«Она поцеловала его в подушку...»

«Она поцеловала его в подушку...»


Нина Искренко

Она поцеловала его в подушку
А он поцеловал ее в край пододеяльника
А она поцеловала его в наволочку
а он ее в последнюю горящую лампочку в люстре
Она вытянувшись поцеловала его в спинку стула
а он наклонившись поцеловал ее в ручку кресла
тогда она изловчилась и поцеловала его в кнопку будильника
А он тут же поцеловал ее в дверцу холодильника
Ах  так  она немедленно поцеловала его в скатерть
А он заметил что скатерть уже в прачеченой
    и как бы между прочим поцеловал ее в замочную скважину
Она тут же поцеловала его в зонтик
Зонтик раскрылся и улетел и ему ничего не оставалось как
                                              поцеловать ее в мыльнмцу
которая вся пошла пузырями и уплыла в Средиземное море
                                                но она не растерялась
и поцеловала его в светофор
Загорелся красный свет и он не переходя улицу поцеловал ее 
                                                   в яблочный мармелад
Она стала целовать его   всего перемазанного мармеладом
                                                     и в хвост и в гриву
и в витрину Елисеевского гастронома и в компьютер "Макинтош"
А он нарочно подставлял ей то одну то другую дискету
не забывая при этом целовать ее в каждый кохиноровский карандаш
и в каждый смычок Государственного симфонического оркестра
под руководством Геннадия Рождественского
в каждый волосок каждого смычка
исполняющего верхнее до-диез-бемоль с тремя точками
и выматывающим душу фермато
переходящим
           в тремоло
                    литавр
РРРРРРРРррррррр


Она поцеловала его в литр кваса и белый коралл
в керамической кружке на подоконнике и сказала Господи
Мы совсем с ума сошли
Надо же огурцы сажать и на стол накрывать Сейчас гости придут
а у нас конь не валялся и даже НЕ ПРО-ПЫ-ЛЕ-СО-ШЕ-НО!

Он сказал   Конечно Конечно
Вскочил на пылесос посадил ее перед собой дернул поводья
и нажал кнопку ПУСК
И - ААААААААаааааааааааааа
                          вскачь полетели они
в сине-зеленом мокром снеге
в развевающихся крылатках шитых бисером российских новостей
и отороченных по краю сельдереем и укропом в четыре карата
и еще тридцать две с половиной минуты стекленели от медно-ковыльного
                                                        ветра в ушах
вшиваясь торпедой под кожу искаженного в целом пространства
и беспрестанно из всех сил целуя друг друга в начищенные купола
Троице-Сергиевой Лавры