Мы в Фонде массмедиа вместе с журналистским сообществом следим за двумя резонансными случаями, которые объединяет одна тема: «Женщины в беде».

Мы в Фонде массмедиа вместе с журналистским сообществом следим за двумя резонансными случаями, которые объединяет одна тема: «Женщины в беде».

https://t.me/SShMirziyoyeva

Друзья!

Мы в Фонде массмедиа вместе с журналистским сообществом следим за двумя резонансными случаями, которые объединяет одна тема: «Женщины в беде».

Для меня, как для женщины, матери и члена комиссии по гендерному равенству, это очень важно.


Первый случай касается главного инфекциониста Ташкентской области Гульжахон Юлдашевой.

https://kun.uz/news/2020/09/29/toshkent-viloyati-bosh-infeksionisti-ishi-uni-qamoqqa-olish-kimga-kerak-bolib-qoldi

Ни в коей мере не хочу оценивать правомерность или неправомерность предъявленных ей обвинений, это абсолютная компетенция суда. Но хочу обратить ваше внимание на то, что мать шестерых детей, младшему из которых исполнилось всего два годика, до суда содержится в тюрьме. Наше законодательство, как и законодательства других развитых стран, содержит чуть больше послаблений для женщин, чем для мужчин. Смягчающими обстоятельствами могут быть беременность или наличие несовершеннолетних детей. И это гуманно. Почему же в случае с Гульжахон закон настолько суров и строг? Можно ли сбежать с шестью детьми так, чтобы тебя не нашли? Неужели арест до суда — единственная мера пресечения, которая устроила наших правоохранителей? Что мешает использовать другую меру, предусмотренную уголовно-процессуальным законодательством?

Содержание под стражей — это сильный стресс и ломка личности. Особенно, когда у тебя дома маленькие дети. Убедительно прошу прокуратуру Ташкентской области пересмотреть своё решение.

Второй страшный случай — самосожжение Гуландом Дедабаевой в Намангане.

https://www.gazeta.uz/ru/2020/10/02/arson/

У неё осталась мама и двое детей. Женщины стали жертвой мошенницы, продавшей им чужой дом, и за это преступление севшей в тюрьму. Имущество потребовал истинный владелец, а женщин суд постановил выселить. Вместе с детьми.

Я прекрасно понимаю отчаяние этой женщины, которая пошла на такие страшные меры. И считаю, что наше законодательство в этом плане несовершенно. Её случай не единственный, когда люди попадают в лапы мошенников, лишаются жилья и буквально остаются на улице. Мошенники могут сесть в тюрьму, но деньги возвращают единицы. И в этом случае, с моей точки зрения, мошенники должны нести ответственность перед государством, стать государственными должниками, а государство должно помогать таким людям выбраться из беды.

Можно, конечно, сказать, что люди сами виноваты, слишком доверчивы и легковерны. Но доля вины государства в этом есть всегда. Откуда деревенским женщинам знать все юридические тонкости? Кто научил их всё проверять и никому не доверять? Как получилось, что сделку узаконил официальный нотариус?

Эти вопросы надо задавать до того, как случаются трагедии. Каждый такой случай требует долгого и серьёзного разбирательства. И всегда надо учитывать детей! Они ни в чём не виноваты, но несут наказание вместе со взрослыми.

Мне бы очень хотелось, чтобы депутаты вынесли на обсуждение эти вопросы, усилили бы социальную защиту в отношении обманутых людей, попавших в безвыходное положение. Не должно быть так, чтобы идти было некуда.

https://t.me/SShMirziyoyeva