Овсянникова Марина Владимировна

Овсянникова Марина Владимировна

Поддержка политзаключённых. Мемориал

Овсянникова Марина Владимировна родилась 19 июня 1978 года в Одессе, жила в Москве, гражданка России. Журналистка, бывшая редакторка «Первого канала». Имеет двух несовершеннолетних детей. Обвиняется по п. «д» ч. 2 ст. 207.3 УК РФ («Публичное распространение заведомо ложной информации об использовании Вооружённых сил РФ по мотивам политической ненависти и вражды», до 10 лет лишения свободы). Ранее Овсянникову трижды штрафовали по ч. 2 ст. 20.2 («Организация массового одновременного пребывания граждан в общественных местах, повлекшая нарушение общественного порядка и причинение вреда здоровью человека или имуществу») и ст. 20.3.3 («Публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооруженных Сил Российской Федерации») КоАП РФ. Лишена свободы с 11 августа 2022 года, 1 октября 2022 года предположительно скрылась из-под домашнего ареста, 3 октября 2022 года объявлена в федеральный розыск.

Описание дела

Рано утром 10 августа 2022 года в доме Марины Овсянниковой в Подмосковье начался обыск. После него женщину повезли в ИВС в Москве, где ей было предъявлено обвинение по п. «д» ч. 2 ст. 207.3 УК РФ в публичном распространении под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации, содержащей данные об использовании Вооружённых Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и её граждан, поддержания международного мира и безопасности по мотивам политической ненависти и вражды.

На следующий день Басманный районный суд города Москвы в закрытом заседании отправил Марину Овсянникову под домашний арест.

Поводом для возбуждения уголовного дела стала акция, которую Овсянникова провела 15 июля на Софийской набережной напротив Кремля с плакатом «Путин — убийца, его солдаты — фашисты. 352 ребенка погибли. Сколько еще должно погибнуть детей, чтобы вы остановились?» и «окровавленными» детскими игрушками на асфальте.

Редакторка «Первого канала» Марина Овсянникова стала известна после того, как 14 марта 2022 года, на девятнадцатый день войны в Украине, во время вечернего прямого эфира телепрограммы «Время» появилась в кадре позади ведущей Екатерины Андреевой с плакатом «No war. Остановите войну. Не верьте пропаганде. Здесь вам врут. Russians against war». Она несколько раз выкрикнула «Остановите войну!», пока трансляцию из студии не прервали новостным сюжетом.

В видеообращении, снятом до этой акции, Овсянникова говорит: «То, что сейчас происходит на Украине — это преступление. И Россия — страна-агрессор. И ответственность за это преступление лежит только на совести одного человека. И этот человек — Владимир Путин». Тогда на женщину составили протокол по ст. 20.2 ч. 2 КоАП РФ и оштрафовали на 30 тысяч рублей. Из картотеки Останкинского суда тогда выяснилось, что на Овсянникову в это же время составили и протокол по ст. 20.3.3 КоАП РФ, но до рассмотрения дело не дошло — суд вернул его в полицию. Через несколько дней после этой акции Овсянникова уволилась с государственного телеканала.

17 июля 2022 года, после пикета на Софийской набережной, полицейские приехали к Овсянниковой домой в Подмосковье и составили на неё протокол по ст. 20.3.3 КоАП за интервью, которое она дала у Басманного районного суда в день избрания меры пресечения для политика Ильи Яшина. За этот комментарий Мещанский районный суд города Москвы назначил женщине штраф 50 тысяч рублей.

8 августа 2022 года Овсянникову оштрафовали ещё на 40 тысяч рублей за пост от 12 июня 2022 года, где она писала, что ей стыдно «за свою страну», поскольку Россия «напала на независимое государство и уничтожает украинский народ», в то время как «30 миллионов россиян живут без центральной канализации», пользуясь выгребными ямами, в которых каждый год «тонут десятки взрослых и детей».

Основания признания политзаключённой

  • Неправовой характер статьи 207.3 УК РФ

Через неделю после начала полномасштабного российского вторжения в Украину, 4 марта 2022 года, Государственная Дума РФ в чрезвычайном порядке (не в виде отдельных законопроектов, а путём внесения поправок в другие, уже принятые в первом чтении) приняла законы о внесении изменений в Кодекс об административных правонарушениях и Уголовный кодекс. Эти законы запрещают призывы к санкциям, распространение фейков о российских вооружённых силах, их дискредитацию, а также призывы к «воспрепятствованию их использования». В тот же день законы одобрил Совет Федерации РФ, и уже вечером их подписал президент. Поправки вступили в силу со дня официального опубликования – 5 марта 2022 года.

