Николай Александрович Лейкин

Николай Александрович Лейкин

Telegram-канал «Чехов Пишет»

Русский писатель и журналист. Родился в 1841 г., оставил тело в 1906 г. Издавал юмористический еженедельник «Осколки» в Санкт-Петербурге. Как раз на его страницах появлялись первые рассказы молодого Чехова. Тогда Антон ещё скрывался под разнообразными псевдонимами, самый известный — «Антоша Чехонте».

Лейкин оставил след в литературе — «Юмористическое описание поѣздки супруговъ, Николая Ивановича и Глафиры Семеновны Ивановыхъ, въ Парижъ и обратно». Повесть 24 раза переиздавалась при жизни Лейкина, но царская цензура запретила переводить её на польский — чтобы не укреплять в Европе мифов о темноте и варварстве русских.

Повесть открывается так:

Переѣхали русскую границу. Показался прусскій орелъ, изображенный на щитѣ, прибитомъ къ столбу. Поѣздъ подъѣхалъ къ станціонному зданію. Русскіе кондукторы въ послѣдній разъ отворили двери вагоновъ. Послышалась нѣмецкая рѣчь. Стояли два откормленные нѣмца въ черныхъ военныхъ плащахъ съ множествомъ пуговицъ по правую и по лѣвую сторону груди и въ каскахъ со штыками. "Ейдкуненъ"! возгласилъ кто-то, проглатывая слова. Виднѣлись вывѣски со стрѣлами и съ надписями: "Herrn", "Damen". Пассажиры стали снимать съ полокъ ручной багажъ и начали выходить изъ вагоновъ. Въ числѣ ихъ были и молодой купецъ съ женой, купеческое происхожденіе котораго сказывалось въ каждой складкѣ, въ каждомъ движеніи, хотя онъ и былъ одѣтъ по послѣдней модѣ. Прежде всего онъ ударилъ себя ладонью по дну шляпы котелкомъ и сказалъ женѣ:
— Ну-съ, Глафира Семеновна, пріѣхали въ заграницу. Теперь слѣдуетъ намъ свое образованіе доказывать. Сажайте иностранныя слова! Сажайте безъ всякихъ стѣсненіевъ. Жарьте во всю.
  Молодая супруга, одѣтая тоже по послѣдней модѣ, смутилась и покраснѣла.
— А какая это земля? — спросила она.
— Знамо дѣло — Нѣметчина. Нѣмецъ всегда на границѣ стоитъ. Помимо нѣмца ни въ какую чужую землю не проѣдешь. Забирайте свою подушку-то. Мнѣ три не протащить сквозь двери. <...>

А заканчивается вот такой зарисовкой:

Еще минута. Послышался скрипъ и стукъ тормазовъ, и поѣздъ остановился.
-— Пріѣхали на русскую границу? Ну, слава Богу! — произнесла Глафира Семеновна и перекрестилась.
Перекрестился широкимъ крестомъ и Николай Ивановичъ.
Русскій говоръ уже слышался въ нѣсколькихъ мѣстахъ. Виднѣлись два столба: одинъ съ австрійскимъ гербомъ, другой съ русскимъ. Вбѣжалъ въ вагонъ носильщикъ и забралъ вещи супруговъ. Супруги вышли изъ вагона и пошли по платформѣ. Вотъ и станціонное зало. У дверей стоялъ бравый русскій жандармъ и отбиралъ паспорты.
-— Русскій человѣкъ! Настоящій русскій! Голубчикъ! воскликнулъ Николай Ивановичъ и отъ полноты чувствъ обнялъ жандарма.
Николай Лейкин в 1860-м