Republic - Бумажная революция. Как шотландский дуэлянт в XVIII веке изобрел современную финансовую систему

Republic - Бумажная революция. Как шотландский дуэлянт в XVIII веке изобрел современную финансовую систему

res_publica

https://t.me/res_publica

14 августа 2019 г. Денис Касянчук.

Идеи Джона Лоу многим казались тогда безумными. Но сегодня весь мир живет по когда-то придуманной им системе.

Бумажные деньги – относительно старое изобретение. Еще во второй половине XII века путешественник Марко Поло, посетивший Монгольскую империю, рассказывал в своих записках, как там по поручению Кублай-хана (также известного как Хубилай), Великого хана, делали деньги. Для этого бралась часть тутового дерева, находящаяся между корой и сердцевиной. Из нее делали нечто похожее на бумагу и нарезали ее на кусочки разного размера в зависимости от номинала. Каждая такая «банкнота» заверялась монгольскими чиновниками и доверенным лицом хана, которые ставили на ней печати, необходимые для «верификации» денег. Несколько раз в году жители Монгольской империи должны были отдать хану все свои драгоценности, которые обменивались на бумажные деньги.

Если кто-то подделывал банкноты или отказывался принять их в качестве оплаты, предпочтя получить вместо них серебро, золото, соль, жемчуг или монеты, то этого человека ждала смертная казнь. Журналист The New Yorker Джон Ланчестер в статье «Изобретение денег» пишет, что такое наказание позволило добиться исполнения денежной реформы, поскольку проблема всех новых денег в том, что люди неохотно их принимают. Хубилай ввел на территории Монгольской империи бумажные деньги, поддерживаемые государством. Это изобретение изменило мир. Многие люди, даже несмотря на постепенный отказ от физических денег, не представляют, как можно существовать без банкнот.

Новые формы денег появляются ⁠и в наше время. После финансового кризиса ⁠2008 года, когда паника ⁠охватила финансовые рынки, Сатоши ⁠Накамото, чья ⁠настоящая личность ⁠так и не раскрыта, представил биткоин: цифровую ⁠валюту, в основе работы которой лежит криптография. Летом этого года Facebook рассказал о планах по созданию криптовалюты Libra, которая, по мнению некоторых политиков и министров финансов, несет угрозу дестабилизации мировой экономики и упрощает отмывание денег. Неприятие новых денежных форм напоминает ситуацию, когда деньги появились в том виде, в котором мы знаем их сейчас, пишет The New Yorker.

Дуэлянт и финансист

В 1689 году Вильгельм III Оранский, который уже был правителем Голландии, Зеландии и Утрехта, стал королем Англии и Шотландии. К тому моменту у него долгое время продолжался конфликт с французским королем Людовиком XIV, переросший в Девятилетнюю войну. На нее нужны были деньги, поэтому административные органы английской короны придумали следующее. Они взяли в долг огромную сумму и использовали налоги для возврата процентов. Так, в 1694 году Англия заняла 1,2 млн фунтов стерлингов по ставке 8%, которую оплатили налогами на морские грузы, пиво и крепкие алкогольные напитки.

Кредиторам разрешили зарегистрировать новую компанию – Банк Англии. У него было право принимать вклады от населения в виде золота и печатать «банковские ноты» в качестве расписок к депозитам, которые отдавались в долг королю. Банкноты, гарантированные депозитами, были не хуже золотых денег и быстро вошли в обиход.

Система бумажных денег успешно работала в Англии. Но своему распространению в другие страны она отчасти обязана Джону Лоу, сыну ювелира из Эдинбурга, позднее ставшему банкиром, который принимал у клиентов золото на хранение. Лоу, разбиравшийся в финансах, переехал в Лондон в 1692 году. Ему нравилась идея, что бумажные деньги стимулируют кредитование и торговлю, и он хотел предложить свои услуги английским властям по продвижению банкнот. Но судьба распорядилась иначе. В 1694 году он убил человека на дуэли, за что был отправлен в тюрьму. Лоу удалось сбежать оттуда, и он отправился за границу.

Следующие несколько лет он скитался по Европе, изучая финансы и азартные игры. В 1705 году у Лоу вышла книга Money and Trade Considered, в которой он писал об эволюции денег и критиковал использование драгоценных металлов в качестве валюты. Впоследствии Лоу разбогател, купил дом в Гааге и стал изучать голландские инновации в сфере финансов: торговлю опционами и продажу без покрытия (short selling).

