветхого Завета и всей Библии) мы встречаем смягченную версию завета Хаммурапи, «золотое правило нравственности»: «Относись к людям так, как хочешь, чтобы относились к тебе». Более грубое, но и более жизнестойкое «серебряное правило» гласит: «Не поступай с другими так, как не хочешь, чтобы поступали с тобой». В данном случае серебро дороже золота, так как мы с гораздо большей точностью представляем себе, что такое плохо, чем что такое хорошо. Идея работает на всех уровнях: между конкретными людьми, семьями, племенами, странами и так далее. Для стран это правило звучало бы так: «Поступай со слабым так, как хочешь, чтобы сильный поступал с тобой».

2.1.3. Следом за двумя стратегиями по выстраиванию симметрии, приведенными выше, пришел категорический императив Канта — «поступай так, чтобы максима твоей воли могла быть всеобщим законом». То есть человек должен вести себя по правилам, которые имеют силу закона как для него, так и для других, при любых условиях. Однако универсальное поведение хорошо только на бумаге, на практике оно приводит к ужасающим последствиям. Мы живем в постоянно изменяющейся среде, и подстраиваться под текущую ситуацию — одна из ключевых составляющих человеческой природы, так что правила нам нужны простые и максимально понятные. 

2.2. Талеб же предлагает подход Жирного Тони: не вреди другим, но и не позволяй им вредить тебе. Предполагаемые доходы и потери должны быть четко согласованы, например, как при заключении контракта на страховку: риск переходит на другую сторону за определенную цену. Если этот баланс нарушается, в системе начинают копиться скрытые риски, что неизбежно приведет к коллапсу (как это было в случае с финансовым кризисом в США в 2008 году). Что подводит нас к агентской проблеме.

Жирный Тони — персонаж книги «Антихрупкость», полная противоположность «здоровому» человеку, с привычками к чтению, работе и хорошей пище. Однако у него есть врожденная способность распознавать «лохов» до того, как они прогорят. Этим он и зарабатывает себе на жизнь, проводя дни в праздности.

2.3. Агентская проблема — это конфликт интересов акционеров (собственников предприятия) и топ-менеджеров (нанятых ими агентов). Каждая из сторон имеет личные цели и действует в разной рыночной среде. Собственник обычно находится в высшей иерархической позиции и ожидает решения поставленной задачи в своих интересах; менеджер, выполняющий поручение, находится в нижней иерархической позиции, но владеет большей информацией, чем собственник, и может пользоваться ей либо в интересах принципала, либо к собственной выгоде.

Вернемся к страхованию. Вы знаете, что заболели, и хотите получить страховку до того, как об этом узнает страховая компания. Получается, что вы обойдетесь системе дороже, чем приносите ей, так что дополнительные расходы на ваше лечение ложатся на плечи невинных людей. По сути, вы просто перекладываете свой риск на чужие плечи. 



3. Равенство в неопределенности

3.1. Все вышеизложенное подводит нас к вопросу: до какой степени продавец должен быть откровенен с покупателем? Этично ли продавать что-то по высокой ставке, если знаешь, что скоро цена упадет? 

Трейдеры отвечают на этот вопрос так: делать вид, что продаешь дефицитный товар, и брать за него втридорога, когда знаешь, что скоро на рынок поступит еще как минимум столько же, а значит, цена упадет, — категорически нельзя. Но с оговоркой: нельзя по отношению к таким же профессиональным трейдерам, как ты. А вот поступать так с безликим рынком допускается.

Насколько такое разделение этично — вопрос, волновавший еще древнегреческих философов. Диоген Вавилонский считал, что продавец обязан раскрывать ровно то количество информации, которое предусматривается законом. Антипатр из Тарса утверждал, что все должно быть максимально открыто — продавец обязан раскрывать даже больше, чем предполагается по формальному закону, и покупатель должен знать ровно столько же, сколько и продавец.Конечно, позиция Антипатра куда жестче, чем позиция Диогена, однако стоит помнить, что мораль всегда жестче законов. С течением времени именно закон должен подстраиваться под этические нормы, а не наоборот.

3.3. Однако людям свойственно масштабировать реальность: всегда есть четкий свод правил, которые применимы к членам определенный группы, но на чужаков не распространяются. 

Например, цыгане до сих пор чтят кодекс внутри табора, но не требуют его соблюдения от остальных. 

К сожалению, вести себя этично по отношению ко всем без исключения невозможно. Мы созданы объединяться в стаи и никогда не будем относиться к чужакам так же, как к своим. Это нужно принять как данность и работать над тем, чтобы выстраивать гармоничные отношения между разными стаями, а не пытаться объединить всех в одну универсальную. Проще ужиться с соседом по квартире, чем с соседом по комнате. 

Члены одной стаи, скажем, жители одной деревни, больше общаются и помогают друг другу, потому что общество для них — это собрание конкретных людей, соседей, и даже если у одного из них противная собака, его все равно всегда выручат. Отношения жителей больших городов строятся по принципу универсальной морали. Общество для них — не конкретные люди, а некая безликая масса, к которой применимы лишь базовые правила и этические нормы, да и те — до определенной степени.