Состав преступления, предусмотренного новой ст. 207.3 УК РФ, сформулирован следующим образом: «Публичное распространение под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации, содержащей данные об использовании Вооружённых Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и её граждан, поддержания международного мира и безопасности, а равно содержащей данные об исполнении государственными органами Российской Федерации своих полномочий за пределами территории Российской Федерации в указанных целях».

Мы полагаем, что эта статья противоречит как российской Конституции и международным обязательствам РФ, так и базовым принципам права.

Согласно ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, «каждый человек имеет право беспрепятственно придерживаться своих мнений, … имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи, независимо от государственных границ, устно, письменно или посредством печати или художественных форм выражения или иными способами по своему выбору».

Ограничения пользования этими правами «должны быть установлены законом и являться необходимыми: для уважения прав и репутации других лиц; для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения».

Аналогичные гарантии содержатся в ст. 29 Конституции РФ, гарантирующей свободу мысли и слова. Ограничения этих свобод связаны с запретом пропаганды или агитации, возбуждающих социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду, пропаганду социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства, а также с государственной тайной.

Согласно ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, «права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства».

Ограничения свободы выражения, установленные ст. 207.3 УК РФ, со всей очевидностью не служат тем целям, для достижения которых такие ограничения могли бы быть установлены.

Важно отметить, что законное ограничение свободы выражения не предусмотрено даже в условиях военного положения, при котором пп. 15 п. 2 ст. 7 ФКЗ «О военном положении» допускается лишь введение военной цензуры за почтовыми отправлениями и сообщениями, передаваемыми с помощью телекоммуникационных систем, контроля за телефонными переговорами и приостановление деятельности политических партий, других общественных и религиозных объединений. Тем более, нет для них оснований в ситуации, когда военное положение не введено.

Не менее значимо то, что сами по себе формулировки статьи не позволяют заранее определить, какие высказывания являются правомерными, а какие запрещёнными. Гражданин не может судить заранее какие его высказывания, какая информация могут быть сочтены в данном контексте ложными, подпадающими под действие этой нормы.

На этот счёт Конституционный Суд РФ высказывал своё мнение в ряде правовых позиций. Согласно им неоднозначность, неясность и противоречивость регулирования закона недопустимы, поскольку, препятствуя надлежащему уяснению его содержания, открывают перед правоприменителем возможности неограниченного усмотрения, ослабляющего гарантии конституционных прав и свобод (в частности, постановления КС от 20 декабря 2011 года № 29-П, от 2 июня 2015 года № 12-П, от 19 июля 2017 года № 22-П).

Фактически нормы ст. 207.3 УК РФ позволяют преследовать за высказывание любых мнений о использовании Вооружённых Сил РФ и деятельности её государственных органов за границей. Суждения о том, имеют ли упомянутые в статье действия цели «защиты интересов Российской Федерации и её граждан, поддержания международного мира и безопасности» или нет, по своей природе являются оценочными, выражениями мнения.

Но даже и применительно к сведениям, т.е. высказываниям о фактах в условиях ведения военных действий и конкуренции противоречивой информации из разных источников, исключительно сложно судить об их правдивости или ложности. Тем более, невозможно установление заведомости, т.е. умысла на распространение ложных сведений.

Упомянутые органические дефекты ст. 207.3 УК РФ определяют её неправовой характер, не допускающий даже и добросовестного её применения. Однако и сам факт срочного внесения указанной статьи в Уголовный кодекс немедленно после начала вооружённой агрессии против Украины, и сопровождавшая её рассмотрение и принятие риторика официальных лиц, и, главное, контекст её применения — ведущиеся боевые действия и сопутствующая им государственная военная пропаганда исключают подобную добросовестность. В ситуации, когда единственными правдивыми сведениями и оценками объявляются сведения и оценки официальных российских источников, не только оправдывающих агрессивную войну и отрицающих многочисленные свидетельства гибели мирных жителей в результате российских ударов и военных преступлений, совершаемых российскими силами, но и запрещающих называть события, с любой точки зрения, являющиеся войной, словом «война», применение этой неправовой по своей природе статьи УК также имеет исключительно недобросовестный и неправовой характер. Основанием для уголовного преследования становятся как правомерные мнения, оценивающие войну и связанные с ней обстоятельства, так и утверждения о задокументированных и подтверждённых фактах.

