Про угнетаемых и угнетателей.

Про угнетаемых и угнетателей.

Рядовой Шутник


Многие люди любят шокирующие репортажи на тему «жизнь в оккупированной Палестине», «уникальные» фоторепортажи с Хеврона, а еще любят сравнивать нас с Гитлером и его армией и «даже хуже, чем он». 

Сразу видно: люди знают, о чем говорят и о чем снимают.

[Сарказм]


Рассматривая кадры, где маленький арабский ребенок идет по разбитой дороге рядом с сожженным домом, и начиная от этого грустить, одной рукой набирая гневный комментарий в сторону плохих евреев, вряд ли кто-то задумывается над тем, что сами евреи живут в подобных условиях. И я говорю далеко не про жителей Тель-Авива, где, кстати говоря, тоже не все спокойно. 

Точно так же, как во всем мире (не без легкой руки борцов за справедливость, равенство и права угнетенных) сложилась и применяется догма, что группа угнетателей [в шутку (а может и нет) это белый гетеросексуальный мужчина] не может быть угнетаемой, сложилась и работает эта догма и в сторону Израиля: оккупант угнетенным быть не может, а все действия в его сторону – самозащита.


Расширять свою картину восприятия всегда сложно, особенно, если за ее пределами есть то, что случайно разрушает если не все, то половину из того, во что человек верил. Поэтому большинство людей ограждают себя от альтернативной информации: это удобно.

Можно сколько угодно закрывать глаза на то, что НЕудобно, но от этого оно не исчезнет: еврейское население страдает от руки арабского больше, чем арабское от рук еврейского.


Дисклеймер: Шокирующих репортажей (как все любят) не будет, но зато с картинками.

Еврейское население подвергается террору со стороны арабского по всей территории Израиля, и больше всего выпадает тем, кто живет за зеленой линией.

Не хочу далеко ходить, и расскажу о том, что вижу почти каждый день сама: о жизни евреев в поселении Сильван, которое находится в Восточном Иерусалиме.


Расположение: 

Если от Стены Плача пойти по направлению к Dung Gate [они же Мусорные ворота или שער אשפות], то прямо перед собой вы увидите Сильван [סילואן]. Из окон большинства домов этого поселения потрясающий вид на мечеть Аль-Акса и Купол Скалы.


Население:

Сильван условно(!) можно поделить на две части: еврейско-арабскую, которая расположена ближе к Старому городу, арабская – соответственно дальше от Старого города. И если первая часть в целом спокойная и мирная (арабы и евреи уживаются), то вторая часть полная противоположность первой.


Еврейские дома в арабской части:

В [условно] арабской части, прямо в центре, как символ несгибаемого еврейского духа, находится пять еврейских домов [все на одной улице]: 


Дома Дваш (דבש - мед), ЙонатанРахельФрункин и Овадия.


В каждом доме проживают около 10 семей, и их жизнь вряд ли назовешь спокойной.

Ночью на еврейских домах зажигаются звезды Давида, а рядом, будто в противовес, — Звезды и полумесяцы на домах арабов.

Жизнь евреев из этих пяти домов подчинена ряду правил.

В определенное время каждый день есть подвозки к домом и из домов: когда-то белые, бронированные машины, с решетками на окнах. От постоянных поджогов, бутылок с краской, камней машины уже, скорее, серые:

А не так давно подвозка вообще сгорела полностью:

Когда в машины начинали бросать камни и коктейли Молотова, мы всегда приезжали как можно быстрее, перекрывали улицы, параллельно отслеживая откуда бросали все на этот раз, и по возможности задерживая этих людей, а потом оставались стоять в поселении вплоть до последней машины. 

Самим домам (и их жителям) тоже достаются и камни, и бутылки с зажигательными смесями. Больше всего страдают [поочередно и вместе] дома Йонатана и Дваш – они находятся в самом центре Сильвана.

Мне врезалась в память картинка: много пар маленьких еврейских детей, которые вернулись из школы, 2 охранника впереди и еще 2 – сзади. Мой командир пожал одному из них руку и сказал: «Из школы вернулись, да? Берегите себя!».

Такие же маленькие дети, как и те арабские, которых фотографируют на фоне полуразрушенных домов и горы мусора [которую явно не израильские солдаты насыпали], но о них почти не говорят и не будут: неудобно.


В сухом остатке: Евреи живут в своих пяти домах, постоянно переживая за свою жизнь и жизнь семьи, без возможности свободно передвигаться по поселению и более того — без возможности спокойно передвигаться даже в специальных машинах.

Предупреждая возможный вопрос «почему они не съедут?» (которым я раньше тоже задавалась, слыша сообщения по рации из Сильвана), я скажу, что они и не должны съезжать, только потому, что их пытаются выжить.

В самом этом вопросе прослеживается тот посыл, который хотелось донести: То есть, еврейские семьи должны съехать из-за агрессии в их сторону от арабского населения?


Люди снимают и выкладывают видео, как солдаты отталкивают арабку, которая хочет пройти через блок-пост без проверки, как солдат грубо говорит якобы вежливому арабу «Стой там!», но проследить причинно-следственную связь не могут.


Турист, в футболке с надписью Palestine, покачивающий головой видя, как Магав обыскивает араба лет 30 в Старом городе, вряд ли думает, что это – ответ на убийства Адар Коэн и Адас Мальки, нескольких харедим, туристки, которую приняли за еврейку и убили в иерусалимском трамвае на остановке ворота Шхем.

Понимают ли люди, что солдаты кажутся и могут быть грубыми при проверках и осмотрах главным образом потому, что не хотят услышать вечером в новостях про очередное убийство и знать, что это из-за них?