Письмо беларусу

Письмо беларусу


Привет, беларус!

Пишу тебе, потому что не могу молчать. 

Мы живем в стране, где чиновники получают в разы больше врачей и ученых, а зарплаты учителей настолько малы, что в педагогический университет недобор и берут туда всех подряд. А ведь именно учителя ответственны за формирование личности ребенка, а значит и за будущее нашей страны. 

В Беларуси инвалиды-колясочники годами не выходят из дома, потому что у них нет денег на удобную коляску, а на улице нет безбарьерной среды. А родители, когда счет идет на дни, вынуждены всем миром собирать своему ребенку на дорогостоящее лечение за границей, в то время как президентский кортеж пополняется все новыми тонированными авто по 100 тысяч долларов за штуку.

Я хочу, чтобы у беларусов было будущее. Чтобы они, выйдя на пенсию, могли путешествовать и радоваться жизни, как это делают пенсионеры в других европейских странах, а не вынуждены были во всем себе отказывать, экономя на лекарствах и здоровой еде. 

Но больше всего я хочу, чтобы беларусы поняли, что они и есть главная ценность этой страны, а государство и власть — всего лишь инструменты в их руках. Постепенно это осознание приходит, люди начинают объединяться и понимать, что они сами могут многое изменить.

Сейчас, чтобы выразить свое несогласие с тем, что происходит в моей стране, я собираюсь прийти на “референдум” и сделать свой бюллетень недействительным, поставив крестики напротив всех преступных вариантов. Почему преступных? Во-первых, потому что проводить референдум в нынешних условиях — уже преступление. Во-вторых, оба варианта выгодны режиму и не приведут нас к переменам, которые так необходимы.

Нам нужно принять ответственность за будущее нашей страны и делать то, что в наших силах, чтобы Беларусь стала такой, какой мы хотим ее видеть.

Я призываю тебя сделать то же, что сделал я — напиши другому беларусу: своему соседу, коллеге или незнакомцу — о том, что происходит, и о том, что, на твой взгляд, стоит изменить. Говорить правду сейчас очень опасно, поэтому письмо должно быть анонимным — не указывай свое настоящее имя и адрес.

И до встречи на “референдуме”!





Прывітанне, беларус!

Я пішу табе гэты ліст, без імя і адрасу, бо зараз для мяне гэта адзіны спосаб сказаць праўду. Мне цяжка ад таго, што адбываецца ў нашай краіне і што далёка не ўсе беларусы маюць доступ да праўдзівай інфармацыі аб гэтым. 

Калі мой тата цяжка захварэў на каранавірус у траўні 2020 года, Лукашэнка заявіў, што вірус — гэта псыхоз і яго трэба лячыць гарэлкай, трактарамі і хакеем. А пра першую афіцыйную ахвяру — акцёра віцебскага тэатра Віктара Дашкевіча — ён сказаў, што той сам вінават, бо не сядзеў дома. Пры гэтым заняткі ў школах і ўніверсытэтах працягваліся, а людзі вымушаныя былі хадзіць на працу, бо ніякай падтрымкі з боку дзяржавы не было.

У афіцыйнай статыстыцы ў 2020 годзе сцвярджалі, што ва ўсёй Беларусі за дзень памірае не больш за 10 чалавек. Тым часам доктар з Мінску паведамляў, што ў адным яго шпіталі кожны дзень было больш за 20 ахвяраў. Атрымоўвалася, што статыстыку заніжалі ў некалькі дзесяткаў разоў. 

З таго часу хлусьні не стала меньш, і яна выклікала ўсё больш нявінных ахвяраў.

У жніўні 2020 года ў беларусаў скралі выбары: на ўсіх нешматлікіх ўчастках, дзе лічылі сумленна, Ціханоўская атрымала больш галасоў, чым Лукашэнка, а незалежная статыстыка паказала, што яна перамагла ўжо ў першым туры. Тым часам нам заявілі пра разгромную перамогу Лукашэнкі, а людзей, якія не пагадзіліся з гэтай хлусьнёй, збівалі і катавалі.

На жаль мы ўжо амаль прызвычаіліся, што ў тэлевізары нам ўвесь час кажуць хлусьню. 

Але раптам аказалася, што нават сказаць праўду маці пра тое, што ў крыві яе сына не знайшлі алкаголю — гэта таксама крымінальнае злачынства. Так, ўрач, які паказаў аналіз да смерці збітага сілавікамі Рамана Бандарэнкі, быў асуджаны на 2 гады калоніі, а журналістка Кацярына Барысевіч, якая апублікавала пра гэта артыкул, — на 6 месяцаў. І ўсё гэта таму, што Лукашэнка ўжо заявіў па тэлевізары, што Раман быў п’яны (нібыта п’янага варта забіваць).

А сёння на інструктажу чальцоў выбарчых камісій перад так званым “рэферэндумам” ім кажуць: “Калі вас будуць заклікаць сумленна лічыць галасы — паведамляйце пра гэта праваахоўным органам”. 

Ці ж ўсё гэта нармальна і мы можам працягваць жыць, нібы нічога не адбываецца?

Я не магу. Я хачу каб у маёй краіне праваахоўныя органы займаліся сапраўднымі злачынцамі, а не людзьмі, якія заклікаюць казаць праўду. І я ведаю, што толькі ад мяне і ад цябе залежыць, наколькі хутка мы вернемся з гэтага залюстроўя да нармальнага жыцця.

Менавіта таму я пайду на гэты злачынны рэферэндум і зраблю свой бюлетэнь несапраўдным, паставіўшы крыжыкі насупраць усіх злачынных варыянтаў. Бо зараз гэта адно з нямногіх дзеянняў, якое я магу зрабіць, каб выказаць пратэст супраць падману, гвалту, страху і несправядлівасьці, ў якіх мяне прымушаюць жыць ужо каторы год.