Квалифицирующие признаки части 2 этой статьи, предусматривающей ужесточение наказания вплоть до 10 лет лишения свободы, зачастую носят субъективный характер, так пункт «д» предусматривает наличие «мотива политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо мотива ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы». В современных условиях доказывание присутствия такого мотива сводится к простой декларации следствием его наличия. Вместе с тем, исходя из того, что любое выступление против войны само по себе является общественно полезным и не имеет вовсе никакой общественной опасности, ни один из квалифицирующих признаков, если он не образует самостоятельного состава преступления, не может рассматриваться как усиливающий общественную опасность деяния.

Исходя из изложенного, Независимый правозащитный проект «Поддержка политзаключённых. Мемориал» считает, что ст. 207.3 УК РФ носит антиправовой характер, создана для осуществления политических репрессий против критиков власти и должна быть отменена. Любые преследования по этой статье являются неправомерными и должны быть прекращены.

  • Политический характер преследования

На наш взгляд, история преследования Марины Овсянниковой — попытка устрашения журналистов и свободно выражающих свою позицию граждан. Но в особенности это уголовное дело, как представляется, адресовано тем, кто, работая в государственных СМИ, оказался 24 февраля 2022 года не согласен с новой политической повесткой и агрессивной риторикой, немедленно подхваченной этими СМИ. Уголовное преследование Овсянниковой, мы полагаем, призвано стать показательным для всех, кто хотел бы использовать своё профессиональное положение, интегрированность в государственную структуру, чтобы выразить недовольство, протест или каким-то образом пытаться саботировать работу пропагандистской машины.

Независимый правозащитный проект «Поддержка политзаключённых. Мемориал», продолжающий работу ликвидированного государством Правозащитного центра «Мемориал», согласно международному руководству по определению понятия «политический заключённый», находит, что уголовное дело против Марины Овсянниковой является политически мотивированным, направленным на недобровольное прекращение публичной деятельности критиков власти и устрашение общества в целом, т.е. упрочение и удержание власти субъектами властных полномочий. Лишение свободы было применено к ней в нарушение прав на свободу слова, справедливое судебное разбирательство и иных прав и свобод, гарантированных Международным пактом о гражданских и политических правах или Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Мы считаем, что преследование людей за их антивоенную позицию связанно исключительно с их политическими взглядами и осуществлением ими свободы высказывания.

Независимый правозащитный проект «Поддержка политзаключённых. Мемориал» считает Марину Овсянникову политической заключённой.

Признание людей политзаключёнными, не означает ни согласия с их взглядами и высказываниями, ни одобрения их высказываний или действий.

Адвокат: Дмитрий Захватов.

Как помочь

Сбор средств для помощи Марине Овсянниковой ведётся её доверенным лицом:

Сбор средств в рублях https://www.tinkoff.ru/cf/2zmsIvaAW6q

Сбор в EUR https://www.tinkoff.ru/rm/pashkova.kristina28/9NzDa2403

Сбор в USD https://www.tinkoff.ru/rm/pashkova.kristina28/AtWaA92242

Криптовалюты:

ETN

0x920182066AD57fBb65e10ade2C5034b5ac4f65a6

BTC

1Lseyk97V2wStByj7tvcu8JbzWahGAbYCv

USDT

0xc64eb6a2ab91b0c2ed2e84b291ea50038171b061

SOL

0xc64eb6a2ab91b0c2ed2e84b291ea50038171b061

Помочь другим политзаключённым можно, сделав пожертвование Союзу солидарности с политзаключёнными на кошельки систем «Юmoney» 410011205892134 и PayPal helppoliticalprisoners@gmail.com.

Ссылки на публикации в СМИ:

«Медиазона». «Наговорила на статью». Политическая биография Марины Овсянниковой

«Медуза». «Все без исключения понимают, что врут»

«Холод». «Скорее всего, это происки Маргариты Симоньян»

Дата обновления справки: 04.10.2022 г.