Occulteconomics

Occulteconomics


По данным Pew Research Centre, Кения находится на 15-м месте в Африке по доле жителей, верящих в колдовство и потусторонние силы. Таким образом, страна является крепким середнячком, расположившись впереди ДР Конго и Танзании, но далеко позади Эфиопии, технократической Руанды, где после геноцида вообще мало во что верят, а также Замбии и Нигерии. Как и в других странах Африки, многие кенийцы - христиане, мусульмане или анимисты, - так или иначе полагаются на традиционных целителей в диагностике и лечении соматических и психических недугов и активно прибегают к колдовским амулетам “джуджу”. По данным Кенийского национального статистического бюро, к услугам современной медицины в стране прибегает только 28,3% жителей, в то время как к традиционным целителям и травникам - 31,4 и 26,3% жителей соответственно. 

В чем причина бешеной популярности колдовских практик? Экзотизация и надоедливая апелляция к "отсталости африканцев" здесь совершенно неуместны. Нередко за обращением к целителям стоят понятные социально-имущественные причины. Диагностические услуги в большинстве госпиталей стоят дорого. Так, в Кении в неблагополучном приграничном округе Западный Покот (62,2% за чертой бедности) к традиционным методам врачевания обращаются 75,5% резидентов. Целители сильны также в округах Мачакос, Кисии и Китуи, а также в ряде прибрежных городов.


Однако колдовство во всем многообразии его проявлений не исчерпывается целительством. Магия - пульсирующая, живая и в полной мере функциональная часть общественной жизни. Дело в том, что в дисфункциональные и плохо управляемые постколонии с расчерченными по линейке границами быстро приходит прогресс, развитие же, как всегда, плетется позади. С одной стороны, на старые проблемы любви, смерти и бессмертия наслаивается наблюдаемая буквально на наших глазах грандиозная драма демографического перехода и запоздалой сексуальной революции. Отсюда - лавина сексуальных скандалов, бытовых преступлений, измен и разводов, от которых - всего один шаг к "врачевателю душ".

С другой стороны, коммерциализация всего и вся не сопровождается ростом покупательной способности и уровня реальных доходов рядовых африканцев. Из-за слабой промышленности и непропорционально раздутой банковской сферы, телекома и сферы услуг капитализм в этих краях свирепствует в своей самой уродливой, спекулятивно-мошеннической форме, в которой грань между удачей, расчетом, риском и сверхъестественным вмешательством натурально стирается.

Отсюда - пролиферация всевозможных финансовых пирамид, мошеннических схем, “быстрых заработков”, “пассивных доходов”, добравшихся до каждого пастуха из самой захудалой деревни.

Перенаселенные и неблагополучные пригороды крупных мегаполисов, кишащие безработными подростками, стали стали идеальной питательной средой для многомиллионной “оккультной экономики”, опутавшей невидимой паутиной все без исключения страны континента. Неудивительно, что спрос на оккультные услуги в этих условиях растет по экспоненте, а колдовство всех сортов и оттенков видоизменяется и приспосабливается к потребностям растущего рынка. Представители южноафриканских народов сото и тсвана даже говорят о свирепствовании в мире сверхъестественной стихии “бото”, калечащей и стирающей людские жизни, высвобождение которой связывают с приходом рынка. Как тут не прикупить амулет?  

У большинства местных правительств нет внятной и продуманной политики в отношении "оккультной экономики". Поэтому, когда ты не знаешь, что делать с общественным институтом, остается только зарегулировать его. Во всяком случае это дешевле, чем создать работающее здравоохранение и медицинское страхование. Поэтому экспертизы контроля качества, “контрольные закупки”, тренинги и мастер-классы, а также медицинские и акушерские курсы, проводимые местными властями и международными организациями, давно стали неотъемлемой частью жизни многих уважающих себя целителей. Где-то их даже регистрируют. Так, например, поступают на Занзибаре - островной части Объединенной Республики Танзания, пользующейся автономией в рамках единого государства. С 2009 г. здесь начали регистрировать традиционных врачевателей. С тех пор на острове 340 официальных целителей, а еще 2 тыс. мгангов (как их называют на бантуских языках), которые стоят в очереди на регистрацию. Чтобы получить желанную регистрацию и стать колдуном “со справкой”, нужно быть гражданином, достигшим 18 лет, имеющим “три года опыта работы по специальности” и рекомендацию от опытного мганга. Спрос на услуги очень велик. Танзания - чемпион континента по популярности традиционной медицины, там с духами и предками регулярно общаются и консультируются 60% граждан независимо от конфессиональной принадлежности (так, в порядке вещей для христианина-протестанта бояться исламских джиннов).

