О политике и политической практике

О политике и политической практике

Matskevich Uladzimir

То, что в политологии и в обыденном языке называется политикой, и то чем реально занимаются политики, представляет собой многослойную объёмную конструкцию, или систему.

В этой структуре несколько слоёв;

- Философия, онтология, картина мира, мировоззрение. Это самый верхний уровень. О его существовании все знают, но почти не замечают. Всё, чем наполнен этот слой, что определяет сегодняшнюю политику, сделано вчера, годы, порой м столетия назад. Там нет (почти) живых людей деятелей. Современники берут оттуда ценности, идеи, установки, подходы и ...измы: сталинизм, марксизм-ленинизм, кантианство и неокандианство, кейнсианство ... . У каждого гражданина есть мировоззрение. Самое наивное мировоззрение, самая примитивная картина мира - это предмет философии.

- Теория. Это объективные, или не очень, описания социальной, культурной и экономической реальности, в которой разворачивается актуальная современная политика. К содержанию этого уровня апеллируют все политики, планируя свои действия и шага. И этим же содержанием пользуются консультанты, эксперты, комментаторы, все, кто объясняет то, что происходит. Теории связаны с авторитетными авторами, не все они классики, есть и современники, которых иногда могут заметить даже далёкие от политики люди, например, Бальцерович, Бжезинский. Политические программы - это теория, переформатированная для практики. Реальные программы лежат на этом уровне, и их не следует путать с риторическим текстами.

- Идеология. Это превращённые формы онтологии, картины мира и теории, приспособленные для распространения в массах. Идеологию делают писатели, поэты, публицисты, маркетологи и пиарщики. Упаковывают содержание верхних уровней и продвигают на нижние. Все идеологии сделаны людьми, авторскими коллективами. Но не всегда авторы хотят светится, чаще идеология продаётся как народное творчество. Набор лозунгов, мемов, расхожих утверждений, журналистских штампов, обидных или хвалебных эпитетов ("буржуи", "фашисты", "борцы за народное дело", "друзья народа") - всё это берётся с этого уровня

- Риторика, нарратив и дискурс. Политическая деятельность разворачивается в коммуникации, политики разговаривают с народом, дискутируют между собой, ведут переговоры. Политическая коммуникация и есть политическая деятельность. Политик - оратор, в первую очередь. Он говорит, а делают от его имени другие, его команда, персонал. Не политик прокладывает дороги, строит больницы и детские сады, воюет, пашет. Но обо всём этом политик говорит, не всегда переходя от слов к делу. Политическая коммуникация имеет свои правила, нормы, принципы. От политиков требуют программ, манифестов, деклараций, обещаний. И всё это политики выдают на широкую публику, для партийных соратников, в парламентский узкой аудитории, даже в частных диалогах с лоббистами, стейкхолдерами, с избирателями, приходящими на приём избирателями. Не нужно принимать политическую риторику за реальные программы и стратегии, это всё риторические фигуры и приёмы. Реальные программы чаще скрывают, и одно из требований демократии - выводить скрытое на чистую воду. Поэтому риторическое искусство нужно не только политическим лидерам, но и тем, кто контролирует политиков от имени общества - их критикам.

- Видимая политическая сцена. Это всё, что о политике пишут в СМИ, показывают по телевизору, то, что политики, кукловоды, политтехнологи, журналисты сочтут возможным и необходимым показать широкой публике. Это картинка. Она очень далека от реальности. Она изображает то, что лучше продаётся, что помогает продвижению идеологии в массы. На сцене полно действующих лиц, это позиции, амплуа, роли. Роли исполняют конкретные персонажи, и не так уж важно, они играют по написанному сценарию, или импровизируют - это спектакль. При необходимости исполнителей меняют, а роли и амплуа продолжают жить своей сценической жизнью. Герои на сцене - это медийные персоны, они репрезентируют идеологии и теории, их имена становятся брендами, под которыми продают идеологию массам.

- Арена политической борьбы. Это то, что реально происходит. Конкуренция партий и движений, борьба за ресурсы, за поддержку масс, за деньги, за влияние на СМИ, поиск союзников, уничтожение врагов. Не всегда герои политической сцены являются главными бойцами и деятелями на политической арене, здесь есть место "серым кардиналам", кукловодам, инвесторам и спонсорам, лоббистам, спецслужбам. И только изредка участников конкуренции и борьбы на политической арене удаётся увидеть на политической сцене. Это происходит в результате утечек информации через журналистские расследования, или спецслужбы специально выносят имена и события (сливают инсайды) на сцену, чтобы нейтрализовать или уничтожить соперников и противников, подорвать имидж медийных персон на сцене. Имена участников борьбы на политической арене становятся известны постфактум, когда за дело берутся историки. Реальных участников конкуренции и битв на политической арене не стоит подменять конспирологическими версиями и мифами.

- Материально-техническая база и инфрастуктура. Деньги, конечно, в первую очередь, но не всё покупается за деньги, даже материальные вещи. Можно купить или учредить СМИ, нанять ангажированных журналистов, но нельзя купить талант и атракцию журналистов. Нужны офисы, транспорт, публичные площадки, ответственные менеджеры, вдохновлённые волонтёры. В инфрастуктуру политической деятельности входят и государственные институты (ЦИК, суды, местные власти и д.р.), и жизнеобеспечивающие условия на территории (места для собраний и митингов), вплоть до наличия баров, пабов, церковных сооружений, стадионов, мемориальных объектов, уличная реклама и семиотика среды. Всё это не просто декорации политической сцены и обстоятельства на политической арене, это то, что определяет тактику политической борьбы, позволяет раскрыться сильным сторонам политиков, компенсировать слабые их стороны. Анализируя политическую деятельность, нужно учитывать не слова и риторические красоты, а то, что стоит за словами, сколько стоит слово политика и он сам.

