Письмо СХОДу

Письмо СХОДу

Matskevich Uladzimir

Поводом для этого письма стало очередное предложение делегатам СХОДа подписать ещё одну челобитную Лукашенко. Всем делегатам предложено, значит и мне.

Я не буду этого подписывать, и намеренно использую обидный термин «Челобитная». Намеренно, чтобы в одном слове сразу была видна моя позиция и отношение к таким действиям.

Знаю, что найдутся те, кто скажет, что не смог дочитать это письмо до конца. Можно написать на эту тему длинный текст, можно выразить позицию одним словом.

Так вот. Нельзя обращаться к узурпатору власти, как к реальной власти.

Просить что-то у режима – значит признавать его власть выполнить то, что просим.

Требовать чего-то у режима – значит признавать, что в его власти выполнить требование.

Напоминать режиму о проблемах – значит оправдывать его тем, что он якобы не знает об этих проблемах, и не он сам является причиной этих проблем.

Это режим организовал репрессии против собственного народа. Нужно ли ему об этом напоминать, ведь он это знает лучше нас. Нужно ли просить режим прекратить репрессии, ведь он сознательно сделал это. Режим хотел этого, режим сделал это, режим получил то, что хотел.

Любая просьба и требование к режиму означает собственное признание в том, что мы ждём его милости. Да, именно так. Любую петицию, любое требование и напоминание режим (люди, на которых он опирается) воспринимают именно как челобитную. Им не важны смысл и содержание просьб и требований, режим и его слуги видит только обращение к нему, как к власти.

Именно поэтому, Макей может врать, что «никто не сомневается в том, что президент в стране избран». Ещё бы, ведь даже делегаты СХОДа называют его властью в своём обращении. Да, эти люди (делегаты СХОДа, члены КС, протестующие и оппозиционеры) не любят Лукашенко, но ведь всё равно признают его главным в стране, и его слуг и чиновников признают властью, об этом ясно сказано в их обращениях, петициях и в письмах к чиновникам.

Пока мы будем писать просьбы, требования, петиции и письма, до тех пор режим будет чувствовать себя в праве делать с нами то, что хочет. Ведь признавая режим и Лукашенко властью, мы признаём всё это государством. А государство - это единственный социальный институт, имеющий монопольное право на насилие.

Я так долго останавливаюсь на этом вопросе, поскольку вижу, что многие делегаты СХОДа этого не понимают. Чего ж тогда требовать от широких слоёв общественности, от всего народа?

Не лучше, чем такие челобитные, выглядят и документы, адресованные «в никуда». Разного рода «выражения озабоченности», декларации, манифесты. Типичным примером является документ, названный «Меморандумом КС в защиту суверенитета и независимости Республики Беларусь». Он никому не адресован. Не содержит никаких прагматических предложений.

Я не подписываю и такие документы. И, конечно же, не потому, что я против суверенитета и независимости.

Обвинять меня в этом, может либо человек, ничего не знающий об общественной жизни страны в последние годы, либо демагог, намеренно искажающий факты.

Я начал бороться против запланированного Кремлём аншлюса Беларуси с декабря 2018 года, когда мне конфиденциально сообщили о том, что такой план лежит на рабочем столе Путина.

В апреле 2019 года я написал открытое письмо и.о. главы государства А.Лукашенко об угрозе аншлюса и утраты суверенитета.

Тогда это было актуально и оправдано. Да, в этом письме я так и называл его «гражданин Лукашенко, временно исполняющий обязанности главы государства». Ведь он и тогда уже был нелегитимным президентом, его законные полномочия закончились через пять лет после выборов, ещё в 1999 году, хотя за год до 2020 это мало кого интересовало. В этом письме я называл его диктатором. И это письмо я не отправлял ни ему самому, ни в его администрацию, я просто опубликовал его в СМИ. И тем не менее, я получил ответ на него из МИДа, подписанное заместителем министра.

Я давно не подписывал петиций и всяких обращений к властям, но это была мая личная позиция, я её не пропагандировал, и никому не мешал писать и подписывать нечто к госчиновникам, как к законным властям. Но так мог относиться к этому до августа 2020 года. А после августа любое обращение к режиму и любому его представителю становится коллаборацией с ним.

Можно подчиняться силе. Это даже разумно.

«Против лома нет приёма, если нет другого лома». Если у вас нет своего лома, и на кон поставлена жизнь, здоровье, свобода – разумно подчиниться силе. Но подчиниться, ради того, чтобы выжить, сохранить здоровье и силы для будущего. Не не для того, чтобы признавать право силы, право насильника.

После того, как в сталинском СССР и в нацистской Германии убийство было поставлено на конвейер, а насилие приобрело индустриальные формы, готовность умереть за правое дело, за свои идеалы перестала быть героизмом. Героизм появлялся в способности выживать.

Но как выживать? Какой ценой? Ни в коем случае не ценой отказа от чести и достоинства.

Гражданское мужество необходимо и для того, чтобы выжить в условиях репрессивного режима и преступной диктатуры. Гражданское мужество, честь и достоинство гражданина.

Челобитная к преступникам не только даёт им ощущение права силы и основанной на силе власти.