В 1713 году он прибыл во Францию. К тому времени правительство Людовика XIV столкнулось с огромными долгами, к которым добавились военные расходы. К 1715 году, пишет в своей книге о Лоу шотландский историк Джеймс Бьюкен, ежегодные доходы Франции составляли 65 млн ливров. После трат на содержание армии, дворцов, судов и администраций оставалось 48 млн ливров. Ежегодные выплаты по долгам составляли 90 млн ливров. Помимо этого, от разных войн остались непогашенные векселя на сумму в 900 млн ливров.

В сентябре 1715 года Людовик XIV умер. Престол отошел его правнуку, Людовику XV, но поскольку тому было всего пять лет, страной фактически управлял регент герцог Орлеанский, племянник умершего короля. Оказавшись на пороге финансового кризиса, он стал прислушиваться к весьма оригинальным для XVIII века идеям Лоу. Тот утверждал, что у денег нет ценности. Это всего лишь средство, с помощью которого один товар обменивается на другой. Лоу считал, что деньги должны свободно перемещаться в экономике и стимулировать торговлю и развитие бизнеса.

Пузырь XVIII века

Идеи Лоу привели к тому, что во Франции, как и в Англии, появился национальный банк. Подданные относили туда серебро и золото, получая взамен бумажные деньги. Фактически банк использовал прототип системы частичного банковского резервирования – большую часть взятых на хранение денег он отдавал в виде кредитов. Бумажных активов в распоряжении у него было примерно в четыре раза больше, чем золота. И если сначала банкноты были привязаны к определенному весу серебра, то потом стали стоить дороже.

Лоу назначили генеральным контролером финансов Франции – так он стал отвечать за всю французскую экономику. Он убедил правительство предоставить ему право монополии на торговлю с французскими поселениями в Северной Америке от лица Миссисипской компании, которая с 1717 года принадлежала самому Лоу. Контролер финансировал компанию так же, как и банк, вкладывая средства подданных в обмен на акции. Их стоимость взлетела с 500 ливров до 10 тысяч, после чего Лоу начал скупать долги французского короля. Вскоре использование золота и серебра в качестве денег было запрещено. Бумажные деньги, чья ценность подкреплялась властью банка и ничем более, стали «фиатной» валютой. Стоимость Миссисипской компании в какой-то момент в два раза превышала стоимость всего французского производства. Бьюкен пишет, что это была самая высокая капитализация, которую когда-либо в мире получала компания.

Но когда цены акций Миссисипской компании выросли в несколько раз, люди стали задаваться вопросом, стоят ли их дорогие инвестиции так много. Инвесторы начали паниковать и требовать деньги обратно. Когда они поняли, что не получат назад свои средства, в стране вспыхнули бунты. Золото и серебро были восстановлены в статусе денег, контролера финансов уволили, Миссисипская компания прекратила свое существование. Разоренный Лоу сбежал из Франции в 1720 году. В 1729 году он умер в Венеции.

Как бы иронично это ни звучало, с современной точки зрения идеи Лоу были верными, пишет The New Yorker. Его корабли, отправлявшиеся за границу, приносили прибыль. Аудитор, изучавший деятельность Миссисипской компании, пришел к выводу, что она полностью платежеспособна.

Сегодня весь мир живет в системе Джона Лоу, чьей главной ошибкой, говорится в статье The New Yorker, было то, что он недооценил волатильность и риски, связанные с бегством кредиторов. В каждой стране есть центральный банк, выпускающий бумажные деньги, а также акционерные общества, выплачивающие дивиденды. Некогда дикие идеи Лоу стали базовыми для глобальной финансовой системы в результате развития экономической теории, в которой были инновации, неудачи и тупиковые ситуации.

Остались только две вещи, которые напоминают о периоде блестящего успеха Лоу во Франции. Первая – Большие конюшни замка Шантийи, построенные Людовиком Генрихом де Бурбоном на деньги, вырученные продажей акций Миссисипской компании. Вторая – слово «миллионер», которое впервые стали использовать в Париже по отношению к людям, разбогатевшим на схемах, предложенных Лоу.

Читайте ещё больше платных статей бесплатно: https://t.me/res_publica