Последнее слово Самариддина Раджабова

Последнее слово Самариддина Раджабова

Арестанты 212

«… Как всем известно, я очень знаменитый рэпер.

Мне двадцать один,

Я сам себе господин.

Свобода то, что в сердце, остальное детали, 

Студенту ИВС, а прокурору медали.

Не нарушал закон, не трогал людей в погонах,

Но дело заказное, они сажают любого.

А на воле ждёт работа, сёстры, любовь и мама.

А пока лишь СИЗО, решётка, шконка и море планов.

Так что пишите нам, это правда поможет здесь.

Не забывайте Самара и не дайте на долго сесть.

Но даже если зона: решайте кого жалеть.

Мы потеряем годы они потеряют честь.


Я выходил на митинг против беспредела,

Но настоящий беспредел это "Московское дело". 

Абсурдность обвинений достигнет предела. 

<...> стены внутри тоже.

Артисты попадая сюда кричат: "Боже" 

Но сколько б не топили меня я всё тот же.


Бро, я не боюсь колонии, я — дитя улиц,

Страх и сомнения во мне давно сдулись.

Прошло три месяца — потерпевшие проснулись,

Но один из них людской породы, и должен я это сказать: "Максидов респект!"

Суп тут та ещё стряпня, словно варили носки, а рыба воняет так, будто сдохла от тоски,

<...>

А хочется просто уехать домой, вызвав такси.


Прикинь, Окси, я только влюбился 

Бизнес рос вверх, я хотел остепениться:

Завести пару киндеров, построить большой дом,

И сделать там студию, записать свой альбом. 

И тут — бам, бам, бам — планы загорелись огнём,

Хотя 27 было обычным днем.


Видел бы ты меня когда я получил твоё письмо,

В холодном помещении вдруг стало тепло,

Ветер перемен подул прямо в лицо...

В аквариуме улыбается тот, у кого есть третье яйцо. 


Знаете, посадив нас в тюрьму... вот таких как я, там уже 30 человек почти. Проблему, которая заставляет людей на улицу выходить, — не решить. 

Так как я знаменитый рэпер, я буду говорить о медийных людях. Ситуацию довели до такого состояния, что люди не могут молчать и подключаются уже люди, которые всегда держались от политики далеко. Чтобы не отменяли концерты, чтобы доход не падал. В итоге две стороны: либо как Тимати-Соловьёв; либо Noize MC, Oxxxymiron, кто-то из этого разряда.

Знаете как было обидно, когда мой коллега по цеху Тимати выпустил трек, в котором говорит, что Москва стала краше? Походу он долбится в глаза, потому что за садовым кольцом она все ещё та же! Потом он поднимает бургер за здоровье Собянина и не поверите бургер творит чудеса: он [Собянин] выздоровел и попросил его [Тимати] удалить клип. У него так же есть трек, в котором он говорит: "Мой лучший друг Президент Путин". Пройдёт время, он будет читать, что его лучший друг — это Папа Римский, есть греческий салат, запивая виски. У него греческий паспорт. 

Я о чем хочу сказать: дело в том, что такие как Oxxxymiron, Noize MC и другие люди, которые говорят правду, — у них есть желание остановить эту дичь. А те, которые псевдо-патриоты, которые поют "Не выхожу на митинги, не втираю дичь", они знают, куда ведёт вся эта ситуация, они знают, куда страна движется, но не против заработать. То есть страна развалится, но деньги останутся всё-таки.

Знаете, когда я был в Следственном комитете первый раз, и мне показали видео и [следователь говорит]: "Вот Линник, товарищ Линник говорит, что ты в него попал". Я смотрю: "Ну, он же не дырявый, как бутылка пролетела сквозь него?" Товарищ следователь тогда... как там... не помню ни фамилии ни имени его... мы его больше не видели... он сказал, что его это не интересует, у него есть приказ. Знаете, такими приказами проблему никак не решить. Дело в том, что на данный момент Россия — это огромный медведь в спячке. Такие приказы начинают щекотать этого медведя, когда этот медведь проснётся: всем мало не покажется. Всем. А я не хотел бы войны в этой стране. Я люблю эту страну. Я закончил.

Я бы хотел добавить. Я вспомнил. 

Знаете, что такое аплодисменты? Сегодня они звучали, потому что кто-то говорил хорошо, кто-то говорил красиво. Я не умею, конечно, красиво говорить, я умею говорить жёстко и правдиво. Аплодисменты — это хорошо. Вот сейчас есть власть, которая топит за беспредел, а народ выступает против беспредела. На данный момент это огонь и воздух. Маринуем так сказать. Это ни к чему хорошему не приведёт. Скорее всего к чему-то плохому приведёт.

И чтобы были аплодисменты и чтобы проблемы решались, надо выходить и общаться с народом, а не запрещать все и отправлять парней молодых в тюрьму. Я закончил ...».

Прокуратура попросила суд приговорить 21-летнего Самариддина Раджабова к трём с половиной годам колонии за то, что, по мнению обвинения, трое сотрудников полиции восприняли как реальную угрозу применения к ним насилия падение на тротуарную плитку пластиковой бутылки.

Приговор Самариддину Раджабову будет оглашён сегодня, 24 декабря, в 15:00.

«Дело 212» — это наше общее дело.

delo212.ru