Republic - Сбережение России. С технологиями и экономическим ростом или без?

Republic - Сбережение России. С технологиями и экономическим ростом или без?

res_publica

https://t.me/res_publica

16 августа 2019 г. Иван Любимов.

Как расширение секретности бьет по отечественной науке и развитию страны.

На днях многие российские СМИ опубликовали новость о приказе Минобрнауки, который может затруднить взаимодействие российских и зарубежных ученых. Приказ вызвал даже некоторый скандал и оправдания со стороны чиновников, назвавших его «рекомендательным». В любом случае об отмене приказа речи не идет, и нет сомнений, что «рекомендации» будут настоятельными.

Сам по себе этот шаг не станет фатальным для российской науки и экономики. Однако он, безусловно, способен замедлить то слабое развитие, которое сегодня можно наблюдать в российском академическом мире.

Почему нам нужны контакты с западными учеными

Погоня отстающих экономик за странами-лидерами – чрезвычайно сложная задача. Лишь небольшому числу государств во второй половине XX века удалось проделать путь от бедности к богатству. В частности, Южная Корея, Сингапур и в меньшей мере Тайвань превратились в иконы экономического развития и пример для подражания для многих развивающихся государств.

Подавляющее большинство стран или остались бедными, или увязли в среднем уровне доходов и вялом экономическом развитии. Важная причина такого результата – невысокий уровень ноу-хау, накопленных в этих экономиках.

Сложные знания распространяются по миру чрезвычайно тяжело. Не так трудно купить современное оборудование, в котором содержится часть технологии. Проблемой в этом случае может быть недостаток иностранной валюты, которая требуется для покупки импортного оборудования. Однако рано или поздно у многих экономик это ограничение на время ослабевает. Например, потому, что у них увеличиваются доходы от основного сырьевого товара, который они экспортируют за рубеж.

В дополнение к производственному капиталу ⁠несложно купить учебники, книги или инструкции, ⁠которые объясняют, как этот ⁠капитал работает. Но и этого ⁠недостаточно для ⁠того, чтобы ⁠ноу-хау прочно переместилось в некоторую страну. ⁠В противном случае богатых стран сегодня было бы намного больше: при прочих равных условиях достаточно было бы просто покупать аппараты и инструкции к ним.

Однако аппарат МРТ бесполезен, если в дополнение к нему не подготовлен квалифицированный оператор. Оснащенный стоматологический кабинет, где рядом с каждым аппаратом лежит подробная инструкция, не поможет людям, страдающим зубной болью, если в этом кабинете отсутствует умелый стоматолог. Часто для того, чтобы технология заработала, требуется множество дополняющих друг друга специалистов. Провести хирургическую операцию без анестезиолога невозможно. Так же, как и без хирурга. Поэтому важным ингредиентом в функционирующем ноу-хау являются знания и навыки множества дополняющих друг друга работников.

Их, то есть умы, «мозги», перемещать из одной точки мира в другую труднее всего. Вряд ли несколько сотен инженеров из компании Boeing вдруг отправятся в Албанию, чтобы организовать там выпуск блоков для пассажирских авиалайнеров, даже если в этой стране будет построено оснащенное для этой цели предприятие. Инженерам выгоднее и интереснее продолжить свою работу в одном из центров мирового авиастроения, среди опытных коллег, передовых знаний и прорывных инноваций в авиационной отрасли, чем ехать туда, где ничего из этого нет.

Возможность пригласить на длительный контракт нескольких серьезных экспертов – большая удача для догоняющей экономики. В частности, всего благодаря двум опытным иностранным менеджерам в Иордании заработала глобальная туристическая компания Expedia, нанявшая в результате более сотни инженеров и программистов.

Было бы что скрывать

Решение Минобрнауки об ужесточении правил контактов российских ученых с иностранными – шаг ровно в обратном направлении. Он, в том числе, требует присутствия как минимум двух российских ученых на встрече с иностранцами, получения разрешения начальства на контакты с зарубежными коллегами в нерабочее время, а также отчетов о встрече, к которым прилагаются копии паспортов участников встречи. Минобрнауки выпустило разъяснение, в котором утверждается, что приказ носит рекомендательный характер, если речь не идет о гостайне. Однако начальство в вузах и НИИ, не желая рисковать, наверняка решит отреагировать на рекомендацию как на обязательство, введя контроль за зарубежными контактами своих сотрудников.

Как бы там ни было, эта мера не является запретительной. Но она, безусловно, вносит в работу академических сотрудников подозрительность и нервозность. Многие ученые сделают предположение, вполне возможно, небезосновательное, что подобное нововведение – лишь один из шагов в целенаправленном процессе ограничения международных научных связей. В результате они будут стараться лишний раз не попадаться на заметку проверяющим, опасаясь чрезмерного контроля и возможных санкций за международные контакты. Зная, что взаимодействие с российскими учеными автоматически приведет к вниманию со стороны администрации, а, возможно, и спецслужб, многие зарубежные специалисты также не захотят рисковать и откажутся от совместных проектов с российскими коллегами.

Минобрнауки не лукавит, когда говорит, что такое нововведение соответствует мировой практике. Только оно не уточняет, что эта практика – худшая из используемых. Действительно, в Панаме лишь граждане этой страны могут преподавать в университетах, а в Южной Африке действуют строгие ограничения на иммиграцию квалифицированных работников. Обе страны, однако, далеки от технологического лидерства и не демонстрируют устойчиво высоких темпов роста и экономического развития. Страны-лидеры же, напротив, стараются смягчить некогда установленные ограничения на иммиграцию квалифицированных работников.

В качестве исключения можно упомянуть новую политику в отношении иностранных ученых, которая начала использоваться недавно в Соединенных Штатах. Эта политика действительно привела к проблемам для иностранных специалистов, главным образом для выходцев из Китая: с ними заключается меньше контрактов, им выдается меньше виз и на меньший срок. У этого ограничения, однако, есть определенная предыстория: американцы опасаются, что продолжение процесса утечки технологий в Китай приведет к утрате США технологического лидерства в определенных сферах. Они также опасаются проиграть конкуренцию в тех областях, где китайские компании вышли на высокий технологический уровень.

К России, однако, эти истории имеют отдаленное отношение в виду того, что наша страна является в большей мере реципиентом технологий, а не донором. Поэтому стоит строже следить за контактами ученых лишь в отдельных и довольно немногочисленных сферах. Например, там, где у России есть признанное мировое лидерство, причем имеющее непосредственное отношение или к военным, или к гражданским технологиям, утечка которых, в частности, может существенно ослабить конкурентоспособность России на мировом рынке.

Нововведение Минобрнауки, отдельные сотрудники которого в эпоху развивающегося изоляционизма стремятся проявить себя не с лучшей стороны, вряд ли разрушит российскую науку. Просто оно затруднит и без того довольно скромное ее развитие.

Читайте ещё больше платных статей бесплатно: https://t.me/res_publica