Челобитная ещё становится и отказом от гражданских прав, от чести и достоинства гнражданина. Подписывая такую челобитную, мы признаём себя покорными подданными, а не свободными гражданами. Мы отказываемся от гражданства в пользу подданства.

Мы и становимся подданными. Что это значит? Это значит признание чужого суверенитета над собой. Мы, народ, отдаём свой суверенитет кому-то, диктаторы, узурпатору, террористу.

После 1948 года, после Всеобщей Декларации прав человека нет возврата к подданству времён абсолютизма. Поэтому диктаторские режимы признаются цивилизованным миром террористическими. И народ в таких странах, хоть и лишён гражданских прав и свобод, но не возвращается в архаичное подданство, а становится заложниками террористического режима.

Мы заложники режима. Такова реальность современной Беларуси.

Но эта реальность не может быть основанием для отказа от гражданских прав и свобод.

Мы временно заложники, и боремся с этим террористическим режимом. Временно?

Да, временно, если помним, кто мы, и что такое режим. Помним, и сохраняем свою честь и достоинство, имеем гражданское мужество не признавать режим государством и властью.

Только свободные граждане способны победить преступный режим и изменить страну. Подданные и заложники с виктимным синдромом на это не способны.

2020 год изменил всех нас. Для беларусов 2020 года больше не актуальны слова классика: «А чаго ж, чаго захацелась ім,

Пагарджаным век, ім, сляпым, глухім?

— Людзьмі звацца.»

 

Мы стали людьми, почувствовали себя людьми, нам больше не надо хотеть людьми зваться.

Теперь нам надо стать гражданами, захотеть стать гражданами. На это люди способны.

 

И как граждане мы имеем свою власть – это избранная нами Светлана Тизановская. Национальный лидер, у которого преступный режим украл электоральную победу. Светлана не может быть официально объявлена президентом, но является нашим национальным лидером.

 

Что это значит?

Это значит, что только Светлана Тихановская НАША власть. Власть, признаваемая гражданами свободной суверенной Беларуси.

 

Мы  не подданные режима. Но мы и не подданные Тихановской. Она является властью по нашей суверенной воле.

А наша воля – гражданская воля. То есть, это не бездумное беспрекословное подчинение власти и почитание её.

Гражданская воля проявляется в требованиях к НАШЕЙ власти реализовать нашу волю. НАШУ!

 

Поэтому, если СХОД и отдельные делегаты имеют рациональные основания чего-то требовать и добиваться, то требовать нужно от НАШЕЙ власти, добиваться от Светланы Тихзановской и назначенных ею КС, президиума КС и созданного членом президиума КС Павлом Латушко НАУ.

Они наша власть, и должны выполнять нашу волю, волю граждан, избравших нас делегатами СХОДа.

 

В нашей оппозиционной режиму части общества есть и зародыш будущего разделения властей в стране.

 

Светлана Тихановская избрана большинством народа (гражданского общества) национальным лидером. Она получила полномочия от избравшего её народа. И в рамках этих полномочий она инициировала создание КС и формирование НАУ. Она власть для этих структур. Она вправе их распустить, назначить других руководителей в эти структуры.

 

Но СХОД – это совершенно другое. Делегатов СХОДа избирали независимо от Светланы Тихановской, и мы имеем свои полномочия от избравшего нас народа. Эти полномочия всего СХОДа, равны полномочиям Светланы Тихановской. Равны, но не одинаковы.

 

Наши полномочия коллективны, а её индивидуальны. Индивидуальные полномочия делегатов СХОДа мизерны.

 

На СХОДе все делегаты стоят на разных идеологических позициях, придерживаются разных взглядов. Нам приходится долго спорить, пока мы не придём е согласовванной позиции, к консенсусу хотя бы по маленькому вопросу, и к компромиссу по большим и глобальным вопросам.

 

И наш консенсус должен состоять в том, что СХОД, имея скромный мандат, и ещё более скромные ресурсы, вправе требовать от национального лидера реализации данной ей народом власти.

Требовать и добиваться. Можно и просить. Мы ведь едины в своих ценностях, и у нас один враг – режим.

В этом письме СХОДу я выражаю свою индивидуальную позицию делегата и представителя тех, кто меня выбрал.

Я точно знаю, что у меня есть оппоненты среди делегатов, а может быть и политические противники. И я буду разговаривать со всеми политическими противниками и оппонентами.

 

Разговаривать и искать компромиссов. Компромиссов ради выработки общей позиции СХОДа, но не отказа от своих принципов.

 

Зная, что у меня есть оппоненты и политические противники, я очень надеюсь, что есть и сторонники. Некоторых я уже знаю, и буду искать других партнёров и единомышленников. С ними тоже готов спорить, убеждать, принимать их аргументы и доводы, и менять свои представления. Но, без отказа от собственных принципов.

 

Очень надеюсь на то, что это письмо будет прочитано и понято.

 

С уважением ко всем взглядам, позициям и подходам делегатов СХОДа, как к близким к моим, так и к альтернативным и противоположным,

С надеждой на компромиссы и согласие – делегат от Слепянки

В.Мацкевич

8.05.2021