4. Побеждает самый нетолерантный: как меньшинство начинает и выигрывает

4.1. Суть всякой сложной системы заключается в том, что поведение целого не определяется поведением его отдельных компонентов. То, как элементы системы взаимодействуют между собой, имеет большее значение, чем их изначальная природа. Информация о конкретном муравье ничего не скажет о том, как функционирует муравейник. 

4.2. В основе всех асимметрий лежит правило меньшинства. Как только количество особым образом настроенного меньшинства, живущего по принципу «шкуры на кону», достигает 3–4 % от общей массы людей, общая масса подчиняется их требованиям. Принцип «решает большинство» — не более чем иллюзия. Решает ультимативно настроенное меньшинство. 

Например, в Америке, где евреи составляют сравнительно небольшой процент от общего населения страны, лимонад на вечеринке скорее окажется кошерным, чем нет. Производителю проще сразу подчиниться требованию активного меньшинства, так как не-евреям все равно, что пить: кошерный лимонад или нет, а вот еврей обычный лимонад пить не станет. Одно простое правило внутри системы меняет всю ее направленность.

4.2.1. Всякое общество делится на несгибаемое меньшинство и гибкое большинство. Их взаимоотношения основываются на асимметрии выбора. На исполнение правила меньшинства влияют два основных фактора:

1. География: если меньшинство живет в гетто или просто обособленно, правило не применяется.

2. Цена: если, в отличие от приведенного выше примера, где производство кошерного лимонада не сильно затратнее обычного, производство специфического продукта обходится значительно дороже, правило будет применяться с меньшей интенсивностью.

4.2.2. Разберем, как это работает. 

Шаг 1. Допустим, в семье из четырех человек дочь-подросток представляет собой упрямое меньшинство и отказывается есть продукты с пометкой «ГМО». 

Шаг 2. Сначала ее правилу подчиняются члены семьи, так как продукты покупаются сразу на всех. 

Шаг 3. На общем пикнике правилу одной семьи подчиняются три другие, так как готовить отдельно никто не станет, а меньшинство упорствует. 

Шаг 4. Правилу нескольких семей подчиняется местный продуктовый магазин, так как обычным людям все равно, что покупать, а магазину проще закупить оптом одни продукты на всех. 

Шаг 5. Следом подчиняется оптовый поставщик, и система продолжает подстраиваться под новые требования. 

Типичный пример асимметрии заключается в ответе на вопрос, почему поляки так мало помогали соседям-евреям. Они помогали, но для того, чтобы спасти одного еврея, требовалось семь поляков, а чтобы заложить десяток и тех, и других — только один. Однако правило меньшинства работает в обе стороны: еще Александр Македонский понимал, что лучше лев, управляющий армией овец, чем овца, управляющая армией львов. Не стоит сомневаться в том, что небольшая группа решительно настроенных граждан может изменить мир. Все наше экономическое и общественное развитие строится на позиции небольшого числа сильно мотивированных людей, живущих по принципу «своей шкуры на кону».



5. Как легально владеть другим человеком

5.1. Наемные сотрудники — рабы нашего времени. Люди, которые работают за зарплату и полагаются только на нее, боятся увольнения, так как это лишит их единственного источника дохода. Несмотря на то, что такие сотрудники обычно обходятся работодателю дороже разовых подрядчиков (так как им платят вне зависимости от результата текущего дня), работодатель с охотой идет на эту сделку. За столь большие деньги он покупает зависимость и привязанность людей к себе. 

В сдельной работе есть свои минусы: репутационные риски выше, в контракте может быть прописано ощутимое финансовое наказание за возможную ошибку. Однако наемный сотрудник расплачивается напрямую своей свободой. Хороший сотрудник обладает ценностью только внутри компании, на свободном рынке он, как правило, сильно проигрывает. 

По сути, найм сотрудников — это стратегия минимизации рисков, которая была известна еще в античности. Римляне предоставляли управление семейными финансами рабам, потому что наказать раба проще, чем свободного человека. Причем лучший раб — тот, кому вы переплачиваете, с условием, что он это понимает. В таком случае человек будет слишком бояться потерять свой статус, так как знает, что не сможет выйти на тот же уровень дохода в другом месте. 

5.2. Главный недостаток современных рабов заключается в том, что некоторые из них по долгу службы вынуждены принимать довольно значимые решения, и исходят они не из здравого смысла, а из того, как их работу оценит начальник. Каждый из них думает в первую очередь о премии и карьере, а не о долгосрочных последствиях принимаемых решений. Такое поведение сходит им с рук, так как они либо полностью дистанцированы от последствий собственных действий, либо долгосрочные последствия не соотносятся напрямую с их краткосрочным поведением. 



6. Интеллектуальные идиоты

6.1. С 2014 года и по сегодняшний день по всему миру, от Индии до Великобритании, наблюдается одно и то же явление: обычные люди восстают против политиков, менеджеров, журналистов и прочих выпускников престижных вузов, которые не живут по принципу «шкуры на кону», но зато диктуют остальным: 1) что делать, 2) что есть, 3) как говорить, 4) что думать, 5) за кого голосовать. Автор называет их интеллектуальными идиотами.

