Наш Львов.

Наш Львов.

Макс

Бои за Львов немцы начали 12 сентября 1939 года, а 17 вышли к центру города...


Львов...

Вы же помните Львов, да?

Сердце нашей Западной Украины.

Повидавшие всё на свете булыжники мостовой, кривые улочки, Ратуша, Рынок...


Скажи мне, кто он тебе, Львов или Лемберг, и я скажу тебе, кто ты.


Я всё время думаю о нём, когда слышу бред про "двух агрессоров", про "две даты начала войны", про "разделили Польшу", и тд.


Ты им не Польша, Львов, и мне не по пути с теми, кому иначе.


Но как быть с другими?


Не с теми, кто идиот, и не может понять элементарных вещей, не с теми, кто на зарплате, и отрабатывает её.


Как быть с теми, кто просто не знает, не понимает, утонул в море пропаганды, захлебнулся в нём, потерял горизонт и не знает, чему верить?


С теми, кому уже прочли вслух пакт Молотова-Риббентроппа, договор о ненападении между Советским Союзом и Германией.

И не нашли там ничего зазорного.


С теми, кому прочли зачитанную ранним утром 22 июня 1941 года ноту Шуленбурга, германского посла в Москве, подробно излагающую, как именно вёл себя Советский Союз в отношении Третьего Рейха.


С теми, кому объяснили, наконец, что Союз никогда не обучал нацистских офицеров в своих училищах.


С теми, кому напомнили о гарантиях Польше, данных Англией и Францией.


С теми, кто понятия не имел, что план Вайс, план нападения на Польшу, был разработан немцами ещё в апреле 1939 года, и уж никак ни от чего не зависел.


С теми, кто не знал, что советско-японская война, в которой Союз единственным в мире встал на защиту Монголии, закончилась лишь 16 сентября 1939 года, а до этого, было совершенно не понятно, останется ли Халхин-Гол в прошлом, или полыхнет полномасштабной войной.


Как быть с теми, кто услышал это, и множество, бесконечное множество других фактов, всё равно теряется, гнется под напором лжи, растерянно тянет- нуу, я не знаю....


И я не знал, уже не знал, после нескольких лет бесконечных попыток, думаю порядком поднадоевших всем, и мне самому...


Но тут, совершенно неожиданно, мне на помощь пришел один парень.


Мы никогда не были знакомы, никогды не будем, и вряд ли стали бы друзьями.


Но нам и не нужно.


Знаете, что с ним произошло?


Я вам расскажу.


Он умер.


Казалось бы, ну умер, и чёрт с ним, не Бог же, на форму посмотрите.


Ан нет.


Вот это, достаточно юное создание, умерло во Львове.


Это похоронка.


Этот молодой немец был убит поляками в боях за Львов.


И знаете когда?


Там написано.


17 сентября 1939 года.


В тот самый день, когда войска Киевского Военного Округа перешли бывшую советско-польскую границу.


Объяснить, что это значит, или и так понятно?


Понятно, но я объясню.


Это значит, что немцы уже были во Львове.


Каждый раз, когда вы возмущаетесь или критикуете возвращение Западной Украины, вы утверждаете, что этот немец умер не зря.


Уверен, его руководство бы оценило.


Ждать дальше было невозможно.


Нужно было что то решать.


Или- или.


Или стоять, и отдать немцам Львов, и всю Западную Украину, Западную Белоруссию и тд.


Или идти вперед.


Пошли.


За Львов был бой.


Советские войска вели бой во Львове с вошедшими туда немецкими войсками, с артиллерией, убитыми, подбитой бронетехникой.


Советский Союз был готов идти до конца.


Германия не была готова, к счастью.


Немцы ушли из Львова.

Ушли из многих мест, ушли с Западной Украины и Западной Белоруссии, ушли из Виленского края.


Видели фото, где советские и немецкие офицеры смотрят карту?

Нет, они ничего не делят, как вам много раз врали, у нас ничего общего не было и делить было нечего.


Они согласовывают отход немецких войск с Западных Украины и Белоруссии, занятых ими к 17 сентября 1939 года.


Как отходят колонны немцев, на какой высоте и на какую глубину над ними может летать авиация, и тд.


Понимаете, это совсем не новость.


Ни на вчера, ни на сегодня, ни на 70 лет назад.


Просто пропаганда призвана заменить правду враньем, а вранье услышать и узнать всегда проще.


И всё бы хорошо и гладко, но куда труп девать? Труп молодого немца, так некстати для нынешних фальсификаторов, погибшего в боях за Львов.


Читайте, думайте, Львов наш, мы уже никуда не спешим.


И немец этот нам уже ничем не помешает.


Никто не помешает, если мы сами этого не захотим.