Занятие целительством - столь же прибыльное, сколь и опасное дело. Линчевания и расправы над колдунами и ведьмами случаются регулярно, и современные технологии - WhatsApp, Facebook и прочие мессенджеры - сформировали удобную платформу для обращения слухов и панических “вирусных” сообщений. Обвинения в колдовстве с последующей расправой становятся удобным поводом для решения старых имущественных и поземельных споров. Такие погромы и линчевания нередко случались в Кении и в Танзании в 2000-е гг. Скандалы вокруг злоупотреблений целителей, колдунов и шаманов - неотъемлемая часть криминальной хроники большинства стран, включая Кению, а местные СМИ смакуют сплетни о колдунах, стоящих за электоральным успехом ряда политиков.

Большинство колдунов и целителей живет скромно, подчас - в глинобитных мазанках, и видят в своем ремесле лишь способ дополнительного заработка. Однако государственное регулирование и конкуренция с конвенционными медучреждениями видоизменили целительные практики в Восточной Африке. Многие колдуны уже очень далеко ушли от уклада жизни своих общин и селений. Цифровизация охватила все области колдовской и шаманской деятельности. Большинство услуг теперь доступны по предзаказу через сервисы электронных платежных систем (Mobile Money) и ориентированы на клиентов с очень “современными” запросами. Так, в Восточной Африке пользуются бешеной популярностью особые “бизнес-снадобья”, или dawa za biashara (буквально “лекарство для бизнеса”) - порошки, распыляемые в офисах и магазинах для привлечения клиентов.

Некоторым целителям, разобравшимся с тонкостями маркетинга, удается сколотить неплохие состояния. С одним таким целителем в апреле 2019 г. удалось поговорить кенийской журналистке Амине Вако. Договорившись о встрече со “старцем” Джумой, она была разочарована, увидев сорокалетнего опрятного мужчину, одетого в casual smart. Они согласовали поездку в городок Мавоко, где Джума ведет свой бизнес. Сменив маршрутку-“матату” на белый “лендровер”, они проделали долгий путь по ухабистым дорогам прямо в его скромную “резиденцию”, где всегда собиралось немало людей со всех концов страны. Как и все целители, Джума утверждал, что “унаследовал свой дар от дедушки по материнской линии”, и со временем стал специализироваться на заклинаниях, предсказаниях будущего и экзорцизме, а также в изготовлении специальных амулетов, зелий и мазей. По его словам, у него также есть дар в излечении импотенции, бесплодия, содействии в карьере и бизнесе. 

Так, Джума познакомил журналистку с его давней клиенткой Муэни, которой он помог найти работу - и не абы какую, а в “неправительственной организации” с зарплатой более 150 тыс. шиллингов. Муэни пришла к нему не с улицы. Родом из многодетной семьи, она получила университетское образование, но не оправдала надежд родителей и вынуждена была обратиться к потусторонним силам. Среди своих клиентов он назвал одного сенатора, пять парламентариев и несколько муниципальных законодателей.

Зато другую целительницу - 39-летнюю кенийку Анну Мутеу - легко перепутать с дипломатом, сенатором или бизнесвумен. Это самая богатая целительница Кении. Все потому, что Анна Мутеу, мать троих детей, отличается “современным”, “деловым” подходом к магии. Ее клиентски-ориентированный бизнес по продаже “джуджу” принес ей баснословные богатства. Итогом стал дом за 40 млн шиллингов (380 тыс. долл.), в котором она и принимает своих посетителей. Клиенты ожидают ее на роскошном диване стоимостью 3,3 тыс. долларов, а в день Мутеу принимает не менее 60-80 человек. Каждый из них платит ей 1 тыс. шиллингов (9,5 долл.), а ее месячный доход, таким образом, достигает 1,8 млн (или 17 тыс. долл.). С клиентами, которые по какой-либо причине не могут проконсультироваться с ней лично, она ведет бизнес через WhatsApp или электронную почту.

Клиентами Мутеу становятся политики и руководители крупных корпораций. Секрет ее успеха - в гибкости и адаптивности. Суеверных клиентов она успокаивает Библией и даже ходит на воскресные церковные службы. Мутеу рассказывает, что при рождении была наделена двумя способностями - “умением торговать и обладанием духа колдовства”. Не поспоришь. Мутеу баснословно богата. Помимо роскошного по местным меркам особняка, Анна владеет тремя грузовыми и тремя легковыми автомобилями, автозаправочной станцией, участками земли в столице Найроби, а также в городах Момбаса, Накуру и Малинди.