І я б вельмі хацела, каб ты таксама гэта зрабіў.

А яшчэ напішы ліст да другога беларуса і падзяліся з ім, як я падзялілася з табой. Толькі памятай, што нельга пазначаць сваё імя і адрас — у Беларусі сёння казаць праўду вельмі небяспечна!





Здравствуй, беларус!

Я пишу тебе, потому что мне тяжело от того, что происходит в нашей стране. 

В Беларуси уже признаны политзаключенными 984 человека, и пока я пишу это письмо, их становится больше. Среди них врачи, музыканты, учителя, правозащитники, журналисты, рабочие, программисты, студенты, ученые, многодетные мамы, спортсмены и пенсионеры — то есть обычные беларусы, такие как мы с тобой. А еще у них есть матери, отцы, жены, мужья и дети, которые многие месяцы не видят их и не знают, что с ними происходит в тюрьме. Многим из них отказывают в приеме передач и писем, в получении лекарств и средств гигиены, их отправляют в карцер, заражают ковидом, вшами и клопами, подсаживая в камеру больных и бездомных. 

Мало того, что невинных людей незаконно задержали — а многих жестоко избили при задержании — пытки над ними продолжаются в СИЗО и тюрьмах. От безысходности они объявляют голодовку, глотают металлические предметы, протыкают себе ручкой горло, как Степан Латыпов, а некоторые — кончают жизнь самоубийством, как 17-летний сирота Дмитрий Стаховский, обвинивший в своей смерти Следственный комитет, и совсем недавно — Дмитрий Дудойть.

Возможно, ты и сам все это знаешь и переживаешь не меньше моего. Но я не могу быть уверена, ведь о таком не говорят по телевизору и не пишут в газетах Белсоюзпечати. 

Я просто хочу жить в стране, где невинные люди веселятся и гуляют на свободе, а преступники сидят в тюрьмах, и к ним там не применяют пытки. И чтобы Беларусь стала такой, надо осознать свою ответственность за будущее и понять, что каждый беларус сейчас должен делать то, что в его силах.

Скоро должен состоятся преступный “референдум” Лукашенко, и единственно правильным шагом я считаю прийти на участок и сделать свой бюллетень недействительным, поставив крестики напротив всех предложенных вариантов. Только так мы сможем выразить свое несогласие с происходящим в нашей стране.

 А еще ты можешь сделать то же, что только что сделала я, — напиши другому беларусу: соседу, коллеге или незнакомцу — о том, что тебя не устраивает в Беларуси сейчас и что бы ты хотел изменить. Говорить правду опасно, поэтому письмо должно быть анонимным — не указывай свое настоящее имя и адрес.

Увидимся на “референдуме”!





Дорогой сосед,

пишу тебе анонимно, потому что мне страшно указывать свое имя и адрес, а молчать становится все труднее. 

Сейчас в нашей стране опасно не только говорить правду и честно делать свою работу, но еще и помогать тем, кому государство отказывает в помощи: неизлечимо больным детям; бездомным людям и животным; женщинам, пострадавшим от насилия; инвалидам и семьям детей с редкими генетическими заболеваниями. Если вдруг тебя это удивляет, то вот только несколько примеров: 

  • В прошлом году власти ликвидировали детский хоспис в Гродно, а в этом — в Витебске; а на директора гродненского хосписа завели несколько уголовных дел.
  • Ольгу Горбунову, единственная “вина” которой в том, что она помогала женщинам, пострадавшим от домашнего насилия, уже больше 70 дней удерживают в СИЗО, а ее организацию ликвидируют.
  • Инициативы “Уличная медицина” и “Еда вместо бомб”, которые оказывали медпомощь бездомным и кормили их, сейчас вынуждены прекратить свою работу, опасаясь за безопасность волонтеров.
  • А совсем недавно без объяснения причин задержали Дашу Царик — директора организации, которая помогала в диагностике и лечении детей с редкими генетическими заболеваниями.

Больше того, теперь у нас вне закона даже школа шахмат и общество защиты птиц!

Я искренне считаю, что так не должно быть, и хочу, чтобы у беларусов было будущее. 

Я не хочу жить в постоянном страхе, что ко мне придут с обыском, посадят, уволят с работы, а моего ребенка ни за что задержат на улице, изобьют в СИЗО и оставят там умирать, соврав при этом, что он был пьян или “под наркотиками”, как это было с Александром Вихором, Романом Бондаренко и Дмитрием Усхоповым.

Да, я хочу, чтобы беларусы перестали бояться собираться вместе в своем дворе и петь песни. Чтобы мы могли говорить и писать, что думаем, и делиться с друзьями честными новостями. И я знаю, что такое время придет. Но когда — зависит только от таких, как мы с тобой.

Сейчас взять на себя ответственность за будущее Беларуси — значит прийти на “референдум” Лукашенко и выразить свое несогласие с тем, что происходит в нашей стране. Для этого надо сделать свой бюллетень недействительным, поставив крестики напротив всех предложенных вариантов. Проведение референдума в настоящих условиях — это преступление, а оба варианта выгодны для преступной власти. 

А еще ты можешь сделать то же, что делаю я прямо сейчас — напиши другому беларусу: своему соседу, коллеге или незнакомцу — и расскажи ему о том, что происходит и что ты по этому поводу думаешь. Говорить правду сейчас очень опасно, поэтому письмо должно быть анонимным — не указывай свое настоящее имя и адрес.

Встретимся на “референдуме”!