- Человеческие отношения, или коммунальный план. Всё, что происходит в политике, начиная от философии и заканчивая борьбой за материальные ресурсы, происходит между людьми. А спектр человеческих отношений простирается от любви до ненависти, со множеством промежуточных состояний и нюансов. Политические противники редко бывают друзьями, но и такое встречается. На политической сцене разыгрывается ожесточённый ролевой или позиционный конфликт, а исполнители этих конфликтующих ролей могут дружески обсудить их в пивном баре, или в парламентском буфете. Но чаще бывает наоборот. Люди не могут договорится на теоретическом и идеологическом уровне, им порой недостаточно риторического мастерства, ораторских способностей, или полемического задора, и тогда они переносят тяжесть конфликта в личные отношения. Так возникают драки между депутатами парламента, стычки между митингующими с разных сторон, и просто неприязнь друг к другу. Ну, а уж когда дело доходит до дележа бюджета или борьбы за ресурсы, тут и бывшие друзья становятся врагами.

Обыватель, человек не интересующийся политикой, не желающий разбираться в хитросплетениях идеологии, программ, тем более в теоретических тонкостях и философии, может видеть только этот коммунальный план - план человеческих отношений. И интерпретирует всё политику через то, что Путин не любит Навального и Лукашенко. А Цепкало и Латушко обиделись на Лукашенко за отставки. И Карач поссорилась с Макаром. Ленин отомстил царю за брата, а Тихановская мстит Лукашенко за мужа.

Что ж, всё это есть в политике. И личный конфликт мелких людей, и высокая теория.

Но политической практикой эта многослойная структура становится только тогда, когда она пронизана вертикальными отношениями и связями.


  • Разумеется, все эти слои нанизываются на индивидуальность политика, на личную уникальность.

У политика должна быть хорошо обоснованная картина мира, построенная на прочном онтологическом и философском фундаменте.

Он свободно владеет теориями общественных и экономических отношений в своей стране и в период своей активной политической деятельности.

Он легко оперирует идеологическими конструкциями, когда выступает оратором на публике, в парламенте, в суде.

Он уверенно играет свою роль на политической сцене, разумно и мужественно ведёт борьбу на арене.

Он сам владеет и распоряжается материальными ресурсами и пользуется инфраструктурными возможностями.

Он дружит с хорошими людьми, и держится подальше от плохих.

То есть, политик многостаночник, и швец, и жнец, и на дуде игрец.

А это не всем дано, не все так могут. Очень многие участники политической деятельности не любят философию и теорию. Другие не располагают никакими материальными ресурсами, и не умеют пользоваться инфраструктурными возможностями. У кого-то просто не склыдываются отношения с людьми.

То есть, такие "политики" не являются практиками, они частичные участники процесса, к ним применима категория "отчуждения", а именно - отчуждения от практики. И если такие личности выводятся в качестве исполнителей на политическую сцену, то они становятся марионетками в чужих руках. Ну, или просто плохо исполняют свою роль.

  • Второй вертикалью, пронизывающей все слои сверху до низу является организационно-деятельностная схема, или тактическая схема и план.

Тактическая или оргдеятельностная схема не просто пронизывает все слои от философских проблем до личных конфликтов и драк, но связывает и вбирает в себя содержание всех слоёв: мировоззрение, теорию, идеологию, риторические тексты, матчасть, дисциплину, квалификацию и личное мужество исполнителей.

Оргдеятельностная схема даёт возможность каждому определить своё место, позицию и роль в политике, как на арене политической борьбы, так и на политической сцене.

Но недостаточно определить и описать своё место в системе деятельности, необходимо ещё и самоопределиться в этом месте, в этой позиции, хорошо и достойно сыграть свою роль.

Далеко не все политики соответствуют своему месту в политической системе, не все должным образом играют свою роль.

Бывает так, что медиаперсоны и говорящие головы на политической сцене мнят себя стратегами, а потом оказываются слабыми и трусливыми в столкновениях и боях на арене.

Бывает, что политические боссы пренебрегают теорией, считают, что им достаточно только лозунгов, призывов и красивых слов.

Некоторые политики на словах в риторических выступлениях говорят одно, а на арене делают совершенно другое.

Для того, чтобы в стране была политическая практика (а не суета и политиканство), необходимы:

все горизонтальные слои всей системы (философия, теория, идеология, риторика, сцена, арена, матчасть, и человеческие отношения),

и необходимы обе вертикальные связки: Индивидуальность политика, (желательно яркая индивидуальность) и Оргдеятельностный тактический план, обязательно предъявляемый публично.

Ну, и необходимо помнить, что вся эта система политической деятельности погружена в социальную, культурную и экономическую среду.

Окружающая политическую систему среда накладывает свои требования на содержание всех слоёв, на индивидуальность политика и на все программы и планы, как тактические, так и стратегические.

Это не просто окружающая среда, как атмосфера или природный ландшафт, это то, что мы знаем и понимаем про эту среду. Это контекст и фон для размышлений политика, область определения для аналитика.

Политиком может стать только гражданин своей страны в своей стране, погружённый в социальною, культурную и экономическую среду, знающий и понимающий все контексты и фон. И ни один аналитик не может сказать и сформулировать что-то разумное и практичное, если не понимает контекста и фона, каким бы эрудированным и подкованным он ни был.