6.2. Отличительные черты интеллектуальных идиотов:

• их главный навык — сдавать придуманные ими же экзамены или писать статьи, которые прочтут они же;

• они не отличают реальную науку от псевдонаучности;

• они склонны делать выводы о целом по его отдельным компонентам;

• интеллектуальные идиоты осуждают других за поступки, которых они не понимают, не отдавая себе отчета в том, что (возможно) дело в том, что они действительно чего-то не понимают.

Однако главная черта образованных идиотов — уверенность в том, что они действуют в интересах людей и знают, в чем именно эти интересы заключаются. Особенно они ратуют за тех, кого называют «простыми работягами». Однако когда общество во благо себе принимает решение, которое при этом расходится с представлениями интеллектуальных идиотов о благе, последние называют общество «необразованным». Если выбор народа совпадает с их желаниями, то это демократия, если нет — популизм. Образованные идиоты способны уловить логику первого порядка, а вот двинуться дальше и увидеть систему целиком в рамках эффекта второго и третьего порядка — уже нет.

Все, что нужно, — заставить их поставить на кон собственную шкуру и нести прямую ответственность за свои действия.



7. Неравенство и «шкура на кону»

7.1. Есть два типа неравенства:

1. очевидное, которое люди способны вынести — практически все спокойно признают разницу между собой и, скажем, Микеланджело. Это же относится к великим предпринимателям, героям, правителям — всем, кем можно открыто восхищаться;

2. скрытое, которое стерпеть не так просто — внешне объект сравнения ничем от не отличается, однако ему удалось «хакнуть» систему и разбогатеть. И тот факт, что своего положения/состояния он добился не самостоятельно, а то и нечестно, не дает им восхищаться. В эту категорию входят банкиры, богатые чиновники, топ-менеджеры и так далее.

7.2. Второй тип неравенства представляется нам нарушением справедливости, так как в самом понятии «богатый раб» есть глубинный диссонанс. В любом обществе человек, который богатеет на зарплате, или, скорее, богатеет, когда должен работать за зарплату, вызывает презрение, а не восхищение. В тех странах, где богатство зарабатывается путем взяточничества, политического патронажа и создания регулирующих институтов всех мастей, прибыль одного воспринимается как прямая потеря другого: Ваня получает то, что отняли у Пети. 

Люди понимают, что те, кому платят исходя из формальных метрик, часто манипулируют данными, скрывают риски, получают за это премии, а потом спокойно уходят на пенсию и во всех последующих неприятностях компании винят своего преемника. В данном случае наличие неудач и провалов у такого персонажа становится важным фактором баланса восприятия в лице социума. Негативный опыт оказывается на руку человеку при власти и деньгах, демонстрируя, что он — настоящий.

Например, противники Дональда Трампа не учли этот фактор, когда описывали его провалы в бизнесе. Реклама банкротства и многомиллионных потерь только помогла ему справиться с презрением, которое избиратели могли почувствовать к богачу, никогда не знавшему беды. 

7.3. Также неравенство бывает статическим и динамическим. 

7.3.1. Статический подход не учитывает принципа эргодичности (близости, временного пересечения). Эргодичность — свойство некоторых динамических систем, состоящее в том, что в процессе эволюции почти каждое состояние с определенной вероятностью проходит вблизи любого другого состояния системы. 

Статический подход не отражает того, что жизнь — это непрерывный процесс изменений.

Например, в Америке около 10% населения как минимум год своей жизни проведет среди 1% самых богатых людей, а больше половины населения — в топ-10%, что невозможно в более статичной, хотя номинально и более равной Европе. В одной только Флоренции всем богатством заправляют те же несколько семей, что и пятьсот лет назад. 

7.3.2. Динамическое (эргодическое) неравенство принимает во внимание все события прошлого и возможные события будущего. Равенства невозможно достичь за счет помощи бедным или введения административных ограничений (например, налога на богатство). Его можно добиться только путем ротации на основе принципа «шкуры на кону»: надо заставить богатых осознать, что у них есть риск вылететь из топ-1%. 

 7.4. Противоположность эргодичности — абсорбция (детерминированное, или поглощающее, состояние). Поглощенностью называют такое состояние частиц, при котором они встречают препятствие и сливаются с ним. Поглощающий барьер работает как ловушка: раз попав, вы из нее уже не выберетесь, — неважно, хороший в итоге получается результат или плохой.

Если человек разбогатеет и не совершит впоследствии каких-то критических ошибок, система поддержит его на этом уровне; если же он спустится в нижний средний класс, то выбраться обратно ему будет очень сложно. При этом у людей наверху довольно мало шансов скатиться вниз. Многие политические и экономические системы выстроены в поддержку текущих элит. Например, во Франции правительство очень лояльно по отношению к крупным корпорациям, оно защищает руководителей и акционеров и даже поощряет их дальнейшее восхождение.

Абсорбция отменяет работу социальных лифтов: отсутствие возможных потерь для одних означает отсутствие возможного подъема для других.


ЧИТАТЬ ПРОДОЛЖЕНИЕ >>>