Republic - «Государство забрало эти деньги себе, но не может ими распорядиться». Хроники госкапитализма

Republic - «Государство забрало эти деньги себе, но не может ими распорядиться». Хроники госкапитализма

res_publica

https://t.me/res_publica

18 августа 2019 г. Евгений Карасюк.

Бесплодный профицит бюджета, симптомы «цифровой болезни» Путина и «Победа» над рыночной конкуренцией.

«Денег нет, но вы держитесь», – легендарная фраза российского премьер-министра Медведева, брошенная в Крыму несчастной пенсионерке, стала квинтэссенцией социальной политики правительства в кризис. Сказана она, напомним, была весной 2016 года – в период всеобщей неуверенности, отрицательных темпов роста экономики и, страшно сказать, дефицита федерального бюджета на уровне 2,6% ВВП. Многое с тех пор изменилось. Дефицит сменился уверенным профицитом, перевалившим за 3% ВВП по итогам первого полугодия. Таких результатов не было даже в самые тучные годы. «До 2007-го [подобный профицит] было просто сложно себе представить», – отметил в интервью РБК Михаил Задорнов, предправления «ФК Открытие», однажды возглавлявший российский Минфин. По его мнению, успехи бюджета объясняются резким улучшением качества налогового администрирования и обелением экономики.

Но вот парадокс: деньги есть, но стране – населению, бизнесу, в конечном счете национальной экономике – по-прежнему приходится держаться. Население нищает, деловая активность падает, а ВВП демонстрирует символические темпы роста. Помимо институциональных причин такого положения – агрессивного наступления государства на рынок и масштабного давления силовиков на бизнес, Задорнов указывает на тактические промахи в управлении экономикой.

«Де-факто из экономики с помощью повышения НДС изъяли определенную часть денег, и государство забрало их себе. И пока, об этом и говорит профицит, оно не может распорядиться этими деньгами. Я не придерживаюсь точки зрения, что если деньги из экономики забирает государство, то это хорошо. Если налоги достаточные и есть профицит, разумнее отдать налоги людям и бизнесу: они распорядятся деньгами лучше государства».

О возрастающем накопительстве и фискальной нагрузке в ситуации слабого роста в начале недели на Carnegie.ru также высказался экономист Антон Табах:

«Если готовиться не только к черному дню или новому раунду санкций, то России надо встраивать в бюджетную систему механизмы не только резервирования излишков от хорошей экспортной конъюнктуры, но и разделения плодов отличной работы ФНС с налогоплательщиками. Это будет справедливо и поспособствует ускорению экономического роста. Альтернатива – идеальные бюджетные показатели в стагнирующей экономике с беднеющим населением»

Разделение плодов? Не стоит сомневаться: рекордный избыток средств в бюджете и волнующие темпы накопления резервов, которым Bloomberg в минувшие выходные предсказал четвертое место в мире, стимулируют напряженный мыслительный процесс в высоких кабинетах. Почти каждую неделю мы узнаем о новых предложениях госкорпораций и госкомпаний. Только на этой стало известно о письме на имя Медведева от главы «Газпрома» Миллера, в котором тот просит правительство поддержать проекты, «имеющие общегосударственное значение для экономики» – строительство рядом с балтийским портом Усть-Луга гигантского комплекса по переработке и сжижению газа и крупнейшего в стране газохимического комплекса. В свою очередь, руководитель ВЭБа Игорь Шувалов предложил во вторник на встрече с премьером направить деньги Фонда национального благосостояния на благоустройство городов и развитие общественного транспорта.

Власть сегодня открыта для обсуждения самых разных инициатив. Денег хватает. Да что там – их просто полно. Так что единственная идея, у которой, пожалуй, нет шансов в текущих условиях – наращивание денежной эмиссии для кредитования промышленности под символические проценты. В пятницу стало известно, что последовательный сторонник такой политики Сергей Глазьев, проработавший экономическим советником президента последние семь лет, покидает свою должность. В свежих Хрониках госкапитализма:

Госинновации. «Частоты придется освобождать»

Путин согласился с доводами Совета ⁠безопасности, отказавшегося выделять операторам частоты 3,4–3,8 ⁠ГГц для развития сетей ⁠связи пятого поколения (5G) в России, ⁠написали на ⁠неделе «Ведомости». ⁠Фактически Кремль заблокировал попытки правительства ⁠произвести расчистку диапазона, главные пользователями которого являются Минобороны и «Роскосмос». Хотя в апреле Путина об этом просил вице-премьер Максим Акимов, курирующий цифровизацию (которой, как мы помним, безнадежно болен президент).

Развертывание 5G потенциально превращает кукурузник в сверхзвуковой лайнер – если пиковая скорость передачи данных в 4G составляет лишь 150 Мбит/с, то в 5G она превышает 1 Гбит/с. Развитие технологии, по мнению Акимов – «вопрос выживания, если мы не хотим проиграть технологическое лидерство». Рассуждая в июньском интервью о возможностях строительства сети в наиболее подходящем диапазоне, чиновник объяснял, что стремится этого добиться путем расширения списка влиятельных интересантов:

«Сейчас в процесс активно включился “Ростех” – мощный игрок на этом поле. Потому что, если одни лишь операторы будут бегать и кричать по рынку “нам надо”, из этого ничего не выйдет. А если в хорошем смысле объяснить, почему это надо очень многим структурам, то получится очень гармоничная история. Частоты придется освобождать».

