Republic - Националисты против УПА. Как снос деревенского памятника поссорил Польшу с Украиной

Republic - Националисты против УПА. Как снос деревенского памятника поссорил Польшу с Украиной

nopaywall

https://t.me/nopaywall

24 мая 2017 г. Станислав Кувалдин.

С общей историей борются не только в России. И иногда более напряженно.

«Войны памятников» в бывших союзных республиках и странах Варшавского договора – привычное явление, к которому всегда с удовольствием подключается российская пропаганда. Достаточно вспомнить историю таллинского «Бронзового солдата», демонтаж памятника генералу Черняховскому польскими властями или снос многочисленных советских монументов во время украинской декоммунизации. Но не меньшие по накалу страстей войны разворачиваются и между соседями России. Как показывает скандал с памятником бойцам Украинской повстанческой армии (УПА) в польской деревне Хрушовицы, общее прошлое Польши и Украины вызывает еще более эмоциональную оценку.

История одного памятника

Когда в связи ⁠с Польшей заходит разговор ⁠о «борьбе с историей», ⁠для большинства жителей России это может обозначать лишь одно – демонтаж ⁠польскими городскими ⁠властями памятников советской эпохи. Как правило, ⁠это стандартные монументы «благодарности» Красной ⁠армии или польско-советскому братству по оружию. Время от времени очередной город принимает решение о сносе памятника (непосредственно связанного с армией чужой страны, от которой Польша находилась в зависимости). Символические могилы красноармейцев переносятся на советские воинские кладбища, а монументы «братству по оружию» увозятся с площадей. Это вызывает острую реакцию российского МИДа (Сергей Лавров однажды заявил, что Польша лидирует в гонке по уничтожению советских памятников), тема польской неблагодарности обсуждается в тематических ток-шоу на ТВ.

Но Россия не единственный восточный сосед Польши, памятники бойцам которого стоят на ее территории. С конца апреля предметом острого обсуждения между Польшей и Украиной стал инцидент в деревне Хрушовицы, расположенной недалеко от города Пшемышль на юго-востоке Польши. 28 апреля на деревенском кладбище Хрушовиц был снесен памятник бойцам УПА. Монумент появился в деревне в 1994 году и был посвящен памяти четырнадцати бойцов, предположительно погибших недалеко от деревни в столкновении с польской армией в 1946 году. Постамент изготовил местный житель, украинец и бывший боец УПА, оставшийся жить в деревне. Но основные элементы композиции – каменная арка, трезубец и таблички с надписями – были привезены с Украины. На памятнике под надписью «Слава героям УПА» перечислены фамилии бойцов, погибших около Хрушовиц, а также названия украинских повстанческих подразделений, действовавших на территории Польши после войны. Памятник был поставлен самовольно (как сообщается в некоторых польских источниках, ночью) и так и не получил официального статуса. Основанием для его разборки по решению местной администрации стало то, что памятник не обозначал действительного места захоронения партизан (хотя украинская сторона сейчас пытается доказать обратное). Это обычный аргумент и для переноса на кладбища символических могил красноармейцев.

Демонтаж памятника вызвал целую серию демаршей украинских властей. МИД Украины заявил о возмущении и потребовал объяснений, но их не последовало. Третьего мая, по случаю национального праздника Польши, Дня Конституции 1791 года, президент Украины Петр Порошенко позвонил своему польскому коллеге Ярославу Качиньскому и, передав поздравления, поднял вопрос о Хрушовицах, заявив, что осуждает снос памятника. На странице украинского президента упоминается, что глава польского государства обещал взять ситуацию под контроль и дать ей персональную оценку. Но в официальной информации о телефонной беседе на сайте польского президента о таком обещании ничего не говорится и отмечается лишь, что главы государств обсудили вопросы исторической политики и сошлись на том, что исторические события должны отмечаться так, чтобы объединять, а не ссорить народы. При этом корреспонденты «Газеты выборчей», обратившиеся в канцелярию президента Польши за разъяснением, давал ли он обещание разобраться со сносом памятника УПА, никаких комментариев не получили. Иными словами, власти Польши посчитали, что в этом случае каким-либо образом успокаивать Украину они не должны.

Земли свои и чужие

Чтобы понять смысл конфликта, надо понять, что само определение «польская» по отношению к этой территории оказывается возможным с некоторыми оговорками, так же как «украинская» – по отношению к территории нынешней Западной Украины. Исторически это были земли смешанного проживания разных народов и сосуществования разных культур с преобладанием украинского элемента в сельской местности. На юго-востоке нынешней Польши издавна располагались украинские села, жители которых справедливо считали эту землю своей (так же, как польские жители Львова едва ли чувствовали себя в нем чужаками). Четкая граница появилась здесь лишь после Второй мировой войны, а процесс ее установки, если отсчитывать события от сентября 1939 года, стал результатом насильственных решений соседних держав, кровавых военных действий и партизанской войны проживавших на этих территориях народов с иностранными армиями и между собой.

Как во время войны, так и в первые годы после ее окончания юго-восток Польши был ареной действий украинского националистического подполья и отрядов УПА, которые, разумеется, не считали нужным соблюдать границы, установленные Советским Союзом и коммунистической Польшей, и оперировали на всех территориях, где могли найти поддержку украинского населения. Отношение к УПА проживающих на этих землях поляков было однозначным. После массовых убийств на Волыни в 1943–1944 годах и акций против польского гражданского населения (в гораздо меньших масштабах) в Подкарпатье и на Люблинщине украинские националисты вызывали страх и ненависть. Неслучайно, что и сейчас особенно резко к любой теме, связанной с УПА, относятся жители юго-восточной Польши, где память об украинских националистах может быть связана с семейными историями.