Весной власти собирались требовать от операторов использования оборудования и софта по большей части российского происхождения (пока что несуществующего). Теперь же обсуждается идея выделить для сетей 5G в России сомнительных частот – 4,4–4,99 ГГц, непопулярных в большинстве стран, за исключением КНР и Японии. Это предложение Минкомсвязи, о котором в начале недели сообщил «Коммерсантъ», уже успело встретить шквал критики на рынке. Затраты на развертывание в предложенном альтернативном диапазоне будут минимум в полтора раза выше, чем в стандартном. А еще, как пояснил один из экспертов, «выпадение этого диапазона из глобальной экосистемы может привести к увеличению стоимости устройств, замедлению реализации инновационных технологий, а также к проблемам совместимости для роуминговых абонентов».

Впрочем, крупнейшие операторы не готовы признавать поражения. Они явно рассчитывают получить частоты 3,4–3,8 ГГц, несмотря на отрицательный отзыв Совета безопасности, сообщил ТАСС источник в «большой четверке» и подтвердил федеральный чиновник. Информация о текущей позиции Кремля объявлена «информационным вбросом»:

«Речь идет о весенней реакции Путина на апрельское письмо Совбеза. После нее ситуация кардинально изменилась в пользу 3,4–3,8 ГГц. В настоящее время операторы и Минкомсвязь переписывают концепцию под развитие 5G с реализацией именно на 3,4–3,8 ГГц. После того письма была попытка изменить концепцию развития 5G, но в итоге остановились на необходимости развивать в 3,4–3,8 ГГц»

Таким образом, кто побеждает в битве за частоты, до конца не ясно. Ясно лишь, что телекоммуникационному стандарту связи нового поколения в России уготована нелегкая судьба.

Госрегулирование. «Владимир Владимирович, благодаря вашей поддержке компания успешно развивается»

Глава ФАС Игорь Артемьев предложил приватизировать «Победу», дочернюю авиакомпанию «Аэрофлота», о чем прямо написал Максиму Акимову и министру транспорта Евгению Дитриху. Продажа лоукостера, как считает Артемьев, оздоровит конкуренцию на авиационном рынке.

Присутствие «Победы» на маршруте повышает конкуренцию и, как следствие, снижает цены на билеты всех перевозчиков, отмечает Артемьев. «Куда бы она ни приходила, цены падают моментально на 25%», – рассказывал осенью прошлого года глава «Аэрофлота» Виталий Савельев. Но увлекшись международными направлениями, доля которых уже превысила внутренние, компания стала либо сокращать, либо отменять полеты по России. «Полагаем, что такие действия могут быть направлены на сокращение конкуренции, в том числе с “Аэрофлотом” и “Россией”», – написал Артемьев.


Виталий Савельев © Александра Мудрац/ИТАР-ТАСС

«Аэрофлот» всегда вызывал недовольство российских антимонопольщиков. Внимания к компании стало больше после банкротства «Трансаэро», открывшего той путь к усилению контроля над рынком. В 2017 году перевозчик заверил, что доля группы, куда входят «Аэрофлот», «Россия», «Победа» и «Аврора», не превысит 50% до 2022 года. Однако еще годом ранее на госкомпанию, по данным Росавиации, приходилось 54% от общего количества перевезенных пассажиров. Впоследствии эта доля сократилась, но по-прежнему близка к критической. Так, по итогам первого квартала 2019 года группа контролировала 45,4% рынка, и, судя по темпам развития, наверняка продолжит расти. При подобном доминировании соблазн согласовывать тарифную и маршрутную политику перевозчиков внутри группы следует признать непреодолимым.

«Оставаясь в группе “Аэрофлот”, “Победа” должна развиваться внутри страны. Либо выходить из группы “Аэрофлот” и конкурировать с ней», – заявил журналистам заместитель Артемьева Александр Редьков.

Идея, может быть, и правильная, но вряд ли осуществимая. И дело даже не в скромном аппаратном весе антимонопольного ведомства, смелые инициативы которого часто ни к чему не приводят. Просто соавторство государственного авиадискаунтера на рынке, на котором не смогли выжить частные Sky Express и «Авианова», приписывается самому Путину. И Виталий Савельев не упускает случая подчеркнуть это обстоятельство в разговоре с президентом.

«Помните, с вашей поддержкой была [создана компания] “Добролет”? Потом “Добролет” попал под санкции, и мы не стали ничего ждать – мы просто переформатировали ее и запустили “Победу”. И реально “Победа” на самом деле получилась победой. Эта компания работает абсолютно самостоятельно на рынке. Мы ее не финансируем, мы ее не поддерживаем» (декабрь 2017). «Владимир Владимирович, благодаря вашей поддержке компания успешно развивается. Я вам называл в прошлом году цифру, что “Победой” воспользовался 1 миллион человек с 2014 года, когда мы с вами организовали “Добролет”, который попал под евросанкции, после этого в этом же году мы сделали “Победу” и продолжили работу. Так вот уже 2 миллиона человек к этому году перелетело “Победой”, которые в жизни никогда не летали. То есть это люди, которые пользовались только железной дорогой либо автомобилем. То есть “Победа” востребована. Она сложная, к ней много вопросов, претензий, но она имеет загрузку 94%, и прибыль – она уже два года дает чистую прибыль по 3,5 миллиарда [рублей]» (октябрь 2018).

Словом, «Победа», одержанная назло врагу, не чужая для президента авиакомпания. Приватизация? Да вы просто шутите.

Читайте ещё больше платных статей бесплатно: https://t.me/res_publica