Для окончательной ликвидации базы украинского подполья польские власти по соглашению с Советским Союзом проводили полупринудительное переселение украинцев на территорию СССР. В 1944–1946 годах так было переселено почти 600 тысяч человек. Но покидать родные места согласились не все. Тогда польские власти предприняли новый шаг. В 1947–1950 годах в рамках операции «Висла» почти все проживающие на территории Польши украинцы были принудительно переселены на запад – на бывшие немецкие земли, присоединенные к Польше после войны. Целью акции провозглашалась ликвидация сети поддержки УПА, но фактически ее результатом стало уничтожение украинской культурной компоненты в восточной Польше. Правила, по которым проводились переселения, предписывали, чтобы украинцы были максимально распылены на новых землях, не составляли большинства ни в одном населенном пункте. Жители одной деревни не должны были селиться компактно, а распределяться на новом месте по разным деревням и поселкам.

«Героям слава»

В период существования советского блока в Восточной Европе события акции «Висла» официально не обсуждались. Но с падением коммунистического режима в Польше и распадом СССР ситуация изменилась. Польша была настроена на добрососедские и дружественные отношения с Украиной, болезненные чувства по поводу сгона украинцев с родных земель были объяснимы, за проведение акции отвечали коммунистические власти, от наследия которых старались отмежеваться. Об операции «Висла» стали говорить как о печальном наследии прошлого, о ней сожалели первые лица страны. Новые украинские национальные объединения, появившиеся в Польше, начали думать о возведении памятников событиям минувших десятилетий, о которых до этого не было принято говорить. Хрушовицы – не единичный пример. Такие знаки в 90-е годы ставились и в других местностях. Как правило, это скромные сооружения и могильные кресты, снабженные украинской символикой и памятными надписями. Часто на таких надписях присутствует лозунг «Героям слава» – выражение, ассоциирующееся исключительно с ОУН-УПА и потому воспринимаемое в Польше в штыки.

В 1995 году польские власти попытались заключить компромисс с Союзом украинцев в Польше – в частности, предложив, чтобы памятные знаки ставились над местами погребения, а надписи составлялись на двух языках и вне зависимости от того, кто похоронен на этом месте и при каких обстоятельствах погиб. Официально это условие было принято, но фактически соблюдалось не всегда, и установка далеко не всех памятников – как и в Хрушовицах – была согласована с местными властями.

Даже официально согласованные памятники оказывались в противоречивом положении. На кладбище в селе Пикулицы (тоже под Пшемышлем) в 2000 году в торжественной обстановке в присутствии представителей Украины были захоронены останки украинцев, погибших в вооруженных столкновениях в конце 40-х. Памятник был согласован, и это привело к большому скандалу. Среди перезахораниваемых оказалось немало бойцов УПА, и это вызвало протесты жителей и различных общественных объединений. В 2016 году неизвестные возложили на могилы аккуратно выполненные надгробные таблички с надписью: «На этом месте были захоронены останки бандеровских бандитов, зверских палачей, мучителей невинных польских женщин и детей». Эта акция также, разумеется, вызвала резкие протесты украинских властей. Памятник в Хрушовицах также подвергался нападениям до его сноса, акты вандализма проводились и против других монументов, связанных с УПА. Но до последнего момента этим, как правило, занимались ультраправые группировки, которые традиционно критикуют власти за излишне дружественный курс в отношении Украины и украинских националистов. Когда же в 2014–2015 годах акции против памятников УПА в Польше участились, некоторые СМИ предположили, что группировки ультраправых осуществляют это, выполняя просьбы из России. О том, что польские крайне правые, придерживающиеся резко антиукраинских позиций, имеют контакты с Москвой, есть достаточно убедительных данных.

Память порознь

Сейчас польские власти, кажется, дают понять, что сами несколько изменили позицию в отношении этой проблемы. Памятник в Хрушовицах разобрали те же члены молодежных ультраправых групп, но на этот раз решение утвердили местные власти (представители которых в интервью «Газете выборчей» сказали, что просто пригласили тех, кто готов снести памятник бесплатно). Помимо отсутствия реакции со стороны властей Польши, особо примечательна позиция Института национальной памяти – главного органа официальной исторической политики Польши. В ответ на заявление Украинского института национальной памяти, фактически созданного по польскому образцу, он сказал, что не видит ничего страшного в том, что произошло в Хрушовицах, а нелегальные памятники надо сносить.

Семидесятилетие акции «Висла» отмечается в этом году. Украинский Институт национальной памяти и МИД Украины особенно настаивали в своих заявлениях, что эта печальная дата не лучшее время, чтобы сносить украинские памятники. При этом в марте этого года украинским организациям в Польше отказали в выделении дотаций на мероприятия по случаю 70-летия акции. Впрочем, в Польше гораздо большие вопросы вызывает решение украинского Волынского областного совета объявить 2017 год Годом УПА на Волыни. Предусмотренные им мероприятия – например, установка специальных знаков на дорогах, указывающих путь к местам «боевой славы» УПА в области, где осуществлялись кровавые этнические чистки против поляков, – вызывают в Польше как минимум недоумение.

Общая история, сложные вопросы в отношениях между народами, а также исторические памятники противоречивым фигурам никогда не были идеальным вопросом для обсуждения и поисков общих решений в Восточной Европе. Но польско-украинский пример показывает, как нежелание проявить чуткость и такт по отношению к чувствам соседей может завести ситуацию в тупик даже тогда, когда страны заинтересованы в добрых отношениях.

Читайте ещё больше платных статей бесплатно: https://t.me/nopaywall